Форум Мозенрата в Стране Черных Песков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Мозенрата в Стране Черных Песков » Фанфики » Похождения "Других"


Похождения "Других"

Сообщений 81 страница 100 из 112

81

Глава 22. Не прощаясь.

                          ***
  Видимо, я и правда дура... Как можно было думать, что он меня полюбит… Он же… Он Мозенрат. Разговоры из вежливости… Да, издевательски вежлив… На него это похоже… Зачем же было так…
  За это время я до боли привыкла к тому, что он рядом. Насмешки не воспринимались всерьёз, а до большего и не доходило… Он стал частью семьи… И частью меня. Наверное, из-за таких людей и не хочется менять дом… Жизнь… Свой мир… Внезапно. По другому и не скажешь.

  Мы сгрузили в шар свои пожитки. Не густо, но и не пусто… Как всегда…
  Лучше бы тогда, два года назад, меня не затащили в Гильдию, из которой я вышла «запасным агентом среднего класса»! Шар медленно поднимался в воздух…

                          ***
  Перед стражами Фобиуса предстал Мозенрат.  Ксерксес удобно устроился на плечах хозяина, а Сирокко смерчем вился вокруг. Прежде, чем охрана успела опомниться маг вскочил на ветрошакала и они взмыли вверх, не обращая внимания на крики и ругательства, доносившиеся с земли.

  - УШЁЛ?! Да как вы… Сонное царство!
   Полетевший в сторону кинжал чуть не задел одного из стражников. Дисгармония рвала и метала!
  - ЧТОО за светопредставление?!
  - Да они!.. Да я!.. Да он!.. Бездельники!
  - Действительно… Хорош! А красиво–то как! Никто и пикнуть не успел…
  - И вы считаете?!.
  - Считаю! Считаю, что он очень умён!.. Подаёт надежды…
  - ОН?! Член Гильдии?!
  - Лиха беда начало!..
  Неона и не представляла, как была права…

  Навязчивая прохлада высоты заставила волшебника закутаться в плащ.  Мозенрат и не сомневался в том, что Сирокко догонит шар и его пассажиров.
  Ксерксес робко выглянул из-под плаща хозяина. Как же тяжело постоянно следить, чтобы твой подопечный не заварил такой каши, которую все Советы Старейшин этого мира не расхлебают… Да, фамильяр с грустью замечал, как постарел  за годы, проведённые в этом теле…

                                            ***
  Я снова уставилась вниз. Сколько раз мне говорили, что я рано или поздно свалюсь, что это глупо, что я подаю плохой пример младшей сестре… Но другого занятия, особенно при таком раскладе, я найти себе не могла. Хелена мирно спит на дне корзины, так что, плохой пример подавать некому.
  - Всё время забываю… - Джули со вздохом щёлкнула пальцами.
   Краска на шаре рассыпалась, словно раскололась, а осколки разлетелись яркими бабочками. Летательный аппарат почти слился с облаками.
  - Тебе бы в театре…
  - Проехали.

Я мысленно себя одёрнула. Нельзя ныть при всех. Даже подсознательно.

                                            ***
    - Чьи это глупые шутки?! – стиснув зубы прорычал Мозенрат.
Шара будто и не было вовсе. Как такая махина могла за пятнадцать минут раствориться в воздухе?!. Наконец волшебник заметил деревянную гондолу (полировали её только вчера). Мозенрат давно заметил, что это была не корзина…  Но сейчас не об этом. Надо держаться поодаль – лишние подозрения не к чему.

                                        ***
   - Да откуда этот… - Джули переставала справляться с управлением, - Ужасный… Ветер!
  Мы с папой поспешили ей на помощь. Паруса действительно почти не слушались: ветер трепал их, как ему вздумается. Паруса было два – по бокам шара. Обычно это помогало в управлении, но сейчас от них не было никакого толку. Слава Высшему, что ураган попутный.

                                       ***
  - Злись, злись! Ещё спасибо мне скажешь за экспресс!
  Волшебник упивался своим превосходством. Надо же как-то насолить лисе, которая столь пренебрежительно к нему относится!
  - Конечно, нельзя, чтобы они разбились… Они мои единственные проводники… Но неспешной прогулки не обещаю точно!

  Но в этот момент маг почувствовал сопротивление. Вполне приличное магическое сопротивление. Мало того, что теперь Джулиэтта заправски вела шар сквозь облака. Направленная магия – знак.  А переводится этот знак как «я тебя вижу». Ведь любому волшебнику, даже самому недоученному, необходимо знать против кого он борется.

                                          ***
   Я до сих пор не могу понять, показалось ли мне это странным… С одной стороны, это совершенно не похоже на Мозенрата, властителя Чёрных Песков,  чьим именем пугают детей Аграбы. С другой стороны, это как раз тот Мозенрат, с которым знакома я – совершенно потерявшийся в своём прошлом человек, не понимающий, что он делает.

  Кажется, бешеный ветер был не просто развлечением избалованного мальчишки. К заходу солнца мы были на месте. Шар мягко коснулся земли. Вот он. Буян. Остров легенд.

0

82

после долгого отсуствия рада что фики по мозу еще пишутся. и пусть мери сью + караганда и тпд) рада. сама  так начинала))) ща канон для меня более важен) фик хороший

0

83

Спасибо.) На самом деле это что-то вроде эксперимента. Первая относительно "серьёзная" проба пера.) На самом деле хочется, чтобы получилось не слишком в традициях Мери Сью.

Сейчас я отцениваю это, как написанное про подростков ( по сути-то им где-то 16 и 19 лет ). "Караганда" - попытка изобразить какой-никакой путь самоосознания (кстати, это не последняя "Караганда" в этом фике))). И да, я почему-то до сих пор уверена, что так бывает.)

P.S. Просто высказалась.)

0

84

Глава 23. Место Силы.

                        ***
  Странные, незнакомые запахи наполняли всё вокруг. Маг решил, что легче отпустить Сирокко изучать окрестности, чем постоянно подтаскивать его к себе. Признаться честно, волшебника немного обескуражило любопытство ветряного шакала. Но Мозенрат тут же забыл об этом.
  Те места Силы, где он бывал (или, по крайней мере, пытался побывать), выглядели совершенно иначе. Чаще всего это были величественные храмы с Источником внутри. Светлые или тёмные, места Силы всегда охраняли полчища стражей – люди, духи, монстры или машины, они день и ночь прочёсывали всё вокруг в поисках незваных гостей.
  Здесь же было слышно лишь пение птиц и журчание воды. А деревья… Столько деревьев, при том отдалённо знакомых лишь по книгам из библиотеки Дестана, маг никогда не видел. Между стволами виднелись лучи заходящего солнца размером с монету, раскалённого до красна. Да, закаты здесь совсем другие… Всё другое. Всё по-другому.

  - Даже не буду спрашивать, как ты здесь оказался…
  Мозенрат вздрогнул. Тёплая рука с крупными пальцами легла чуть ниже плеча. Нет, Саура смотрела не мимо него. Она не смотрела и в глаза волшебника. Она будто немного задевала взглядом самые глубокие, основные струны души. Странно…
  - О какой Силе говорила твоя…сестра?
  - Увидишь. Пожалуй, это и в самом деле правильное место для такого времени…
  - «Такого»? Какого?
  - Ты тоже не знаешь? Значит, пока безымянного.

  Необычайно мощный порыв ветра снёс тюрбан с головы Мозенрата. Сирокко пронёсся над верхушками деревьев, подхватил налету головной убор и поспешил скрыться за спиной мага. На Крерксеса, только что осмелившегося высунуть нос из-под плаща Мозенрата обрушился сшибленный внезапным ураганом  рыжий зверёк.
- Тссссс!!! – только и успела шикнуть Саура.
  Мозенрат хотел было ответить на такую наглость, но…

        Лес затих. Вековые дубы и сосны словно расступились.

    На чёрной рыси восседала Ведьма. Да, сомнений не было, эта женщина – Ведающая Мать. Она была пряма и горда, но морщины и седина непомерно густых и длинных волос выдавали её возраст. Ведьма оглядела своих гостей озёрно-синими глазами.
  - Здрава будешь, Матушка-Берегиня. Пришли мы к тебе за миром да советом, ты уж не серчай, - Керлед и все остальные поклонились (Мозенрат давно уяснил, что с Хранителями шутить опасно).
  - Здравы будете, гости дорогие, и телом, и духом. Ведаю, кто вы, ведаю, зачем пожаловали. Не потревожу вас без надобности, да и вы без дела меня не тревожьте.
  Берегиня удалилась вглубь леса.

  - Ну, и кто она?!
  - Баба Яга. Йогиня. Она ооочень древняя. Сразу предупреждаю: если ввяжешься в битву против неё, твои шансы равны нулю.
  - Это я и без тебя понял… А жаль…
  - Но это ведь не значит, что ты уйдёшь ни с чем. Йогиня – не простая Хранительница.
  - Ты о чём?
  - Увидишь. А сейчас надо позаботиться о том, чтобы тебя не обнаружили… Сестра крайне настороженно относится к незнакомым людям… Ну, или почти незнакомым…

                                      ***
  Джули живёт недалеко то деревни. В местных домах укромное место найти несложно: те же чердаки или нижние уровни подвалов… Иногда там заводятся призраки… С секретностью проблем не будет.

  Через лес шли недолго. Не прошло и получаса, а над деревьями уже показался дым, клубами валивший из труб.

  Дом сестры – далеко не самый большой, но места хватило всем. Мозенрата со зверинцем конспирировать будем на чердаке. Барсик возмущался, но в конце концов подвинулся. Я предпочла не выслушивать перебранку кота с волшебником целиком.

  Роса ещё не высохла. Солнце вставало до странного медленно. В деревне уже пропели петухи, и жизнь текла своим чередом. Предчувствие того, что мы скоро на собственных шкурах и душевном здоровье прочувствуем, зачем здесь очутились, сидело где-то в глубине моего существа и выметаться не собиралось…
  Папа с сестрой суетились, ища, куда деть древнюю супницу, которая последние несколько лет использовалась в качестве вазы. Хелена проснулась и теперь бегала по избе с радостными возгласами. На секунду я усомнилась в реальности происходящего. Действительно, больше похоже на сон: мы в доме у Джули, где-то непонятно где бродят статукты, которые могут в любой момент нас найти, а на чердаке сидит псих, к которому у меня личные чувства, со зверинцем… А соседство Берегини ну прямо кричит о том, что всё это неспроста.

                                          ***
   Хотя конфликт с котом был давно улажен путём взаимного бойкота, Мозенрат не находил себе места. На душе снова что-то царапалось.

  Воспоминания… Как часто маг пытался сжечь их в пожаре собственного безумия, но, несмотря ни на что, тяжёлые думы прорастали сквозь пепел. Подумать только – в глазах народа Чёрных Песков он за секунду превратился из везучего ученика волшебника в страшного тирана... Но почему понимание этого пришло только сейчас?
 
  Страх. Всепоглощающая паранойя. Постоянное «они узнают, они найдут, они будут мстить» в голове. Как же это достало за долгие три года! Слабак… Ты сделал выбор, но решила всё нелепая случайность. Чего ты снова испугался? Он просто хотел забрать перчатку. Ведь уже тогда было больно… И, подумать только, он простил! Более того, защищал тебя перед министрами до конца!

  Выйти развеяться, к великому сожалению Мозенрата, можно было только через окно. И это при том, что Сирокко мотается невесть где, а антиграв кончился! Благо,  прыгать невысоко… Но приземляться больно. Ах, да, он же так и не научился превращаться в птицу… Досадное упущение, расцененное Дестаном как отличный повод для шуток.

  Лес оказался шелестящим морем, постоянно меняющимся и остающимся неизменным. Этим он походил на пустыню, только дышалось легче. Деревня… Надо уйти подальше. Авось никто и не увидит.

  Мозенрат всё шёл и шёл. Шёл и шёл. Не было нужды оглядываться. Маг не замечал, как его шаги становятся резкими и нервными, а тяжёлые думы, словно тот самый Дым, снова вползают в голову.

  Тени становились всё длиннее и длиннее, а солнце уже коснулось горизонта. Волшебник наконец обернулся. Не было видно даже печного дыма. Мозенрат открыл для себя ещё одно сходство леса и пустыни: заблудиться до безобразия легко.
  -Ну, здравствуй, молодец. Леший тебя не путал, зелье не морочило, сам пришёл. Зачем пожаловал?

+1

85

на самом интересном месте)))

+1

86

Глава 24. Озеро Берегини. Ворон.

  Перед магом предстала Яга. На этот раз чёрная рысь стояла по правую руку от неё, чуть поодаль. Волшебник поспешно поклонился.
  - Приветствую тебя, Берегиня. Думал я, что в лесу заплутал, да видно неспроста ты мне явилась, - язык Рысичей не был нов для Мозенрата: всю жизнь он общался на нём с матерью, чтобы случайные прохожие не разобрали разговора.
  - Вели тебя дух Ворона да сердце тяжёлое. Отвечу я на вопросы твои. Иди за мной.

  В темноте лес казался ещё более живым. Стуки, скрипы, шорохи повсюду…

  - С братом помирись.
  Эти слова прозвучали для мага громом среди ясного неба. Никто, ни одна живая душа не должна была этого узнать!
  - Вижу я Род твой, вижу, что было. Тебе теперь решать, что будет.

  Поляна. Озеро. У озера странная изба, будто на курьих ногах, вросших в землю.

  - Говори. Вижу я, что ты делаешь, да не вижу, что ты чувствуешь.
  - Она давно ему нравилась… Наверное, ей хотелось забыться… Но хватило и одного раза.  А через несколько лет они уехали, ничего не сказав.
  - Почему?
  - Приёмная мать Мартыш… то есть Аладдина… Она не плохая, но всю жизнь боялась колдунов. Она не хотела, чтобы её сын был таким, как мы. Подействовало.
  - Что же значит «убить Аладдина»?
  - Убить ТОГО Аладдина! Того, кто не понимает, зачем я это делаю! Он знает, кто он! С нашей первой аграбской встречи! Он назвал маму чудовищем! Я надеялся что-то изменить!

  Молчание. Тяжёлое, липкое, не дающее дышать.

  - А Ирбис сбежал! Я остался один! Мама с головой погрузилась в свои опыты… А через полгода дядя меня забрал. Он почти сумасшедший, но и самый мудрый из тех, кого я тогда знал…
  - Видала я чёрные души, да ты другой. В Дыму заблудший, да Дыма не вдохнувший. Редки такие сейчас. Крепко узлы связаны, но можешь ты их распутать. Помогу я тебе советом да знанием. Дальше острова этого силы мои прямо не идут, уйду за круг – стану немощной… Да не о том сейчас. Слушай.  Не обделённый ты и не ошибившийся. Смог ты сердце своё услышать и душу живую на вечном Перепутье не оставить. В этом сила твоя. Слугой тьмы не быть тебе. Только помни теперь: злом от зла не отгородишься и не спасёшь ни себя, ни другого кого. Помни и то, что души все родны друг другу. Нет среди них неправильных, но есть больные. А есть и такие, которым смерть – лучшее снадобье, - Яга на секунду замолчала, - Ты – Ворон. Можешь ты слышать миры нижние и призраков блуждающих. Сила твоя в Слове, да следить надобно, чтобы Слово чушью не обратилось. Теперь же подойди к Озеру, воды испей.

  Мозенрат сделал шаг, но остановился, как только увидел своё отражение.

  - Что это?
  - Это ты. Без этой оболочки. Испей, не страшись.
  - Я и не страшусь…

  Маг ещё раз взглянул на отражение. Да, ничего ужасного. Даже красиво. Вода сперва показалась обычной, но на самом деле она была на редкость чистой и прозрачной. Умение подмечать детали проявилось у Мозенрата совсем недавно.

  Ночь в лесу такая же яркая, как в пустыне. Разве что чуть холоднее… Волшебник твёрдо решил обзавестись наконец тёплыми вещами. Некромант Светлой стороны? Чушь! Значит, ни то, ни другое? Было. Захват мира… Не актуально. Ещё никто не научился подчинять души силой. Ты думал, ты будешь первым? Смешно. Перерасти себя – смешно… Перерасти своё безумие – невозможно. Ты до сих пор дышишь тем, чтобы освободиться от них. Навсегда. Вырвать себе покой, а не передышку. Вечный покой… Всё же не лучший конец… При этом ты даже не знаешь, где их искать… Ни единой точки опоры! И так все эти долгие… Три… Года…

  Аладдин сказал, что никогда в жизни не станет колдуном! И это именно тогда, когда он был нужен больше всего! Что ж, однажды он всё же воспользовался своим Даром. Правда после этого – клетка и увлекательный полёт над пустыней без всяких средств к существованию.
  - Что ж, мне не привыкать!

  Саура… Мечтатель-лунатик! Но что-то в ней плотно приковало лунатизм к реальности. Одно, кажется, не существует без другого. Разговоры… Все до единого… Она всегда говорит больше, чем надо… Ей всегда говоришь больше, чем надо… Странные мысли, странные повадки, странное семейство… Находка для психиатра. Находки…

  Всезнание Берегини немного пугало. Хотя, хранители всегда странные и загадочные.

  Пора бы уже и вернуться. Светает

+1

87

Глава 25. Отступление.

   Ксерксес в ответе за Мозенрата. Странно, что лишь летающий угорь не стал осуждать непутёвого мага в минуту краха, и благодаря этому остался его настоящим другом. Может, это особенность летающих угрей? Что ж, если единственный на всём свете летающий угорь таков, то это правда.

  Ксерксес помог Мозенрату не сойти с ума от одиночества… Хотя, было много других поводов сойти с ума. Паранойя, поиск артефактов-жертв, совесть… Разногласия с совестью - вечная проблема тёмных магов. И тех, кто хочет считаться таковыми.  Он меняется быстрее своих желаний… Взрослеет… А может и с ума сходит… Кто их разберёт. А Ксерксес не меняется… Ксерксес не меняется, хотя при своих телесных семнадцати, фактически ему двадцать восемь, а приключений хватит на все пятьдесят! Что за наваждение… А может и вправду наваждение? Может не было всего этого цирка со злодеями, героями, министерствами и прочей чепухой, он сейчас проснётся у себя дома, в комнату снова влетит запыхавшийся восьмилетний мальчишка, который опять «ничего не трогал» в лаборатории отца… Угорь попробовал укусить себя за хвост, хотя давно уже знал, что это не сработает. Сны нелогичны, а здесь всё как по сценарию: Мозенрат натворил, а Ксерксес… Ксерксес – либо привыкай, либо разгребай.

  Привыкнуть пришлось ко многому. К вспышкам ярости в том числе. Маг как-то очень быстро сообразил, что угрю ничего не сделается – хоть узлы из него вяжи. Значит, на Ксерксесе можно вымещать злость по любому поводу. А поводов в последнее время было немало… Все эти неудачи, предшествующие им бессонные недели в лаборатории… Это выматывает душу, и тело начинает действовать само по себе.

  На самом деле угорь был далеко не безответной жертвой. Часто он не выдерживал и кусал своего хозяина. Ксерксес мог, конечно, и током ударить, чтобы неповадно было… Но это совсем уж на крайний случай.
 
  Перед глазами угря снова возник Мозенрат, стоящий посреди тронного зала и отрешённо разглядывающий алые капли крови на своей фарфорово-белой ладони. После такого маг и его питомец обычно не разговаривали неделю, а потом просто делали вид, что ничего не произошло.

  Сейчас волшебник стал намного спокойнее, чем раньше. Стал спокойнее и Ксерксес. Ведь теперь Мозенрат получил одно очень ценное, тайное знание, доступное всем. Понимание того, что всё поправимо. И это поведало магу сумасшедшее существо, ворвавшееся в его дом посреди ночи.

  Теперь не только Ксерксес в ответе за Мозенрата.

  Правильно говорят, что «…мы в ответе за тех, кого приручили…», будь то летающий угорь с туманным прошлым, вечно смеющаяся агентесса с карандашом в руках и королевскими корнями или юный маг, который так и не смог стать тёмным.

+1

88

Глава 26. Обучение окончено.

Мокрый от росы и окончательно продрогший, Мозенрат наконец вышел к дому. Несмотря на лето, земля слабо прогревалась за день: огромные лапы елей заслоняли её от солнца. Саура стояла на пороге, под фонарём.
- Ну, и где пламенные приветствия с охами и ахами? Где крики о том, что ты меня обыскалась?
- Это лес Берегини. Сюда только по воздуху или по приглашению попасть можно. В небе только луна со звёздами, так что бояться нечего.
- А звери?!
- Звери на гостей кидаться не будут. И к тому же твой Сирокко похлеще любого лесного зверя веселится.

Воцарилась отстранённая тишина.

- Мой разум меня не простит
   За то, что не стала я слушать
   Все умные предупрежденья,
   Что мне бесконечно твердят.

   И правда, зачем же теперь
   Я снова развесила уши?
   Как будто вновь стала одной из
   Беспомощных, глупых котят.

   Как странно. Я всё понимаю.
   Ведь жизнь – не одна только радость.
   Но я не хочу, чтобы липли
   Ко мне злость, тоска и печаль.

   Забавно, я всё ещё верю,
   Что в мире надежда осталась,
   И есть она в каждом, по сути,
   Но спряталась ловко, а жаль.

Средь мысленного сумбура
Разум кричит: «Дура!»
Словно карикатуру,
Мысли мои рисует.
Но я не хочу не верить,
И предрассудками мерить
Сложную жизнь чужую.
Странную, но другую.

Волшебнику не захотелось удивляться. Сейчас стихосложение, стихопрочтение и всё, что хоть как-то связано с песнями как нельзя кстати.

Девушка ушла в дом. Скоро рассвет. Пора бы уже и поспать… Но маг привык к еженощным путешествиям туда-непонятно-куда в поисках артефактов, поэтому  не замечал усталости. Просить оставить дверь открытой не было смысла: не будут же Керлед, Саура, Джулиэтта, Барс и тем более Ксерксес отсиживаться дома весь день. Хотя, если честно, Мозенрат просто давно разучился просить. Что за зелёные огни в небе?.. Метеор. Или просто бред…

  ***
Я не проспала и часа.  Глубокий, эхом отдающийся в сознании голос вырвал меня из мира снов.
- Чужаки. Они забрали его.

В секунду я оказалась на улице. Но никого уже не было. Вернее, были все, кроме Мозенрата. И эти «все» сейчас, ничего не подозревая, спали.
- От недругов из мира нижнего остров океан защищает, От тех, кто меж небом и землёй бродит, морок защитить может, но от тех, кто летать научился, сложнее огородиться. Прости меня, девица. Недосмотрела, не уберегла Ворона, хоть и силы, и власть на то имела.
- Не кори себя, Матушка-Берегиня, от такого врага уберечься непросто.

Чёрные круги выжженной травы не оставляли никаких сомнений – здесь побывали статукты.
- Но… Как?!
- След он за собой сильный оставил. Колдун он и впрямь искусный, да любит силой своей похвалиться. А сила – что печать. Поставить легко, смыть сложно. Повезло и тебе, и твоей семье. Потехой своей с ветром волшебным начисто он все ваши следы перекрыл, потому и не нашли вас гости незваные.
- Так что же… Теперь надо сестёр с папой будить!..
- Не торопись, девица. Подумай. Скажешь ты им, что пропал Ворон. Да они ведь и не знают, что был он здесь. Скажешь ты им, что был, так они в Министерство пойдут. А ведь знаешь ты, что там дела быстро не делаются. Отец твой, как узнает, кто были гости незваные, так сразу на подвиг отправится, а вам с сёстрами велит дома сидеть. Сестра старшая у тебя ответственная, отца не ослушается и вам в беду попасть не даст. А что с отцом вашим станется – неизвестно. Ведь не умеет он хитрить да обманывать, а силой такого врага не одолеть. Потом и у наставницы твоей терпение кончится, и пойдёт она выручать всех против министерской воли. Может и выручит, а может нет, да после кара её ждёт за ослушание. А Министерство на кары изобретательно… Придётся тебе самой в путь отправляться, а за тобой, дело ясное, и вся семья твоя отправится. Но это потом.
- Я?! Да я же… Ничего не умею почти. И агентом-то стала только из-за набора новой группы… Разве что мечом драться немного умею… Но учили-то всего два года! А настоящие агенты лет по двадцать учатся… Я… Совершенно. Не. Знаю. Что. Делать!
- Знаешь. Ты всё знаешь, да не знаешь, справишься ли. Справишься. Учителя у тебя хорошие. Но сейчас не только знать, делать пора.
- Одна ли я в путь отправиться должна, Матушка-Берегиня?
- Не одна. Будут с тобой дух ветра, два советчика, две мартышки, да одна сестра, не по отцу, но по крови королевской, - Яга улыбнулась.

Сирокко уже сидел поодаль, дружелюбно виляя хвостом. Барс спрыгнул с подоконника, на котором до сих пор возлежал, и подошёл ко мне. Ксерксес с самого начала был здесь и слышал каждое слово Яги.
- В Аграбу отправляйтесь. Там остальных найдёте.
- Мартышка… Аладдин? Он разве согласится?
- Согласится. Много тебе Ворон рассказал, да не всё.

  Сборы прошли незаметно. Агентская форма – отличные доспехи, меч пришлось позаимствовать у папы, провианта на несколько дней должно хватить. Странно… Вроде в «бездонной» сумке вещей – всего-ничего, а она тяжелее, чем обычно… Никто не разбужен. Записка оставлена.

Мелкое зверьё уже с комфортом разместилось на Сирокко. Как обычно, в последний момент я вспомнила самое важное.
- Матушка-Берегиня, а не видала ли ты, куда противники мои направились?
- Сама не видала, да есть у меня клубочек путеводный. Любой след возьмёт, к кому угодно приведёт. Дам я его тебе, да смотри, клубочек верни, а за ним сама возвращайся.
- Спасибо!!!

Слово благодарности я прокричала уже после того, как Сирокко взлетел. В ушах свистел ветер… Может, стоило захватить шапку? Хотя, Сейчас это не так важно.
- Клубочек путеводный, будь другом, покажи дорогу до Аграбы.

Артефакт, казалось, заждался моей просьбы о помощи. Он вырвался из рук и умчался куда-то вперёд, оставляя за собой оранжевый хвост, словно комета.

Ну что ж, учение окончено, начинается бой.

Отредактировано Ира (2015-01-27 11:34:09)

0

89

ох 4:48!)))

+1

90

Я неделю назад обещала продолжение, так что меня подгоняли весьма.)

0

91

похвально)

+1

92

Глава 27. Две мартышки.

Аграба – место, где приличному агенту лучше не появляться. Люди там уж больно подозрительные. Но я – не самая приличная из всех агентов, так что ничего противозаконного не делаю. После Буяна тут невыносимо жарко! В шерсти Сирокко будет целый вагон песка, когда мы приземлимся… Определённо надо было захватить шапку!

Снижаемся. После долгого полёта над пустыней рассматривать людей вдвойне интересно. Несмотря на то, что город выстроен рядом с отделом Министерства, влияние традиций,  может и предрассудков, здесь очень сильно. Магической техникой, конечно, никто не пользуется. Боятся, хотя с ними уже много раз проводили просветительские работы. Министерство «побуждало народ к содействию». Конечно, легче, когда половину работы сделает кот-то другой. Но боятся. Телефон в покоях султана, работающий на магии*, в народе прозвали «аццкой машиной»…

Дворцовый сад – единственный островок зелени в этом песочном царстве… Я уже говорила, что вспоминаю об очевидных мелких неприятностях в самый последний момент? Да, теперь я забыла подумать о том, как обитатели дворца воспримут Сирокко…

***

В Аладдина с разгону врезался Яго.
- Шакал! Он снова здесь!
- Яго, успокойся. Какой шакал?
- Да какой! Фи-о-ле-то-вый! Собачка Мозенрата! Сирокко!
- Как?! Он же…
- Он же-он же! А теперь не же! Иди, спасай вселенную!

Попугай что есть духу улепётывал вглубь дворца, а Аладдин выбежал к фонтану. Порыв ветра чуть не сбил юношу с ног. Перед дворцом и вправду приземлился Сирокко.

С шакала спрыгнула русоволосая девушка плотного телосложения… С хвостом?!
- Что тебе здесь нужно?
- Министерство Магии. Необходимо подкрепление для выполнения задания.
- Что… Опять?! Чего же вам ещё тут понадобилось?

Аладдин, видимо, пытался успокоиться изо всех своих аладдиновских сил, но получалось это у него… Проще говоря, не получалось. Понимаю, нас всех уже порядком достали акции типа: «Возьми одну магическую ерунду и получи в подарок другую магическую ерунду. И ничего, что ты не профессиональный маг и пользоваться этим не умеешь. И ничего, что противоградный зонтик нужен тебе, как корове седло…» Министерские и тут умудрились мне насолить…
- Нет, это не очередная просветительская акция.
- Оу. А всё же? Что тебя сюда привело? И откуда шакал? – герой заметно смягчился.
- Сирокко – из самого загашного загашника Министерства. А прилетели мы… Короче говоря, тут самая настоящая спасательная миссия.

Из моей сумки медленно выплыл Ксерксес, щурясь от яркого солнечного света. Аладдин снова ощетинился.
- Что он тут делает?!
- Что, однако, за люди? Пугаются маленькой рыбёшки, об которую даже зубы стирать не стоит! – сидевший всё это время к меня на плече Барсик скептически вздохнул.
- Мозенрата похитили. Статукты.

Аладдин знал о статуктах столько же, сколько все мы. Эта угроза обсуждалась с правительством Аграбы. Но никто и представить не мог, что захватчики решатся действовать в открытую. Обычно они работают через «пешек» - людей, которым промывают мозги. Но что случится, если «пешка» откажется от своей пешечной роли? Этого никто не знал. И вот, оказалось, что такой случай – особенный из особенных. Настолько особенный, что можно пренебречь безопасным положением на орбите какой-нибудь не самой далёкой планеты.

Юноша заметно посерьёзнел.
- Когда летим?
- Можно прямо сейчас.
- Сейчас же.
- Сейчас же что?

К нам приближалась рассерженная Жасмин. В её планы явно не входили перелёты непонятно куда непонятно зачем.
- Ты же знаешь, как мне всё это надоело! Все эти полёты, погони, приключения… Неужели нельзя хоть неделю пожить спокойно!
- Но ведь Мозенрат…
- Пусть твой сумасшедший брат сам разбирается со своими неудачными экспериментами!
- Жасмин! Прекрати так о нём говорить!
- Брат! Так вот что за секрет!

Спорщики как по команде обернулись на меня. Пауза неприлично затянулась…
- А это ещё кто?!
- Саура Керледиа Фахитониа Санниус, запасной агент Министерства Магии. Прибыла за подкреплением для выполнения задания.
- Аладдин с вами никуда не полетит. Если хотите, возьмите в помощь стражников. Они сильные и… Сильные.
- Жасмин, что ты говоришь? Так нельзя! Там статукты. Это вопрос жизни и смерти.

Принцесса задумалась. Она, кажется, и сама поняла, что Мозенрату несдобровать, встреться он со стражей султана. С другой стороны, лететь в одиночку, или даже вдвоём, опасно…
- Ладно. Но я с вами. И не надейтесь меня отговорить! Папа поймёт…
- Да никто, собственно, и не собирался. Так даже веселее. Только… Тебе придётся надеть что-то… Понадёжнее.

Через полчаса Сирокко, уже с большим числом пассажиров, снова летел над пустыней.

Аладдин нервничал, хоть и пытался казаться спокойным. Жасмин то и дело поправляла капюшон, который раз за тазом срывал ветер. Барс дремал у меня на плече (и как только держится), Ксерксес из сумки больше не показывался. Абу, предвкушая приключение, скакал по ветрошакалу, цепляясь за шерсть. Сирокко терпел из последних сил… А я? Я ничего… Я думаю. И как это могло случиться? Хотя, всё логично. Я снова вляпалась в приключение.

Примечание:
*Технологии у магов развиваются гораздо быстрее из-за наличия источника энергии (собственно магии).

+1

93

Глава 28. Туман Белого Берега.

Уже давно наступила ночь. А мы всё летели, летели и летели. В темноте не видно земли. Казалось, что мы движемся куда-то в бесконечность. Загипнотизированные немой красотой ночной пустыни, Жасмин, Аладдин и наша живность давно уснули. Странно, они даже Коврика не взяли. Хорошо, что Сирокко большой, на нём все уместились. И ещё хорошо, что ветряные шакалы редко спят. Зато когда уснут… А вот мне не спалось. Почему Яга сказала, что против статуктов надо идти таким маленьким отрядом? Да нас и отрядом назвать сложно… Конечно, за нами пошлют подмогу… И папа, и Неона Фаридовна, и султан, и, может статься, даже Касим  и Мираж. Наверное, мы должны быть первыми…

Единственное, что я могу сейчас сказать точно, это то, что я проснулась. Ничего не видно. Вокруг… Вокруг мокро. Туман?! Откуда такой густой туман в пустыне? Хорошо хоть от путеводного клубочка след видно.

Я растолкала своих попутчиков. Никто не мог понять, что происходит. Аладдин уж было подумал, что это какое-то заклинание и готовился драться, бежать или, в крайнем случае, паниковать, но Ксерксес вылез из своего укрытия как раз вовремя.
- Не бойтесь тумана Белого Берега. Это не опасно.
- Туман Белого Берега?..

Все мы задумались. Туману просто так названия давать не станут, а если уж назвали… Значит, это что-то волшебное. А волшебное, значит… Небезопасное? Или полезное? Мокро… Я уже промокла до нитки. И остальные, кажется тоже. Только бы кольчуга не заржавела… Новую достать будет не так-то легко…

В надежде разглядеть хоть что-то, я велела Сирокко немного снизиться.  Что это? Действительно… Берег. Не зря его назвали белым.

Приземлились. Как же здесь спокойно… Песок белый, не горячий. Сквозь кристально прозрачную воду видны камни на дне – большие, гладкие, тоже синевато- и серовато-белые. Море спокойно, сквозь туман, кажется, не видно горизонта. Здесь можно остановиться ненадолго.

Несмотря на всеобщую суету, на то, что все проголодались, а готовить с горем пополам в этой компании умею только я, на вездескачущего Абу, я всё чаще и чаще останавливала свой взгляд на морской глади. Что-то странное привлекало меня… Хотелось уплыть далеко-далеко…
- Это Море Памяти… - Я и не заметила, как Ксерксес оказался на моих плечах.
- А… Почему?..
- Видимо, тебе есть что вспоминать…

Угорь скрылся так же мягко и беззвучно, как и прилетел.

После завтрака всем захотелось размяться. Условившись не отходить далеко от воды, мы разбрелись кто куда. Да, давно я не путешествовала… Может быть, слишком давно…

Я сняла кольчужную накидку. Она слишком тяжёлая… Сапоги, кажется, жмут. Я зашла в воду. Море совсем не холодное… Странно. Камни… Тёплые камни… Таких, кажется, больше нигде нет… Сквозь воду они… Светятся? Или мне показалось?.. Не так-то это важно… Я поплыла. Плыву. Всё дальше и дальше, в туман. Море настолько прозрачно, что глубины я не замечаю. Нырнуть? А почему бы и нет? И я ныряю. Здесь, под водой, светло… Камни? Всё-таки светятся! На них какие-то непонятные знаки… Отсюда не разглядеть… Надо нырнуть глубже!

Казалось, я уже почти схватила один из камней, но вдруг что-то выдернуло меня из забытья. Прямо за ногу. Я тут же вспомнила, что мне нужно дышать. Мой спасатель, а по-другому я его назвать просто не могу, проговорил что-то на своём языке и, прямо как есть, за ногу, потащил меня к берегу. Благо, суша оказалась не слишком далеко.

Отпустив меня, незнакомец стал что-то увлечённо восклицать (видимо, ругался) и размахивать руками.
- Ч-что произошло? – сейчас я не слишком задумывалась о том, что меня могут не понять.

Пауза в несколько секунд дала мне возможность лучше рассмотреть вытащившего меня из моря человека. Темнокожий, среднего роста… А такие широкие плечи бывают у тех, кто много и часто плавает. Черты лица крупные. Глаза на удивление серые. Волосы - отдельная история. Что только в них не вплетено: от ракушек до флакона от духов, который, наверное, принесло сюда течением. Из одежды – только свободная рубаха до колен.
- Летают-летают, плавают-плавают, а ты спасай их потом!

Видимо незнакомец уж очень хотел донести до меня смысл своей пламенной тирады, поэтому повторил её ещё раз. На чистом рысичьем. Без акцента. 
- Так что же…
- Уж должна ты знать, что стряслось с тобой, раз к Белому Берегу направилась!
- Я… Случайно… Меня клубочек…
- Клубочек? – мужчина резко сменил тон, - так вот про кого она говорила! Что, правда про Берег и Море ничего не слышала? Странно…
- Говорила… Яга?
- Яга? Ах, да, точно, Яга*! Идём! Наставления у меня важные для тебя и спутников твоих!.. Кстати, где они?
- Пошли дальше по Берегу.
- Стало быть, мне их искать придётся… - он протянул мне руку, помогая подняться, - Бамидел**.
- Саура, - поспешно представилась я. 

Дом Бамидела – небольшая бамбуковая избушка. Вполне обычная, если не считать того, что она может подниматься над землёй и спускаться обратно по желанию хозяина. Внутри из мебели – только низкий стол, но менее уютно от этого не становится. Окна большие. Светло… На единственной полке под потолком – несколько склянок со снадобьями и пара амулетов.

Когда я обернулась к двери, Ведуна и след простыл. Да, он точно Ведун.

***
Аладдин и Жасмин… Пара, прямо кричащая всем своим видом: «У нас всё хорошо»… Но это тогда, когда «в Багдаде всё спокойно», а сейчас спокойно было далеко не всё…
- Ну как, как, КАК ты согласился лететь с этой сумасшедшей?! Ей же даже дорогу артефакт показывает!!! А что нас ждёт на космическом корабле?! Пра-авильно, ты не знаешь! А вот что: их там целая армия, а нас трое с довеском! С постоянно срывающим всю конспирацию довеском! Да нас там испарят, и пикнуть не успеем!
- Жас… Если действовать тайно, то…
- Наше «тайно» всегда заканчивается заложниками и дракой, забыл?!
- Там. Мой. Брат.
- Брат! Да ты помнишь, что этот твой брат обычно пытается с нами сделать?!
- Жасмин!
- И даже если закрыть на это глаза… Статукты… Говорят, они обычно не держат пленников… Долго…
- Значит, надо спешить!.. – юноша резко развернулся и пошёл в обратную сторону.

Тем временем Абу рылся в песке в поисках чего-нибудь интересного, ибо ссоры влюблённых ему таковыми не казались. Тут обезьян заметил под водой блестящую вещицу. Что это? Ка-амешек! Любопытный зверёк тут же схватил камень, лежащий в воде недалеко от берега. В этот волнительный момент об Абу споткнулся спешащий Аладдин.
- Абу? Нам надо…

Герой осёкся. Камень в лапках мартышки отвлёк на себя всё внимание юноши. Аладдин осторожно отобрал у зверька камень. Туман вокруг героя начал сгущаться, обволакивать тело, но он этого не замечал…

Сдержанно обставленная, но от этого не менее роскошная гостиная. В дверях стоит… Мираж??? А кто это, сидит рядом, на ковре, и внимательно наблюдает за всем происходящим?.. Мозенрат?! Да, именно так колдун выглядел в семь лет. И как можно такое забыть… А сколько сейчас самому Аладдину? Получается, пять?.. Тогда они ещё не были врагами… Хорошее воспоминание. Вот бы остаться здесь навсе…

Кто-то выхватил камень из рук юноши и, размахнувшись, кинул далеко в море. Жасмин вскрикнула от неожиданности. Очнувшись, герой несколько минут не мог понять, что происходит.
- Кто ты?
- Бамидел.

Увидев поблизости белых птиц, кот заметно оживился. Давненько он не охотился. Приготовился и… Прыжок! Птицы улетели невредимыми. Снова, снова, и… Снова. Ведь Барс точно видел, как ухватил одну за хвост! Но нет, хитроумные птахи целы!

- Попался, негодник!
- По… Попался?! Какая наглость! Вы не имеете права!
- А ты какое право имеешь охотиться на здешних птиц?

Море Памяти… Ксерксес-то думал, что ему вот-вот захочется утонуть там… Но нет. Никакого притяжения. Камень? Вон он, блестит. Ну блестит, ну и что? Угорь даже немного поплавал в Море. Хорошо… Давно не плавал… И даже легче как-то стало. Исчезло ощущение, что что-то не так… Камень – не главное… Море Памяти доброе, а туман Белого Берега залечивает раны. Ксерксес. Ни о чём. Больше. Не. Жалеет. Всё правильно. Всё будет хорошо.

«Детишки… Наверно сейчас тоже купаются… Удивляются, что камни светятся… У них-то точно нет проблем с прошлым… А Барс… Как всегда храпит где-то в укромном месте… Что это?» - увиденное заставило угря покинуть воду. Это была… Летающая хижина?

***
Прошёл примерно, час прежде чем мы все уселись на подушки вокруг стола в доме Бамидела.
- Значит, про Море Памяти вы совсем ничего не знали?
- Я знал, - честно сказал Ксерксес.
- Так что ж ты их не предупредил? – мужчина нахмурил брови.
- Думал… Не нужно это им. Не утонут.
- Да если б я не подоспел вовремя, стали бы они рыбами или птицами белыми! – тут Хранитель сердито покосился на гордо молчащего кота, -  Захватило бы их прошлое!

Угорь обернулся на нас. Он выглядел не то что удивлённым, ошарашенным!
- Почему так происходит?
- Потому что вы о прошлом жалеете. Прячетесь там от будущего. А камни – вход в прошлое ваше. Одно плохо – печального может оно затянуть и не выпустить. Вот и превращаются печальные в птиц, рыб, да крабов морских. Но создания те – словно призраки. На ощупь их нельзя ощутить. Можно лишь увидеть, услышать, да сердцем почувствовать. Ведь те, кем когда-то были они, всем своим существом в прошлое ушли, да не спешат возвращаться. Застряли они там. Но само Море не злое. Лечит оно души, сумевшие страх свой перед будущим побороть, и во веки веков будет оно к ним благосклонно.

Через несколько минут мы были на берегу. Зайти в воду предстояло Аладдину, Жасмин и мне.
- Скажите, что влечёт вас к Морю? О чём вы жалеете? Что вам не нравится в вас и окружающем мире?
- Я жалею о том, что я повзрослела, - странно слышать такое от принцессы, - Слишком много условностей. Если раньше границы создавали прислуга и стены дворца, то теперь границы у меня в голове.
- Я жалею о том, что не принял брата полоумным колдуном и не помог ему, когда он в этом нуждался. Мозенрату когда-то сломали жизнь. А я этого не понял.
- Я жалею о том, что пришлось покинуть планету, на которой я родилась, и многих из тех, кто был мне близок. Ещё я жалею о том, что считала себя не способной на решительные действия. Я слишком долго плыла по течению и пряталась.
- А теперь подумайте – что вы можете сделать?
- Я не буду настолько осторожной. Смогу снова стать смелой. Когда речь идёт о чьей-то жизни, опасности не в счёт.
- Не важно, что было. Важно, что будет. Я помирюсь с братом. Мы вытащим его оттуда.
- Мы не только спасём Мозенрата, но и разыщем схему портала. Связь между Землёй и Таром будет восстановлена! И я не жалею, что попала сюда. Если бы этого не случилось, я бы никогда не встретилась с… Со многими из тех, кто дорог мне сейчас!

Мы нырнули. Если раньше вода просто загадочно светилась, совсем немного, то теперь она сияла. Пришло успокоение. В кои-то веки я согласна со своим внутренним голосом: всё будет хорошо!

- Ну что ж, теперь вам нужна карта этого мира, - карта представляла из себя медную гравированную  пластину, прикреплённую на плетёный браслет, - сначала пойдёте вы через Лес Красок. Хорошо там, да заблудиться да отвлечься от дела легко. За Лесом – Зимнемирье. Только бесстрашных примет оно. В горах Зимнемирских ваш враг затаился.

Мы поблагодарили Бамидела за помощь. Но… Где Сирокко? Вот досада! Заснул! Теперь неделю не проснётся!
- Что ж, без него вам идти придётся. Да может оно и к лучшему: зверь он беспокойный, много шума наделать может. А в вашем деле тишина и тайна важны.

Итак, мы продолжили свой путь в неизвестные дали.

Примечание:

*Бамидел не сразу вспомнил о том, что Яга это Яга, потому что Хранители Миров обычно называют друг друга вторыми, тайными именами.

** Бамидел – африканское имя, означающее «следуй за мной домой». У Бамидела тоже есть тайное имя.

0

94

Ещё одна поздноглава.)

0

95

лучше поздно!.. ))

0

96

Глава 29. Плен.

***
Темно… Шум в ушах… Нет, конечно, нет. Это двигатели. Мозенрат прекрасно понимал, кто его похитил. Понимал, почему. А ещё он понимал, что обездвижен каким-то неизвестным науке и уж точно нелегальным и неиспытанным заклинанием. Да, не слишком удачное начало новой жизни и борьбы со своими страхами и преследователями. Ну что ж, надо же с чего-то начать. Побег тоже подойдёт. Понять, где выход, даже в полной темноте труда не составит: за дверью переговариваются на странном шипящем языке.

- /Ну, и что там?/*
- /Как сказать… Сейчас его тело работает нормально, даже хорошо, но после той перчатки… Его жизнь очень тесно связана с магией и духовной энергией в целом. Перекрой доступ – и всё. Ему крышка. Можно сказать, именно поэтому часы сработали так… Хорошо./
- /Это-то понятно, что у него с головой-то./
- /Небольшое психическое расстройство./
- /Оно и видно. Против Продавца Кукол не пойдёт никто в здравом уме!/
- /Отнюдь… Отнюдь… Именно это расстройство позволяло управлять им… Параноиком, да у которого ещё и переходный возраст затянулся, управлять легко. Даже если он от тебя бегает… Особенно если бегает. Но, видимо, его состояние… Нормализуется?../
- /И это всё можно выудить с помощью гипноза? Ума не приложу, зачем он понадобился правительству. Обычно таких «нормальных» просто устраняют./
- /Сама не пойму. Не в качестве же домашнего зверька. Хотя, у них свои причуды…/
- /Но не до такой же степени!/
- /Полностью согласна…/
- /Так может…/
- /Нет. Приказ есть приказ./

Смысл разговора маг понять не мог, но интонация похитителей ему решительно не понравилась. Надо как-то обезвредить заклинание… Но как? Руки связаны, значит нужно что-то словесное. А это… Это будет намного опаснее, если ошибиться. Хотя… Есть один весьма необычный фокус… Маг понял, что собственную руку вполне можно использовать в качестве марионетки.

Несколькими несложными заклинаниями Мозенрату удалось вытащить конечность из-под себя. Он начертил в воздухе простенькую отпирающую руну… Ну, конечно, обездвиживающие заклятия не рассчитаны на движение. Вокруг стало заметно светлее. Видимо, на зрение тоже влияет…

Небольшая комната… Впрочем, такими и положено быть темницам. А вот и дверь. Свет проникает лишь через маленькое окошечко. На полу металлическая миска. Как вообще можно это есть? Особенно под парализующим заклятьем.

Волшебник вполне разумно решил не связываться с дверным замком, хотя бы до поры до времени. Там наверняка защита посложнее. Надо всё обдумать…

Но подумать Мозенрату не удалось. Дверь с лязгом открылась и в тёмную комнатушку вошло очень высокое существо. На болотно-зелёном лице горели три оранжевых глаза без зрачков. Чуть ниже глаз располагалось нечто, похожее на клюв. Четыре руки. Длинный балахон не даёт понять, есть ли у существа ноги, и что может быть там вместо ног. Наверно, те самые щупальца.
- Уже очнулся, - пророкотало существо на ломаном арабском. – А ты везучий. Тебя не убьют. По крайней мере, пока корабль в воздухе.
- Ой, какое счастье! А это что у нас? Маска Шута? Да, невысоко ты поднялся по карьерной лестнице! И как же ты пробрался так близко к трону? Наверное…
- Заткнись! Ты не забыл, кто тут пленник?!
- Да, да, конечно, пленник… Но я нужный пленник, разве нет? Иначе, зачем бы вы меня тут держали?
- Не забывай, нам всё ещё разрешены пытки!
- Ну я же такой ху-уденький, сла-абенький… Мало ли что со мной может случиться? А тебе потом ой как влетит… И да, я буду прилетать к тебе по ночам и говорить гадости… Вот, как сейчас, например. И мне за это ничего не будет! А, забыл, мне и сейчас за это ничего не будет!
- /Айто, иди, заткни его!/
- /Запри камеру, сам успокоится!/
- /Но такая дерзость!../
- /Я не собираюсь снова его сковывать! Один раз высвободился – и второй высвободится! Главное, до корабля донесли! Остальное мне совершенно до фонаря!/
- Дорогая моя Айто, я так понимаю, вы заведуете этим отелем? Не забудьте лишить уборщика зарплаты за такое хамское отношение к постояльцам!

Шут в ярости хлопнул дверью. Волшебник остался наедине со своим раздувшимся самомнением и сувениром в виде коммуникатора, потерю которого инопланетянин даже не заметил.

- /Ну почему, ПОЧЕМУ ты позволяешь ему это делать?!/
- /Своими издёвками он на мне навредит…/
- Шу-ут, не дерзи своей короле-ве! А то она прикажет выпороть тебя на главной площади! А я наконец-то увижу, что у тебя под юбкой! До жути интересно! В общем… Да, дерзи дальше.
- /Что?!/ – статукт наконец обнаружил пропажу коммуникатора. – /Ну я тебе!.../ - Шут рывком встал и пошёл к темнице.
- /Не пойму, что он так заводится… У хвостатого отличное чувство юмора…/

Инопланетянин ворвался в камеру Мага.
- НЕ СМЕЙ использовать продвинутые технологии для своих дурацких насмешек!!!
- Как скажете, о мой дорогой уборщик.

Мозенрат, выражая собой абсолютную невозмутимость, со всей силы шарахнул чудо инопланетной техники об пол темницы. Оскорблённый до глубины души статукт, к его величайшему сожалению, мог только покинуть камеру неуправляемого заключённого.

Волшебник перебирал то, что раньше было коммуникатором. А что, может пригодиться! Но бежать во время полёта нет смысла. Жаль, ведь с таким обидчивым профаном в качестве охраны это не составило труда. Маска Шута! Маг, конечно же, ничего не смыслил в статуктском табеле о рангах, но, кажется, с темой для оскорблений он угадал. Что ж, теперь надо дождаться посадки. А там ещё посмотрим, кто окажется в дураках!

__________________________________________________________________________________________________________________

Примечание:
* /…/ - статуктский язык.

+1

97

Глава 30. Лес Красок.

  ***
Мы были уже далеко от берега, но туман не спешил рассеиваться. Напротив, казалось, что он стал даже гуще, чем раньше. Так, на ощупь, мы шли до самого вечера. В конце концов, передвигаться в темноте стало совершенно невозможно, и пришлось остановиться на ночлег.

Развели костёр. Есть почему-то никому не хотелось. Может, из-за подгоревшего завтрака… А может, сейчас всем было просто не до еды. Так бывает, когда волнуешься.

Жасмин заснула раньше всех. На её спине удобно устроился Барс. Ксерксес задремал в моей сумке. Аладдин и я молча смотрели на огонь.
- Ты правда простил Мозенрата?
- Ты его знаешь? Давно?
- Где-то два месяца. А может и дольше…
- Ну и…
- Он чокнутый. Но классный. Но чокнутый.
- Это точно. Точнее некуда.

Костёр почти потух. Пора бы и спать ложиться.

Утро. Солнце светит прямо в глаза… Так… Что?! Солнце?! Я рывком села. Действительно, тумана как небывало! Невероятно яркие листья и цветы вокруг сверкали, будто цветные стёкла и шарики в  калейдоскопе! Мои компаньоны удивились ничуть не меньше, когда проснулись.

Нормально позавтракать нам так и не удалось: уж очень настораживали птицы и звери, ничуть не испугавшиеся неуклюжих и довольно крупных существ, вторгшихся на их территорию.

Первым не выдержал Аладдин. Он встал и направился к странным животным. Те не двинулись с места. Аладдин уже протянул руку в сторону какой-то небольшой птички с причудливо яркими перьями. Ничего. Прикоснулся… Птица с негромким шипением обратилась в переливающийся дым, а дым превратился… В дерево? Будто оно так тут стояло! Что за наваждение?!
- Миражи?
- О них предупреждал Бамидел!
- Они опасны?
- Сами по себе, кажется, нет. Что бы это ни было, со мной пока всё в порядке.
- Не нравится мне это «пока»…
- Мы ничего не выясним и никуда не придём, сидя на месте. Однако ж, в путь!

Сдаётся мне, здесь всё-таки  есть настоящие звери и птицы. Но они не настолько бесстрашны, чтобы показываться чужакам. А вот миражи… Миражи везде. Все животные, бесстрашно гуляющие вокруг нас – миражи. Половина деревьев – миражи. Это похоже на какую-то странную игру, они будто путают нас всё больше и больше. Заводят всё дальше и дальше. Соревнуются в этом. Уже невозможно понять, где мы уже были и в какую сторону идём. Мы… Ходим по кругу?

Несколько часов. Несколько. Мучительных. Часов. Я не удивлюсь, если мы всё ещё на той поляне, только основательно замаскированной.

Внезапно из чащи выскочило существо, чем-то напоминающее волка. Только вот, лап больше… И ушей… И само оно намного более внушительных размеров… Но я давно уже устала разглядывать эти сверх навязчивые миражи. Я ткнула существо пальцем, чтобы убрать с дороги. Так… Оно тыкается?! Не рассыпается при касании?!

Громогласное «Бежим» распугало всех настоящих птиц в округе. Эта зверюга, к нашему сожалению, первоклассный бегун. А вот стратег, к нашей великой радости, неважный. Обскакивает все миражи, в то время как мы несёмся напролом, уже не думая о возможности наткнуться на настоящее дерево. Но всё равно понятно, что так далеко не убежишь, а магия и меч этому монстру – на один укус и зубочистка в подарок! А впереди ещё и поляна внушительных размеров! Без единого деревца! Спрятаться будет уже негде.

С разбегу налетели на силовое поле. И какой умник выставил его посреди леса?! Умник… Умник! Внутри точно кто-то есть! Обратить на себя внимание тех, кто живёт под куполом – возможно, единственный шанс! В ход пошло всё: от криков до фаерболов, но барьер оставался на своём законном месте. Зверюга прыгнула на нас…

Первым, что я увидела, когда очнулась, был ярко расписанный деревянный потолок. Странное дело – на теле у меня ни царапинки, а голова болит, будто мне прилетело по ней внушительной кастрюлей. Да, было дело… Но в этот раз всё прошло как-то намного быстрее – помехи в сознании резко пропали, будто его резко настроили на правильную волну. Я повернула голову. На меня с интересом глядело существо странного вида, подозрительно похожее на очень, ооочень крупную пустынную лисицу. Несмотря на свою шерстистость, существо носило длинный халат без рукавов со сложным рисунком. Время от времени оно что-то записывало в блокнот.
- Ч-что это за… - тишину нарушил голос Аладдина.
- Народ Орпо. Их ещё феноидами называют. – Ксерксес как обычно знает всё и всегда.

Очнулась Жасмин. Тем временем в комнату вошёл ещё один феноид. Уверенная в своих дипломатических способностях принцесса встала с матраса (а мы лежали, как выяснилось, именно на матрасах) и попыталась подойти к существу, но… Силовое поле. Они что, боятся, что мы на них нападём? Странно… Не менее странно то, что мы не слышим, что они говорят. Хотя они точно переговариваются… А мы ничего не слышим, несмотря на то, что между нами и феноидами какие-то полметра.
- Частот, на которых они говорят, человеческое ухо не воспринимает. – осведомлённость угря не знает границ.
- Саура? – Жасмин выжидающе на меня глядела.
- Мне, видимо, уши от дедушек достались. А они, знаете, оба – люди.
- Ясно… А летучая рыба?
- Во первых, ещё не известно, рыба я или рептилия. Твой брат несколько лет над этим голову ломает. А во-вторых, да, я их слышу, но что толку? Я их языка не знаю, и вряд ли в ближайшее время мне предоставят разговорник.
- М-да, ситуация…
- Эх, салаги, что ж вы, однако, без меня бы делали?.. – Барс, впервые за долгое время, подал голос.

Гордо, явно наслаждаясь своим превосходством, кот прошествовал к магическому барьеру. Уж не знаю, что он им там сказал, но первый феноид от удивления выронил блокнот, а второй поперхнулся… Чаем?

Где-то через минуту существа очнулись от шока и начали что-то оживлённо объяснять коту.
- Они говорят, что не считали нас разумными существами. Ещё говорят, что такие «зверушки», как мы, здесь бегают довольно редко. И импены тоже… Ну, это зверюга, от которой мы убегали. А ещё сказали, что видели какую-то странную летающую машину…
- Так, а с этого момента поподробнее!
- Говорят, машина полетела к горам. Это, однако, мы от Бамидела уже узнали… Однако, пора идти. Мы же не хотим, чтобы статукты занимались приготовлением колдунской колбасы? – на Барса обрушились четыре укоризненных взгляда, - Да шучу я, шучу. Они ж на месте его на молекулы не расщепили, а, однако, похитили. Значит, он им надобен зачем-то. Из этого делаем вывод, что жив, однако ж, курилка.

Магический барьер убрали. Появилось желание осмотреться. Как ни странно, в отведённой нам комнате не было ничего кроме предназначенных нам матрасов-подстилок. По яркости рисунка они не уступали потолку и халатам ветеринаров (как выяснилось, эти двое – самые настоящие ветеринары), а вот стены и пол сохраняли свой натуральный деревянный цвет.

Нечто намного более необычное ожидало нас при выходе из небольшой лечебницы: город Орпо выстроен на деревьях, в кронах. Улицы – широкие настилы и узкие подвесные мосты. Жители легко и непринуждённо скачут по веткам.
- Они говорят, что джунгли внизу слишком опасны, поэтому они предпочитают жить на так. Ещё говорят, что к этому несложно привыкнуть…
- Привыкнуть? Мы же не собираемся  тут вечно сидеть! Скажи им, что нам уже пора…
- Эх, детишки-детишки, вляпались вы в историю…
- Что? Скажи, что сейчас-то случилось?
- Они, однако ж, говорят, что нас не отпустят…

+1

98

Поздноглавы рулят!

0

99

Глава 31. Выбраться из города.

- Говорят, что внешний мир слишком опасен для хрупких разумных существ.
- Так… Скажи им, что мы спешим, расскажи, что нам надо спасти такое же разумное существо.
- Им без разницы. Они уверены, что вы скорее сами погибните, чем кого-то спасёте. Говорят, что хотят сохранить хотя бы ваши жизни.
- Но ведь!.. Как они?!.
- Аладдин, постой. Барс, скажи им, что мы принимаем их предложение.
- Зачем?!.

Герой пытался возражать, но принцесса была непреклонна. Замысел Жасмин прост и ясен: не будем сопротивляться – нас не будут охранять. Не будут охранять – скорее сбежим. Почему Ал этого никак не поймёт?

Нас отвели в небольшую домушку, очень похожую на лечебницу, но с мебелью. Трёхярусная кровать, стол и три табуретки занимали чуть ли не больше, чем полкомнаты. Троим тут явно будет тесновато. Тем не менее, мы поблагодарили феноидов. Вежливо выпроводить их было гораздо сложнее, но, совместными усилиями, мы справились.
- Я так понимаю, теперь нам нужен план.
- Это верно...
- Итак, кто что умеет? – в воздухе повисла неловкая тишина.

Деликатное молчание. Знакомо, знакомо. Я тоже когда-то так делала. А зря. И теперь я отмалчиваться не собиралась:
- Насколько я знаю, во-первых, вы все тут, кроме меня, неплохие гимнасты. Ксерксес с Барсом небольшие и, как следствие, незаметные. Пойдут в разведку. Аладдин хорошо дерётся, значит, отвлечёт на себя внимание. Жасмин – отличный тактик…

Но договорить я не успела. Откуда-то из-за пазухи Аладдина повалил синий дым. Через несколько секунд перед нами с невиннейшей своей улыбкой предстал Джинни.
- Что я пропустил?
- Нет, по-моему это я что-то пропустила! – принцесса удостоила героя испепеляющего взгляда.
- Но, Жас…
- Ты же мне обещал, что не будешь впутывать Джинни и Коврика в дела всяких… Сомнительных организаций!
- Эй, у нас нет времени на подобную мелкую грызню!
- Ещё повезло нам с такими безалаберными агентами!
- Кого. Ты. Назвала. Безалаберной?!
- Эмм… Я Конечно, понимаю, что милые бранятся – только тешатся, но… Ребята, хватит!!!

Все, конечно, знали, что у Джинна есть громкоговоритель, крайне удачно встроенный в его собственное тело… Но подпрыгивания при использовании данной техники никто ещё не отменял.
- Итак, теперь у нас есть универсальный помощник. Который не знает, как меня зовут. Итак, я – Саура, агент Министерства Магии, инопланетянка, мечта психиатра. А это Барс. Кот. Очень книжный кот. А теперь, пожалуйста, помоги нам всем выбраться из этого города.
- Это… Орпо? Боюсь, друзья, ничего не получится. Эта штука вокруг рассчитана на другие частоты. Голосов и заклинаний. И мои будут попросту искажаться. Эффект непредсказуем.
- А лисы-то его убирают?
- На деле – никогда и никак, а в теории… Это, кажется, какое-то зелье… Заговорённое… Самим не сделать… Но оно должно быть в лабораториях!
- Их тут много?
- Огромное количество! Орпо изучают каждую козявку, заползшую к ним под купол, чтобы выяснить, не стреляет ли она лазером из глаз.
- Джинн, можешь достать карту города?
- Без вопросов! Вам классику или, может, голограмму?
- С голограммой сподручнее. Лети, орёл, лети!

Ободрённый комплиментом, Джинни радостно взмыл в воздух.

- Он даже не поинтересовался, зачем мы попёрлись в такую даль…
- Мужчины…
- И не только…

К вечеру Джинн уже был осведомлён о нашей цели. Понравился он мне тем, что не задавал глупых вопросов вроде: а-зачем-спасать-некроманта-от-которого-куча-проблем. Джинни просто любит помогать. Отчасти, потому он и джинн.

Решили, что лучше всего ограбить лабораторию, которая к волшебной стене ближе всего: если кто заметит по пути, то не поймёт, зачем и куда мы идём. Еже ли поймают на месте, можно сбежать по-быстрому.

Вышли. На деревьях и мостах – ни души… Они и вправду боятся всего на свете? Удивительно, как мудрость Орпо может сочетаться с обычной, человеческой, глупостью. Ведь всем, всем по ту сторону этого купола ясно: везде солому не подстелешь… А если бы и можно было? Что это была бы за жизнь? Кажется, и жизни бы не было.

Лаборатория оказалась таким же тихим домиком, как и все остальные. Казалось, хватай-беги. Но не тут-то было.

Странные существа – феноидские охранники. Как только сторож увидел нас, он пожватал какие-то документы и пузырьки со стола и… Сбежал. Конечно, среди унесённых склянок была и нужная нам.

Догнать орпианина не представлялось возможным: даже Аладдин и Джинни не в состоянии перескакивать с ветки на ветку с такой скоростью. А Абу слишком мал, чтобы задержать лиса. И вот, нам снова нужен план… Мой странный, сумасшедший план, который до абсурдного прост.

В лампе джина всегда много всякого барахла. Очень нужного барахла. И, конечно, синий весельчак сразу же нашёл то, что было нам нужно.

  ***

Феноид бежал во всю свою феноидову прыть. И как эти новички не понимают: Орпо заботится об их безопасности! Нельзя просто так взять и уйти отсюда! Да и «не просто так» - редкий случай! Мир вокруг жесток! Он просто задавит нежных, беззащитных разумных существ!

Белое полотно упало откуда-то сверху и, развернувшись, зависло в воздухе. Лис уже дёрнулся, чтобы бежать назад, но в глаза ему ударил яркий свет. Орпианин снова рванул вперёд… И остановился. По полотну мелькали горы, реки и поля, льды и пустыни, люди, киттио, ундины, драконы, кикиморы, звери, птицы, города и селения… Всё, что феноиды раньше видели лишь на картинках в книжках. Да и там было не так… Красиво!

Страж подумал об этом и сам испугался своей догадки. Неужели столько лет учёные, старейшины, все, все, все Орпо были неправы?!

Лис уже не убегал и не дрожал. Он был спокойнее, чем когда либо. Да, мир опасен. Но это не повод его не любить. Небольшая, неприметная склянка легла в руку Сауры.

0

100

Глава 32. Побег.

Мозенрат лежал на холодном полу камеры. Белая, чуть не светящаяся в темноте кожа делала его похожим на сломанную фарфоровую куклу. Несмотря на бессилие, колдун не позволял себе терять сознание. Оказывается, весьма и весьма увлекательно задавать себе самые «неудобные» вопросы, те ответы на которые давным-давно знаешь… Не знаешь только, как признаться в этом себе.

Аладдин. Почему же его так часто зовут крысой, когда он форменная мартышка?  Нет, конечно же, врать себе глупо. Это не тот вопрос. Легко ли забывать братьев? Вот. Это, кажется, то. Нет, на не самую, мягко говоря, хорошую память хорошего героя маг уже давно перестал злиться. Недавно. Ведь за воровство легко могут головой об стену приложить, а то и ещё хуже… Но это «деревянное» восприятие! Неужели история с отцом этого оболтуса ничему не научила?! Всем на свете нужна поддержка. Даже тем, кто постоянно твердит об обратном. Даже от тех, от кого не ждёшь… Ведь вокруг – живые, а не просто таблички с  надписями «хороший» или «плохой»! Конечно, Мозенрат знавал и тех, кто полностью утратил свою живую суть и превратился в чудовищ. Но почему же герой с первой встречи решил, что его брат таков?

Ксерксес. Ежу же ясно, что это не его настоящее имя! Информации о говорящих летучих рыбах нет ни в одном справочнике! Конечно, он шпион! Шпион… Мозенрат был абсолютно уверен в предательстве угря, когда кидался им в стены. Но уверенность колдуна рассыпалась в прах в моменты, когда странное создание утешало его после очередного провала своим хриплым голосом. Так кто же всё-таки этот… Угорь?

Саура. Это… Нечто… Она  не могла не стать для кого-то особенной. Просто потому, что насквозь особенная. Странно. Она, кажется, думает, что никто этого не оценит. Ни так называемые  «коллеги», ни друзья, ни семья… Зря. Кто-то уже оценил. И этот кто-то – не единственный, кто полюбил это… Чудо… Природы…

Страх. Где он? А нет его. Скажите на милость, чего бояться? Ордена Каменных с их странными планами? Продавца Кукол? Ха! Это же тот же Тёмный Орден, только без мишуры! А кто в своё время послал Орден с его сомнительными посвящениями ради одного только Ксерксеса?!

Колдун с трудом поднялся на ноги. Час, а может и день, не слишком долгожданного, но необходимого, отдыха закончился. Пора выбираться из этой дыры. Мерзкой во всех отношениях.

И почему же Мозенрат так хорошо разбирается в силовых полях? А что же ещё изучать, когда ты в бегах?

Закоротить поле легче лёгкого. Нужно только несколько рун, источник полументальной энергии и маг, которому хватит ума всё это достать, начертить и произнести заклинание. Источником энергии послужит батарейка из статуктской говорилки.   А вот руны… Использовать в качестве краски собственную кровь как-то не хотелось, её и так изрядно попортили… Но что же ещё делать, если твоя камера из суперпрочной стали? Хотя, на сталь это не похоже… Не важно.

Барьер, служивший решёткой в камере, недовольно затрещал и сгорел. Сигнализация и не подумала срабатывать: её не было. Некоторые инопланетяне весьма самоуверены.

Вентиляция. И почему всегда вентиляция? Дышать, вопреки назначению труб, почти что нечем: едкий, сухой газ, мало похожий на воздух, обжигает лёгкие. Интересно, там, внизу, есть кому услышать гул? А впрочем, зачем им обращать внимание на какую-то там трубу?

А вот самому Мозенрату оставалось только слушать: карту взять пока негде. Пока.

Знакомый голос! Стало быть, у каждого статукта свой особенный рык. Хотя, сейчас это больше походило на подхалимское шипение, на которое даже Ксерксес не способен. Стало быть, отчитывается начальнику… А где начальник, там и карта!

Впереди показался свет. Люк. Колдун подобрался ближе. На Шута рычало существо, чья кожа была скорее чёрной, чем зелёной. И глаза у него было лишь два. Там, где должен быть третий, лицо статукта рассекал шрам. Маска… Боли?

«Генерал» ( так маг назвал для себя двуглазого) схватил подчинённого за одежду, вытолкнул из комнаты и сам вышел за ним. Что ж, везёт! И кто же ставит рабочие столы под вентиляционными люками?

Удобная штука – гибкость! Раз – и план корабля уже крепко зажат у тебя… В зубах. Руки-то нужны, чтобы забраться обратно!

Ещё одна удобная штука – ночное видение. Хоть глаза и слезятся от едкого «воздуха».

Конечно, кто угодно захотел бы поскорее убраться отсюда… Кто угодно, кроме колдуна-авантюриста, которому ну уж совсем нечего терять.

Пульт управления. Всего один уровень защиты!

Мозенрат и не подозревал, что это была за «удача»… Ободрённый лёгкостью решения предстоящей задачи колдун быстро добрался до защищённого сектора.

Внезапно труба рассыпалась в пыль. Маг с глухим стуком упал на металлически блестящий, но странно тёплый пол. И совсем не больно…

Мозенрат поднялся. Он увидел… Зеркало. Одно из тысячи зеркал. Оно ничем не отличалось от остальных, разве что… Отражение смотрело уж больно пристально

- Ну поглядите на него! Прям натуральный баран тет-а-тет с воротами! – волшебник вздрогнул, - Позволь представиться! Я – твоя совесть!

Отражение надменно улыбнулось. Точно так же, как колдун улыбался поверженным противникам.

+1


Вы здесь » Форум Мозенрата в Стране Черных Песков » Фанфики » Похождения "Других"