Форум Мозенрата в Стране Черных Песков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Река времени

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Предисловие

Эта книга - мой подарок, во-первых, - Джонатану, о смерти которого я узнала лишь несколько месяцев тому назад, и, во-вторых, - тем, кто разделяет мою печаль оттого, что его нет, и, разумеется, тем, кто, как и я, пересмотрел по сто раз серии мультсериала "Аладдин" с участием Мозенрата, и кому, как и мне, этот персонаж нередко снится по ночам.
Написала я "Реку времени" ещё летом, но процесс набора на компьютере в силу обстоятельств затянулся надолго. И так получилось, что именно в этот день, - день, когда в Америке празднуют Рождество Христово (по крайней мере, сейчас у меня, в Украине, - ещё пока 25-е число), - я, наконец-то, смогу выложить своё "народное творчество" на форуме (попробую выложить всё в один присест - не люблю разрывать одно целое на куски). Да и когда ещё дарить подарки, как не на Рождество?..

Merry Christmas, Jonathan! I hope you'll like my story... I hope you can see it... if the souls really don't die...

...Я не очень разбираюсь во всяких рейтингах и жанрах, поэтому объясню, как умею.
Когда я задумывала эту историю, то с самого начала представляла себе: каким бы мог быть диснеевский полнометражный мультфильм с Мозенратом?..
Короче говоря, - то, что у меня получилось, я думаю, вполне можно читать детям всех возрастов.
...К вам, уважаемые читатели, у меня две маленькие просьбы.
Во-первых: не судите меня, пожалуйста, слишком строго. Ведь "Река времени" - моя первая и, очень возможно, единственная книга в жизни. До этого я никогда не выдумывала историй.
Во-вторых: если захотите высказать своё негативное отношение к этой истории - очень прошу выражать свои мысли в корректной и вежливой форме. Ибо я, как и все люди, имеющие отношение к Искусству (если точнее, к Музыке), принимаю всё очень и очень близко к сердцу. Я понимаю, что, скорее всего, не понравится "Река времени" многим. И я к этому готова.
...Да, и ещё одна вещь. Я знаю, что фанфикшна на тему мультсериала "Аладдин" написано немало. Поразмыслив немного, я решила рискнуть: ничего не читать. Испугалась: а вдруг где-то есть уже история с похожим сюжетом?.. Всё же надеюсь, что нет... Собственно, я даже мультсериал не весь смотрела. Так что, если будут какие-то ляпы, прошу меня простить))
С уважением, Татьяна.

0

2

Река времени

Памяти Джонатана Грегори Брэндиса посвящается

Пролог

Море было уже совсем спокойным. Огромная полная луна светила так ярко, что даже звёзд не было видно, – кроме самых крупных. Но Алим всё равно не мог разглядеть отсюда берег, – слишком далеко от континента располагался Остров.
- Что-то Дарий задерживается… – вздохнул Алим и по старой привычке взъерошил свои и без того взлохмаченные седые волосы.
Волшебник в который раз пересёк круглый остров в диаметре (это заняло всего несколько секунд, так как расстояние было крошечное, – каких-то тридцать шагов), пробормотал себе под нос что-то про «безответственного рыжего субъекта» и снова зашагал к востоку: раз, два, три… десять… двадцать… тридцать.
И тут, наконец-то, в воздухе раздалось знакомое хлопанье крыльев. А через полминуты слегка запыхавшийся Дарий уже сидел на толстом нижнем суку своей любимой высокой яблони.
- Мяу-мурр, всё в порядке, Алим! Долетели нормально.
- А почему ты так долго-то?
- Мяу, она расплакалась. Не мог же я улететь сразу…
- Тебе удалось её успокоить?
- Мяу, думаю что да. – не без гордости ответил кот. По крайней мере она улыбнулась.
- Ну, вот и хорошо, вот и ладно… – с облегчением вздохнул Алим и почесал старого друга за ухом. – А она очень боялась, когда летели?
- Мяу, совсем не боялась. Вся в отца…
- Подлиза… – улыбнулся волшебник и погладил кота.
Дарий замурлыкал было, как обычно, но вдруг почувствовал какую-то непонятную тревогу. Кот встряхнулся, словно пытаясь освободиться от этого тяжёлого ощущения.
- Мяу, Алим, – сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал весело, – ты же всё равно знал, что мы долетим без приключений. У тебя же дар – видеть будущее. Чего же ты волновался-то, мурр-мяу?
- Как же мне не волноваться? – каким-то незнакомым, глухим голосом отозвался Алим. – Танвира – моя единственная дочь. Кроме неё и тебя, у меня никого нет на всём белом свете… И не будет…
Дарий слетел с ветки и приземлился прямо на руки хозяина.
- Догони её… – почти шёпотом попросил Алим. – Ты ей сейчас очень нужен. И сам ты по ней уже скучаешь – так ведь?
- Мяу, – нерешительно протянул кот, – А как же ты?..
- Я должен остаться один. Скоро придёт моё время уходить… Я не хотел, чтобы Танвира знала… Она бы тогда не покинула Остров. А ей надо было сойти на берег, иначе она разминулась бы со своим счастьем…
Дарий ничего не сказал – только потёрся лбом о щёку своего хозяина. Да и что тут можно было сказать?..
- Не грусти, рыжий. – нежно погладил кота Алим. – Мы ведь всё равно когда-то увидимся. Ты ведь знаешь
- Мяу, знаю. – серьёзно кивнул Дарий. – Там, – за пределами Реки, – возможно всё. Я ведь бессмертный. И я – кот. Я знаю Тайну
- Луна скоро зайдёт… – Алим бережно усадил кота обратно на яблоню. – Лети к своей хозяйке. И не говори ей сразу… обо мне…
- Мяу, – вздохнул Дарий, – не скажу. И буду весёлым…
- Лети, рыжий. Помни Тайну… И прилетай сюда к следующему перигею. А то новый Хранитель Острова совсем затоскует в одиночестве…
- Мяу, обязательно. – кивнул кот и расправил крылья. – До встречи там, за Рекой Времени…
Силуэт крылатого кота быстро исчез из виду. Остались на светло-синем ночном небе только огромная, уже клонящаяся к закату луна, да редкие звёзды.
- Теперь можно… – сам себе прошептал волшебник.
Он сел на песок и прислонился спиной к яблоне.
- До встречи за Рекой…
…И никто во всём мире, кроме доброй яблони, не увидел и не узнал, как горько плачет Алим, – могущественный волшебник и Хранитель острова Каби́р-Кáмар.
…Однако тот, кто станет новым Хранителем, должен уже скоро прилететь.
Алим в последний раз всхлипнул и вытер слёзы.
- Действительно: на что мне мой дар, если я им не пользуюсь?.. – чуть улыбнулся волшебник. – Погляжу-ка я ещё раз, как в далёком будущем те двое найдут друг друга благодаря волшебным перчаткам, которые я сделал для Танвиры…
Алим закрыл глаза и постарался не думать ни о чём постороннем. И постепенно перед глазами волшебника появилась неясная картина, которая, однако, становилась всё чётче…

0

3

Часть первая

I

Море было ещё совсем спокойным. Огромная луна должна была скоро взойти и затмить своим светом почти все звёзды, которые сейчас так ярко сияли на бескрайнем безоблачном небе. Но Мириам знала, что даже при свете луны не сможет разглядеть отсюда Остров, а значит, даже волшебная перчатка бесполезна.
И всё-таки она сидела здесь, на песчаном берегу, и ждала восхода луны.
…Мириам в последний раз всхлипнула и вытерла слёзы. Плакала она не так уж и часто, но теперь не смогла сдержать слёз отчаяния. И отчаяние это всё больше и больше разрасталось в ней, давило изнутри. И, хоть вокруг не было ни души, она поняла, что должна говорить.
- Если кто-нибудь сейчас слышит меня, – начала она тихим, срывающимся голосом, который, однако, постепенно обретал силу, – то вот я, Мириам, и я прошу милости… Смилуйтесь надо мною, вы, силы, создавшие этот мир!.. Сколько дорог я исходила – не знаю. Сколько лет я живу на свете – не помню… Я искала путь на Остров. Искала много долгих лет. Но поиски мои были безуспешны. Я устала… Устала ждать, сама толком не зная чего… Помогите мне, кто бы вы ни были! …Дважды приходила я сюда, на берег Красного моря. Пусть же на третий раз я смогу прорваться!.. Смилуйтесь надо мною… если кто-нибудь слышит меня…
Мириам спрятала лицо в ладонях, но слёз уже не было. Иссякли… Она глубоко вздохнула и ещё раз взглянула на усыпанное звёздами небо. Взглянула и тут же со вскриком поднялась на ноги, – так резко, будто её ужалила змея. Но как тут не закричишь и не схватишься с места, когда перед тобой – величайшее чудо на свете!..
Это был ответ на её молитву. Она, правда, не знала, как называется эта летающая штука, но какая разница: главное, что летающая!
- Спасибо!.. – Мириам хотела выкрикнуть это «Спасибо!», но у неё получился сдавленный шёпот: словно комок в горле застрял. – Ну, вперёд!..
И, взмахнув левой рукой, она исчезла во вспышке серебристого света.

II

- Моё время на исходе, Ксеркс… – еле слышно прошептал Мозенрат. – Сейчас, я чувствую, в моих песочных часах пересыплется последний песок, и тогда…
Чародей, не договорив, бессильно прислонился головой к прутьям клетки и закрыл глаза.
- Хозяин!!! – истошно завопил несчастный угорь. – Проснись, хозяин!!!..
Но Мозенрат не подавал никаких признаков жизни. И Ксеркс знал, что это – всё… Он ничем не сможет помочь хозяину. И на помощь тут звать некого…
…Мозенрат не спал, – просто у него не хватало сил открыть глаза. Сначала он не видел ничего, кроме чёрной пустоты, но постепенно она стала принимать знакомые очертания и цвет: это пересыпáлись последние песчинки в тех самых часах, которые остались в Цитадели.
- Не надо!.. – мысленно закричал он всем своим существом, каждой клеточкой своего тела. – Не надо!!.. Я не хочу умирать в девятнадцать лет!.. Слышите меня?!.. Дайте мне второй шанс! Я хочу жить!!!..
Последние две песчинки… Вот упала одна…
- Не надо!!!..
…И тут Мозенрат почувствовал нечто такое, что описать словами не так-то просто. Видение песочных часов разом исчезло, и он ощутил, как по всему его телу растекается сама жизнь, – словно серебристый поток. Чародей открыл глаза и легко поднялся на ноги.
Первым, кого увидел Мозенрат, был, конечно же, Ксеркс, не помнящий себя от восторга.
- Хозяин жив! Хозяин жив!!.. – вопил счастливый угорь, носясь в воздухе туда-сюда.
- Хватит мельтешить у меня перед носом. – сказал Мозенрат и бесцеремонно схватил Ксеркса правой рукой, но тут же ошеломлённо разжал пальцы: да, именно пальцы, а не кости!
И только тут чародей сообразил, что не чувствует того, что много месяцев не давало ему покоя, – боли в правой руке.
- Как это случилось, Ксеркс? – тихо спросил он.
- Вот эта юная девушка, – угорь указал хвостом вниз, на пол, – появилась тут из ниоткуда и спасла тебя.
- Юная девушка? – в недоумении произнёс Мозенрат, взглянув на седовласую старуху, которая сидела на полу клетки, бессильно прислонившись головой к прутьям: в точности, как он сам минуту назад. – Ксеркс, ты, никак, на радостях последний ум растерял?
Угорь в замешательстве поглядел на старуху.
- Ну… до того, как она сняла перчатку, она выглядела гораздо моложе… – прохрипел он.
- Это перчатка вечной молодости. – старуха указала трясущейся рукой на левую ладонь Мозенрата. – Ты умирал, и я помогла тебе… Я знаю, что от злого чародея не стоит ждать милости. Перчатка на тебе, и ты можешь перенестись отсюда куда угодно… Уходи же скорее, – дай умереть спокойно… …Не дождалась я своего второго шанса…
И старуха с тяжёлым вздохом устало прикрыла глаза.
Мозенрат с величайшим интересом разглядывал перчатку, оказавшуюся на его левой руке, всё то время, пока старуха говорила. Но при последних её словах он на мгновение изменился в лице.
- Перчатка вечной молодости… Хм… – его лицо уже приняло своё обычное насмешливо-спокойное выражение. – Что-то не очень верится, Ксеркс… Сейчас проверим!
И чародей, опустившись на одно колено, быстро снял с себя перчатку и надел её на совсем, казалось бы, безжизненную руку старухи.
Ослепительная вспышка серебристого света заставила Мозенрата отшатнуться и закрыть лицо руками.
- Ах, – услышал он звонкий девичий голос, – до чего же чудесно быть молодой!..
Слегка смуглая девушка с тёмно-каштановыми волосами до пояса поднялась на ноги и посмотрела прямо в глаза Мозенрату. Лицо её светилось радостью.
- Спасибо тебе… Теперь я уж наверняка не упущу свой шанс… – тихо и серьёзно произнесла девушка. – Ой… Красота какая!..
И в самом деле – красота! Когда огромная-преогромная серебристая луна встаёт из-за моря, тут есть на что полюбоваться…
- Девчонки… – насмешливо, но без злости покачал головой Мозенрат.
- Нет, ты не понимаешь!.. – ещё сильнее сияя от радости, развернулась к нему девушка. – Восход огромной луны означает появление острова Кабир-Камар! И я, наконец-то, смогу туда попасть… Ай!..
Увлечённые невероятными событиями люди только сейчас заметили, что на море разыгралась настоящая буря. Огромные волны, способные шутя потопить любой корабль, грозно перекатывались и бурлили. И вдруг на поверхность моря вынырнул, – да, именно вынырнул, – небольшой остров.
А воздушный шар, на котором теперь летел не один человек, а двое, начал терять высоту, и так снизился, что гигантская волна задела клетку, и шар сильно накренился. Вот почему Мириам закричала «Ай!» и в следующий миг обнаружила себя в объятиях Мозенрата.
- Спасаемся! – не растерявшись, крикнула девушка. – На Остров!
Мозенрат, тоже сохраняя спокойствие, крепко схватил Ксеркса за шею. И тут же Мириам взмахнула рукой в перчатке.
Освободившийся от груза шар легко взмыл в небо…

Отредактировано Melody (2012-12-26 02:09:50)

0

4

III

- Наконец-то! А то я уже забыл, как люди выглядят… – произнёс мягкий мужской голос.
И трое путешественников увидели перед собой высокого мужчину средних лет с тёмными волосами и добрыми голубыми глазами.
- Гхм! – прочистил горло Хранитель Острова и продолжал уже более торжественным тоном. – Добро пожаловать на волшебный остров Кабир-Камар, принц Мозенрат…
- Мозенрат – «грозовое облако»… – пробормотала себе под нос девушка.
- …и принцесса Мириам.
- Мириам – «непокорная»… – покосился на девушку Мозенрат.
- Есть немножко. – чуть улыбнулась ему Мириам.
- Ну, а меня зовут Хафиз. – уже обыкновенным тоном добавил Хранитель.
- О мудрый и уважаемый Хафиз! – грациозно поклонилась девушка. – Можно ли…
- …повернуть время вспять и сделать так, чтобы твои отец и младший брат не погибли? – закончил фразу Хранитель. – …А тебе, Мозенрат, хотелось бы знать, откуда вообще взялись эти волшебные перчатки, и что будет, если соединить их магию. Не так ли?
- Именно так, о Хранитель. – учтиво ответил чародей.
- Тогда пойдёмте со мной в Дом, и вы получите ответы на свои вопросы.
Дом был небольшой, как и сам Остров. Но когда путешественники вошли внутрь, то увидели, что находятся в огромном дворце со множеством дверей и коридоров.
Хафиз повёл их вверх по лестнице, потом свернул в длинный коридор и остановился перед одной из дверей.
- Прости, Ксеркс, – сказал Хранитель, – но тебе дальше нельзя. В эту дверь могут войти только твой хозяин и принцесса.
- Я ненадолго, Ксеркс. – спокойно сказал Мозенрат. – Не беспокойся, со мной ничего не случится. Тут же всё просто напичкано белой магией…
Угорь нехотя слетел с плеча хозяина, и Хранитель открыл Дверь.
В дверном проёме не было видно ничего, кроме сплошного мрака. Мириам поёжилась, но сразу же широко шагнула в темноту. Мозенрат же ещё колебался.
- Ну, ты идёшь или нет? – послышался из мрака недовольный голос девушки. – Я, между прочим, темноты с детства боюсь…
- Пока ты не войдёшь, тьма не рассеется. – с улыбкой сказал чародею Хафиз. Ибо ответ на ваши вопросы – один. И узнать его вы сможете только вместе.
- Иду, не трясись там… – только и сказал девушке Мозенрат, а затем повернулся к Хранителю. – Накормите, пожалуйста, Ксеркса. Он давно уже ничего не ел…
И с этими словами чародей шагнул в дверной проём.
- Об этом не беспокойся! – весело ответил Хафиз и закрыл Дверь.

IV

И действительно: как только Мозенрат прошёл в дверной проём, тьма стала постепенно рассеиваться. Вскоре Мириам разглядела, что находится в конюшне, а совсем рядом с ней стоит великолепный вороной конь, и его золотистую гриву старательно расчёсывает бедно одетый черноволосый юноша.
- Кажется, я понял, что это… – по-прежнему спокойно, но с оттенком грусти произнёс Мозенрат.
И чародей, к величайшему изумлению девушки, прикоснулся к коню, но пальцы прошли сквозь его тело, – словно сквозь пустоту.
- Это тени прошлого. Моего прошлого, между прочим…
И Мириам, приглядевшись, увидела, что юноша в одежде бедняка – действительно Мозенрат.
- Развяжи меня. – вдруг совершенно человеческим голосом сказал конь. – Верёвка натёрла ногу… Ты же знаешь, что я никуда не денусь отсюда, пока ты здесь, Мозенрат…
- Знаю. – коротко ответил юноша и отвязал верёвку, а затем повернулся, чтобы уйти.
- Будь осторожен… – тихо сказал конь.
- Ты чего это вдруг, Ксеркс?
Мириам широко раскрыла глаза и вопросительно взглянула на Мозенрата. Тот лишь угрюмо кивнул и отвернулся.
- Не знаю, Мозенрат. – ответил конь. – Неспокойно мне… Как будто ждёт нас беда…
- Спи и не морочь мне голову. – отрезал юноша и зашагал было прочь, но потом обернулся и продолжал уже мягче. – Не тревожься, старый друг. Я, как всегда, буду осторожен. Увидимся завтра!
И юноша вышел вон.
- Пойдём за ним? – Мириам легонько тронула Мозенрата за плечо.
- Пойдём… – вздохнул чародей.
Они вышли на улицу и проследовали за юношей в хмурый тёмный замок. Стояла глубокая безлунная ночь.
- Вот, полюбуйся на мою Цитадель, раз уж мы здесь. –  мрачно усмехнулся чародей.
- Твою Цитадель?!.. – изумилась Мириам. – …Послушай, Мозенрат: а как же Ксеркс стал… таким?
- Вот сейчас ты это всё и увидишь… – ещё более мрачным тоном ответил маг.
И они поднялись вслед за юношей по лестнице, а потом вышли в тускло освещённый коридор. Одна из дверей была открыта, и было видно, что комната, в которую вела дверь, ярко освещена.
Юноша нерешительно остановился, – видимо, не ожидал, что в той комнате будет светло.
- Это я, как обычно, – пояснил девушке Мозенрат, – отправился ночью в библиотеку моего властелина и мучителя Дестана.
Заслышав это имя, Мириам вздрогнула, словно от удара током.
- Ты чего? – удивился чародей.
- Не обращай внимания. – быстро сказала девушка.
…Тем временем юноша осторожно заглянул в библиотеку, а затем так же осторожно вошёл внутрь.
За огромным столом, заваленным свитками и толстыми книгами, спал, уронив голову на руки, роскошно одетый человек.
Девушке сразу бросилась в глаза перчатка на его правой руке, – точно такая же, как та, что была у неё на левой.
Юноша с величайшей осторожностью подошёл к спящему. Тот не проснулся. Тогда он легонько коснулся перчатки. Снова ничего не произошло.
И юноша занёс руку, примеряясь, как бы одним движением стащить перчатку с руки спящего. Но тут старый колдун проснулся (или он только притворялся спящим, – этого уже никто никогда не узнает…) и крепко схватил юношу за руку.
- Так-так, кого я вижу… – со зловещим спокойствием произнёс колдун, вставая из-за стола.
- Убийца… – с ненавистью процедил сквозь зубы юноша, даже и не пытаясь вырваться.
- Хм… Да, что-то такое припоминаю… Кажется, несколько лет назад я обратил в прах твоих августейших родителей… – всё так же холодно и зловеще говорил колдун.
На лице юноши отразилось безмерное удивление.
- Да-да, принц… Неужели ты думаешь, что я сразу не догадался, кто ты?.. Тем большее удовольствие доставляло мне смотреть, как ты убираешь конюшню и питаешься объедками, которыми побрезговал бы даже мой конь…
- Он не твой! – со злостью перебил его юноша. – Он – свободный летающий конь!
- Как же, как же… – только усмехнулся колдун. – Однако что мне с тобой делать, раз ты уж возомнил, что можешь отомстить мне, – величайшему чародею Дестану?..
Мириам снова вздрогнула. И вдруг в лице колдуна ей почудилось что-то знакомое.
Это лицо, возможно, было когда-то красивым, но беспредельная жестокость и самодовольство исказили его.
Мириам тряхнула головой, словно отгоняя видение.
- Убить тебя, – продолжал между тем колдун, – было бы слишком просто и милосердно… Превращу-ка я тебя, пожалуй, в какую-нибудь гадость…
Тут Дестан на какое-то мгновение призадумался, а потом продолжал, довольный своим замыслом.
- Ты будешь ползать на своём брюхе и соображать не лучше головастика. Что может быть приятнее, чем видеть своего врага в таком состоянии?..
Дестан дико расхохотался и с такой силой отшвырнул Мозенрата от себя, что тот ударился о стену и свалился на пол. Старый колдун уже занёс руку в перчатке, которая вдруг засветилась зловещим тёмно-синим пламенем, как вдруг крылатый конь Ксеркс, золотисто-чёрным вихрем ворвавшись в комнату, встал между ним и юношей.
Но заряд чёрной магии уже был выпущен. И вот вместо прекрасного коня на полу лежал уродливый серый угорь.
Дестан опешил на какое-то мгновение, но этого времени было достаточно для Мозенрата, который, молниеносно вскочив с пола, мёртвой хваткой вцепился в правую руку колдуна.
- Не сдаёшься, да? – вновь расхохотался Дестан. – Ну, что же: испробуй той магии, которой так жаждешь!
- Не смотри! – настоящий Мозенрат резко развернул Мириам лицом к себе.
В следующий миг девушка услышала отчаянный крик боли. И крик этот был так ужасен, что она зажмурилась и спрятала лицо в ладонях.
- Это прошлое. Всего лишь прошлое… – успокаивающим тоном произнёс Мозенрат, положив руки на плечи девушки. – А теперь – смотри!
И Мириам, развернувшись, увидела, что перчатка – уже на руке у юноши, а Дестан обеими руками старается оторвать от своего лица накрепко обвившегося угря.
И тут юноша начал произносить какое-то ужасное заклинание. Перчатка засветилась тем самым сине-чёрным пламенем.
Ксеркс уже оторвался от головы Дестана и парил в воздухе. Дестан же с криком повалился на землю. И вдруг от него отделился какой-то светящийся огонёк. А потом в комнату неизвестно откуда слетелось множество таких же огоньков. И все они стремились к Мозенрату, который всё ещё читал своё страшное заклинание.
Постепенно у него в руках образовалось что-то вроде прозрачного шара, и все огоньки теперь были заключены в этот шар.
Юноша замолчал и отдышался.
- Вот и всё, Ксеркс… – устало выговорил он. –  Враг повержен… Теперь Дестан и его слуги – всего лишь безмозглые зомби, которые отныне будут подчиняться мне и только мне.
Юноша подошёл к одному из шкафов и слегка потянул на себя какую-то книгу. Шкаф тут же отодвинулся, – видимо, там был тайник.
Когда шкаф снова встал на место, прозрачного шара в руках юноши уже не было.
- Да-а, Ксеркс… – сказал он, снимая перчатку и с отвращением глядя на свою костяную руку. – Если б не ты, мой верный друг, – пришлось бы мне заживо превратиться вот в это… А так – ещё легко отделался: только рука до плеча… С этим я как-то проживу… Кстати, теперь не лишним будет подстраховаться. Я должен буду знать, сколько у меня ещё есть времени…
И он, зажмурившись, протянул правую руку в перчатке в направлении стола (перчатка снова засветилась).
Вдруг на столе возникли большие песочные часы. Красноватый песок начал медленно пересыпаться.
- Триста дней, и ни секундой больше… Таково проклятие перчатки… …Да уж я найду какой-нибудь способ избавиться от этого проклятия… За триста дней можно и всем миром завладеть!.. – самодовольно ухмыльнулся юноша. – Ну, а теперь займёмся нашим позеленевшим другом…
И он подошёл ко всё ещё лежавшему ничком на полу зомби, некогда бывшему грозным чародеем Дестаном.
- Встань! – ужасным голосом произнёс Мозенрат. – Встань, когда с тобой говорит твой хозяин!.. Так… А теперь – убирайся отсюда вон!
И зомби как ветром выдуло из библиотеки.
В ту же самую секунду юноша без сил рухнул на пол. К нему тут же подлетел встревоженный угорь…
Тут вокруг Мозенрата и Мириам снова начала сгущаться беспросветная тьма…

0

5

V

- Как звали твоих родителей? – тихо спросила Мириам.
- Король Рияз и королева Амира. – так же негромко ответил Мозенрат. – правители некогда процветающей страны Тайар-Фарис…
И тут мрак вокруг них начал потихоньку рассеиваться.
- Мне кажется, я и теперь знаю, где мы… – с горечью произнёс Мозенрат.
Они стояли посреди чудесного зелёного сада, со всех сторон окружающего яркий, приветливый дворец.
- Это королевский замок, в котором я прожил свои первые двенадцать лет. – спокойно (даже слишком спокойно) сказал чародей. – Что ж, – зайдём, раз уж мы здесь…
И они вошли в замок.
- Вон там – тронная зала!.. – ускоряя шаги, сказал Мозенрат.
И Мириам пошла, – точнее, почти побежала, – за ним.
Но когда они вошли в просторную светлую залу, Мозенрат тут же остановился, как вкопанный.
На троне сидели невысокий, добродушный с виду полноватый мужчина, и очень красивая дама с чёрными вьющимися волосами. А напротив них стоял никто иной, как старый чародей Дестан.
- …Ни за что и никогда! – гневно произнёс король. – И уберите своё золото!
- Да будет вам известно, уважаемый, – ледяным тоном заговорила королева, обращаясь к колдуну, – что крылатые лошади, живущие в нашей стране, не являются нашей собственностью. Это свободные говорящие животные, и никто не может продать или купить кого-либо из них!
- Ну, что же, – не хотите по-хорошему… Тогда давайте по-плохому. – со зловещим спокойствием произнёс Дестан.
И, прежде чем королевская стража успела что-то сделать, он вскинул правую руку в перчатке.
- Не мучай себя!.. – теперь уже Мириам, взяв Мозенрата за плечи, развернула его лицом к себе.
И она, всё ещё обнимая чародея за плечи, потихоньку вывела его из замка.
А вскоре оттуда вышел самодовольно ухмыляющийся Дестан. Погони он, похоже, не опасался.
Вдруг он поднял голову, и Мириам тоже поглядела вверх.
- Смотри… – прошептала она, сжав руку Мозенрата.
Над королевским замком кружил, постепенно спускаясь вниз, крылатый жеребёнок. А верхом на нём сидел, что-то весело крича, растрёпанный черноволосый мальчишка.
- Это я, ничего не подозревающий, возвращаюсь домой. – безжизненно ровным голосом произнёс Мозенрат. – Сейчас я войду в тронную залу, а там…
- До завтра, Ксеркс! – весело помахал рукой мальчик и вприпрыжку побежал ко дворцу (Дестан уже успел надёжно спрятаться в кустах).
Жеребёнок уже собирался взлетать, как вдруг почувствовал, что ему мешает какая-то непреодолимая сила. Это уже вышедший из своего укрытия Дестан, протянув правую руку, потихоньку тащил Ксеркса к себе силой магической перчатки.
- Можешь не сопротивляться, мой летающий дружок. – ухмыляясь, проговорил Дестан. – Ты уже в ловушке!
- Отпусти моего друга, ты… чудовище!! – прозвучал высокий мальчишечий голос.
- Держи карман шире!.. – с той же отвратительной ухмылкой произнёс колдун.
Коротенькое заклинание – и неведомо откуда взявшиеся верёвки опутали ноги Ксеркса. Жеребёнок повалился на землю.
- Возьми меня с собой… – мальчик стоял, низко склонив перед Дестаном голову. – Я буду ухаживать за ним…
- Что ж, – окинув взглядом взъерошенного мальчишку в потрёпанной одёжке, вновь ухмыльнулся колдун, – слуги лишними не бывают. Но смотри: будешь лениться или роптать – сотру в порошок, не раздумывая!
Тут старый чародей взмахнул правой рукой, и все трое исчезли во вспышке тёмно-синего света…
…И только взрослый Мозенрат, заново переживший эту ужасную сцену, знал, сколько ненависти затаил в себе тот черноволосый мальчишка…

VI

Тьма снова начала постепенно рассеиваться, и теперь настал черёд Мириам сказать:
- Кажется, я знаю, где мы… Это дворец, в котором я родилась и выросла. А это… это же Халиб!..
…За окнами замка сгущались сумерки. В ярко освещённой просторной комнате сидел за письменным столом очень высокий худощавый старик и, поскрипывая пером, что-то писал на пергаменте.
И вдруг – ослепительная вспышка тёмно-синего света.
…Перед Халибом стоял взявшийся невесть откуда молодой статный мужчина с иссиня-чёрными волосами. Мозенрат сразу узнал в нём Дестана, а Мириам почему-то побледнела и схватилась за сердце.
- Узнаёшь меня?.. – раздался густой, зловещий голос.
И Дестан подошёл вплотную к вскочившему с места Халибу.
- Да, это я… – продолжал он. – Дестан, сын принца Рауфа, которого казнили по твоему приказу…
- Но… – промямлил старик. – он же был казнён по приказу принца… то ешть шултана Казима…
- Брось отпираться, ты… мухомор сушёный!..
Мириам нервно хихикнула.
- Я прекрасно знаю, – продолжал Дестан, – что Казим пришёл к власти благодаря тебе. Но он своё наказание уже получил. Ты же почувствуешь прямо сейчас, что такое гнев чародея Дестана!!..
И молодой маг схватил старика за шиворот, а затем швырнул его в стену, – так легко, будто тот был не человеком, а пёрышком.
- Штража-а!.. Ко мне-е-е!!.. – заблеял старый Халиб, точно козёл, завидевший свирепого волка.
Но Дестан лишь усмехнулся и начал читать какое-то заклинание, от которого стали рушиться стены дворца, а затем исчез, взмахнув правой рукой в перчатке, – будто его тут и не было.
И, прежде чем успел обвалиться потолок дворца, Мириам и Мозенрата снова окутала непроницаемая тьма…

VII

…Тихая звёздная ночь раскинулась над пустыней. В одинокой покосившейся хижине было светло.
- Где это мы? – спросил Мозенрат.
- Я не знаю… – чуть слышно отозвалась Мириам.
И тут послышался приглушённый песком топот копыт.
Вскоре к хижине подъехал какой-то мужчина (в темноте нельзя было разглядеть его лицо), спешился и крадучись подошёл к освещённому окну.
Мозенрат и Мириам тоже подошли, и заглянули в окно.
Оказывается, заброшенная лачуга принадлежала шайке разбойников, которые сейчас были очень заняты: они делили награбленную за день добычу.
- Это что ещё за рухлядь?! – прорычал голос одного из разбойников. – Хоть бы пара к ней была!..
И через окно вылетела, приземлившись прямо на голову молодого мужчины, какая-то вещь (Мозенрат, присмотревшись, узнал в ней свою перчатку).
Тут послышалось ржание испуганного чем-то коня.
Мужчина машинально натянул перчатку на правую руку и поспешил к коню, бормоча себе под нос ругательства.
Но разбойники уже выскочили из хижины.
- А ну, стой! – зарычал главарь шайки.
Дальше всё произошло в один миг, но рассказывать об этом долго: мужчина инстинктивно вытягивает вперёд правую руку; вспышка сине-чёрного пламени; главарь шайки лежит навзничь на песке и вопит далеко не таким низким голосом, как обычно:
- Пощады!..
- Это же та самая перчатка!.. – проскрипел самый старый разбойник. – Перчатка, на которой лежит проклятие!.. Всякий, кто надевал перчатку, обретал могущественное оружие, но ровно через триста дней погибал, и ничто не могло его спасти!..
- Бабушкины сказки! – спокойно произнёс мужчина в перчатке.
Мириам ахнула, узнав голос Дестана.
- Как бы там ни было, – продолжал новый хозяин перчатки, – а вы все отныне будете подчиняться мне!
И Дестан сжал правую руку в кулак. Перчатка сразу же засветилась сине-чёрным пламенем.
Тут всё снова погрузилось в полный мрак…

0

6

VIII

…Солнце, щадя раскалённую пустыню, клонилось к закату. А навстречу солнцу бодрым, размеренным шагом шла невысокая темноволосая девушка в белом одеянии. То была Мириам.
Вдруг она остановилась и пристально посмотрела вдаль: не мираж ли?
Нет, впереди действительно виднелись домики. Мириам прислушалась: да, это было журчание воды. И, поколебавшись несколько секунд, девушка направилась к оазису.
Вскоре она подошла к крайнему домику деревеньки. Возле домика стояла, опёршись на узловатую палку, высокая седая старуха с мудрыми, спокойными карими глазами.
- Пойдём скорей! – Мириам потащила Мозенрата за рукав; её лицо снова так и светилось радостью. – Не думала, что когда-нибудь ещё смогу её увидеть!..
И двое путешественников последовали за девушкой и старухой.
- Издалека идёшь, доченька? – приятным, певучим голосом спросила старуха.
- Издалека, бабушка… – ответила Мириам.
- Пойдём в дом: напою тебя, накормлю… – улыбнулась старуха.
Но девушка не спешила принимать приглашение, – будто чего-то боялась.
- Не бойся, дитя моё. – мягко сказала старуха, многозначительно поглядев на перчатку Мириам. – Я не из тех, кто гонится за бессмертием…
Девушка переменилась в лице.
- Ты всё знаешь. Почему я должна тебе верить?..
Старуха подошла ближе и посмотрела прямо в глаза Мириам.
- Какой прок от того, что я буду жить вечно?.. Я недавно схоронила мужа, с которым много лет прожила в любви да согласии… Жизнь здесь без него – тоска. А бесконечная жизнь – бесконечная тоска… А если я умру, как все люди, то вновь буду с ним… Ведь любящие друг друга души не расстаются никогда…
- Прости… – вздохнула Мириам.
Старуха обняла её за плечи, и они вошли в дом.
А в доме, сладко посапывая, спало удивительное рыжее существо с густой шерстью, пушистым хвостом и… парой медно-красных крыльев.
- Кто это? – широко раскрыв глаза, спросила девушка.
- Это Дарий, – летающий кот. – с улыбкой отвечала старуха. – И, к тому же, слишком много говорящий…
- Мурр-мяу… – потягиваясь, поднялся на лапы кот, заслышав своё имя.
- Кот?! – переспросила Мириам. – Нет, мне когда-то приходилось видеть кошек, но чтобы рыжих…
- Мяу, никак не пойму: что хорошего в том, – вдруг вполне человеческим голосом заговорил кот, – что все кошки в Египте – серо-буро-непонятно-какого цвета… Старшая дочь фараона, мяу… мегер-р-ра, даже хотела меня утопить за то лишь, что я родился рыжим… И, если бы не её младший брат Алим, так бы я и погиб ещё слепым котёнком… Алим отнял меня у сестры и заботился обо мне, как о своём ребёнке… Вот такая история, дорогая Мириам…
Девушка, за обе щёки уплетавшая аппетитно пахнущий суп, который поставила перед нею старуха, так и замерла с ложкой в воздухе.
- Откуда ты знаешь, как меня зовут?!..
- Мяу, я ведь волшебный кот… Я чувствовал, что ты придёшь, – ещё с утра… Мы с хозяйкой Дельфузой давным-давно ждали тебя, мяу-Мир-риам…
- Дарий, не отвлекай гостью! – строго сказала Дельфуза. – Бедная девочка, наверное, годами не ела супа…
- …и несколько месяцев не пила воды. – улыбнулась девушка. – Перчатка есть перчатка… Должна же быть от неё хоть какая-то польза…
- Сейчас я тебе почищу вот это сочное яблоко… – беря с полки ножик, улыбнулась Дельфуза. – Ай!..
- Что случилось?! – вскакивая с места, подбежала к ней Мириам.
- Ничего страшного, дитя моё. – спокойно ответила старуха. – Всего лишь порезала палец…
- Я помогу перевязать. – быстро сказала Мириам.
- Зачем же перевязывать? – хитро улыбнулась Дельфуза. – Поднеси-ка к ранке свою перчатку…
Мириам так и сделала. И вдруг перчатка засветилась серебристым сиянием, а ранка на руке старухи бесследно исчезла.
- Понимаешь теперь, что может эта перчатка, кроме как даровать своему владельцу вечную молодость? – весело спросила Дельфуза.
Мириам медленно кивнула.
- Откуда ты знаешь всё об этой перчатке? – тихо спросила девушка. – Кто вы такие?!..
- Теперь слушай внимательно! – сказала настоящая Мириам Мозенрату, который с весёлым любопытством разглядывал крылатого кота.
- Много-много лет назад, – начала рассказывать Дельфуза, – добрый волшебник Алим, бывший некогда принцем Египта, изготовил волшебные перчатки, чтобы они защищали его дочь Танвиру, которая должна была пуститься одна в длинное и опасное путешествие… А знаю я это всё потому, что Танвира была моей пра-прабабушкой…
- Но тогда… – Мириам изумлённо воззрилась на рыжего кота. – Дарий…
- Мяу, именно так. – отозвался кот. – Я – бессмертный. И даровал мне бессмертие, а также способность говорить и летать, мой дорогой хозяин…
- …Алим был не из тех принцев, – задумчиво продолжала Дельфуза, – которые с нетерпением ждут своего восхождения на трон. За те девятнадцать лет, которые он прожил во дворце, ему до смерти надоели интриги, подлость, предательства, жестокость… в общем, всё то, без чего обычно не обходится жизнь королевского дворца…
И вот однажды юный принц, собрав кое-какие пожитки и взяв на руки своего рыжего пушистого любимца, тайком покинул дворец…
…Долго ли, коротко ли путешествовал Алим, но настал день, когда он встретил красавицу Луджин, которая была бедна, но обладала истинным богатством, – добротой и чистотой сердца…
…Молодые люди поженились и, хоть им и нелегко приходилось зарабатывать на кусок хлеба, никогда не сетовали на судьбу. Вскоре у них родилась дочка, – весёлая светловолосая Танвира…
- …Мяу, Алим всегда говорил, что Танвира – вылитая мама… – вставил свои пять копеек Дарий.
- …Но недолго продолжалось их счастье… – рассказывала дальше Дельфуза. – …В тот день ничто не предвещало беды. Алим, как обычно, ушёл с утра на работу, а его жена осталась дома, – смотреть за дочкой и готовить обед.
Вдруг Луджин услышала стук, лязг, громкое ржание и неистовые крики. Выбежав на улицу, она увидела, что по дороге с огромной скоростью несётся повозка, запряжённая двумя взбесившимися от какого-то испуга лошадьми. А на дороге, – прямо на пути повозки, – сидит, беззаботно играя с тряпичной куклой, маленькая девочка, – чуть постарше двухлетней Танвиры.
Добрая и отважная женщина, не раздумывая, кинулась наперерез повозке. Она оттолкнула ребёнка, и девочка осталась невредимой. Но сама Луджин отскочить не успела…
…Безутешно горевал добрый Алим по своей жене. Но не из тех он был людей, которые сидят на месте и льют слёзы…
- …Мяу, дальше я расскажу. – встряхнулся Дарий. – …Незадолго до гибели Луджин услышал он от одного старика, что есть посреди Красного моря волшебный остров, который появляется на поверхности каждый раз, когда луна подходит на самое близкое к земле расстояние, – остров Кабир-Камар.
…Говорят, что создал этот остров великий волшебник, в незапамятные времена победивший самого Повелителя теней. И этот добрый волшебник стал первым Хранителем Острова.
…С тех пор всякий, кто терял на Земле свою Дорогу, кто переставал понимать, для чего он живёт, мог спросить совета у Хранителя. Но попадали на Остров лишь самые смелые и настойчивые, потому что добраться до него можно только по воздуху…
- …Но разве нельзя доплыть на корабле?! – с горячностью воскликнула Мириам.
- Мяу, никак нельзя… Дело в том, что, когда Остров появляется на поверхности, на море начинается ужасная буря… Острову-то ничего не может сделаться, – он защищён волшебным барьером. А вот кораблю – не спастись… И поэтому лишь те, которые находили способ добраться до Острова по воздуху, получали ответы на все свои вопросы. И таких всегда было немного…
- Ну, а как же Алим добрался до Острова?? – с большим интересом спросила Мириам.
- Среди тех вещей, – отвечал кот, – которые Алим взял из дворца, был подарок его любимого учителя, – придворного мудреца: волшебные сандалии, которые могли нести своего хозяина по воздуху…
- …и которые не так давно посеял этот болван Амин Дамула. – пробормотал себе под нос Мозенрат.
- …Вот так, – снова заговорила Дельфуза, – Алим стал очередным Хранителем острова Кабир-Камар. Он нашёл своё предназначение и понял, для чего родился на свет…
А к следующему появлению Острова на поверхность моря маленькая Танвира выросла, превратившись в юную весёлую красавицу…
- …Мяу, и к тому же очень храбрую. – снова вмешался Дарий. – Собственно, это ради неё Алим даровал мне бессмертие: не хотел, чтобы она горевала, потеряв единственного друга… Ведь, кроме Алима и меня, на Острове не было ни одного живого разумного существа…
Кот грустно вздохнул и опустил голову. Мириам подошла и нерешительно почесала его за ухом. Дарий тихонько замурлыкал…
- А что потом случилось с Танвирой? Защитили её перчатки? – нетерпеливо спросила Мириам.
- Не только защитили, – кивнула Дельфуза, – но и помогли ей обрести своё счастье. Ведь однажды ей довелось спасти человека от неминуемой смерти, и потом разделить с ним его Дорогу…
- А как это случилось?
- Мяу, – отозвался Дарий, – я всё помню, как будто бы это было вчера… Мы с Танвирой шли через пустыню, как вдруг увидели, что неподалёку какой-то бедно одетый юноша отбивается от двух здоровенных разбойников.
Силы, конечно же, были неравны. Один из злодеев нанёс юноше смертельную рану. Но Танвира подоспела вовремя…
- Вот тут-то, – продолжала рассказ Дельфуза, – ей и пришлось пустить в ход правую перчатку.
Разбойники тут же обратились в бегство. А девушка, наклонившись над умирающим юношей, надела на его руку перчатку исцеления…
- Его звали Нуреддин. – сказал Дарий. – И они с Танвирой счастливо прожили вместе всю свою жизнь.
…Надо сказать, что им очень пригодились крылатые сандалии, доставшиеся от Алима: они продали эту волшебную вещь и купили себе всё, что нужно для жизни: дом, коня, корову… Мяу, а молочко-то какое вкусное было…
- Кому что, а коту – молоко… – засмеялась Дельфуза. – Так вот, вскоре после того, как Нуреддин и Танвира поженились, они отнесли волшебные перчатки далеко в пустыню и закопали их глубоко в песок…
- Зачем? – спросила Мириам.
- Так повелел дочери Алим. Да и сама она понимала, что перчатки ей больше не нужны: ведь теперь было кому защищать её…
- Но перчатки, значит, потом выкопали. – сказала Мириам. – Где же теперь правая?
- Этого я не знаю. – покачала головой Дельфуза. – Знаю только, что всякого, кто наденет правую перчатку, ждёт скорая погибель, если этот человек никогда не надевал левой перчатки…
- Почему? – в недоумении спросила Мириам.
- Потому что разрушение без созидания – это смерть. – только и сказала старуха.
- Скажите, – помолчав немного, заговорила Мириам, – а смогу ли я попасть на тот волшебный остров?..
- Всё зависит от тебя, моя дорогая… – ответила Дельфуза.
- Самое главное – не отчаивайся, сколько бы тебе ни пришлось искать. – серьёзно сказал Дарий. – Старайся как можно реже попадаться людям на глаза и со всеми будь осторожна. Ведь глупых охотников за бессмертием немало на свете…
- Знаю. – угрюмо кивнула девушка.
- Если кому-то будет нужна помощь, не проходи мимо. – показав глазами на перчатку, сказала Дельфуза.
- Я поняла. – коротко ответила Мириам.

0

7

IX

- Прощай, мудрая Дельфуза… – прошептала Мириам, когда тьма в который раз сгустилась вокруг неё и Мозенрата. – О, нет… Только не это воспоминание!!..
Мрак снова рассеялся, и Мозенрат увидел, что вокруг него – пустыня, а над его головой – безоблачное предрассветное небо. Прямо же перед собой он увидел крошечный оазис. Весело журчал источник, а в тени невысокого раскидистого дерева крепко спала юная девушка в роскошном наряде принцессы. Рядом с ней, свернувшись калачиком, спал мальчик лет шести, одетый не менее богато.
Присмотревшись, Мозенрат узнал в девушке Мириам, а на левой руке мальчика разглядел ту самую перчатку.
- Сейчас они приедут, – услышал чародей глухой, сдавленный голос рядом с собой, – и заберут моего брата…
- Кто «они»?
- Обернись… – сказала Мириам.
Мозенрат послушался и увидел, что к оазису подъезжают двое мужчин на лошадях. Судя по их одежде и вооружению, они были из дворцовой стражи.
Стараясь не шуметь, стражники спешились и крадучись подошли к спящим. И вдруг один из них схватил мальчика в охапку, успев к тому же моментально зажать ему рот рукой. Ребёнок не успел издать ни звука, и только смотрел на стражников широко раскрытыми карими глазами. Принцесса же всё ещё крепко спала.
Вдруг откуда-то послышался отдалённый звон бубенцов.
- Вот что, дружище. – шёпотом заговорил стражник, державший мальчика. – Я, пожалуй, съезжу поглядеть, что там за караван. Не выполнять же приказ этого старого самозванца Халиба… Вдруг удастся договориться, чтобы мальчишку взяли с собой караванщики…
- Валяй. – ответил второй. – Мне тоже что-то неохота брать такой грех на душу…
И первый стражник, вскочив в седло, быстро скрылся из виду.
- Значит, Халиб приказал убить твоего брата? – тихо спросил Мозенрат.
- Да. – всё таким же сдавленным голосом ответила Мириам. – Он хотел убрать всех законных претендентов на престол…
Вскоре вернулся первый стражник, – уже без мальчика.
- Ну, что? – шёпотом спросил второй.
- Порядок! – ответил первый. – Мне удалось продать его проезжающему работорговцу.
- А где же деньги? – не слишком любезно осведомился второй.
- С чего это ты вообразил, что я буду с тобой делиться?! – гаркнул первый.
Этот крик разбудил принцессу. Она мигом поднялась на ноги. Второй стражник тут же крепко схватил её за руки и скрутил их у неё за спиной.
- Где мой брат?!.. – отчаянно вырываясь, закричала принцесса.
- Уничтожен по приказу султана Халиба. – мрачно ответил первый стражник и как доказательство вытащил из-за пояса волшебную перчатку.
Принцесса, перестав вырываться, застыла, словно каменное изваяние.
- …А вас, ваше высочество, – продолжал стражник, – султан приказал живой и невредимой доставить во дворец. А также он велел принести ему перчатку вечной молодости…
- Неужели вы будете настолько глупы, – вдруг произнесла низким, вкрадчивым голосом принцесса, – что повезёте этому старому самозванцу такое сокровище?..
И тут непроницаемая тьма снова окутала Мириам и Мозенрата.
- Мне кажется, я знаю, что было дальше. – неторопливо произнёс чародей. – Двое глупцов просто поубивали друг друга в драке за перчатку, а ты, забрав сокровище, преспокойно ушла прочь…
- Угадал. – горько усмехнулась Мириам. – Ну, вот мы и снова в моём родном замке…

X

На сей раз путешественники оказались в комнате принцессы. Она сидела на своей роскошной кровати, прижимая к себе младшего брата. По её лицу текли крупные слёзы.
- Мы перенеслись на сутки назад… – пояснила Мириам всё таким же безжизненно ровным голосом. – Сейчас ты увидишь и поймёшь, кто действительно виноват в смерти твоих родителей, Мозенрат…
Не успела она договорить, как раздался стук в дверь.
- Спрячься! – быстро сказала мальчику принцесса, приподнимая покрывало.
Только юный принц успел спрятаться под кроватью, как в комнату вошёл высокий худой мужчина лет пятидесяти. То был Халиб.
- Я не сказала «Войдите»! – процедила сквозь зубы принцесса.
- Брось эти церемонии, моя дорогая… – елейным голосом пропел Халиб и попытался обнять девушку.
Но принцесса отскочила, словно ошпаренная.
- Кто дал тебе право так вести себя со мной?!..
- Принц… то есть, наш новый султан, дорогая. Это была часть нашего с ним договора…
- Какого ещё договора?!.. – угрожающе протянула принцесса.
- Мы с твоим дорогим дядей договорились однажды, – омерзительно усмехаясь, отвечал Халиб, – что я помогу ему стать султаном, а он за это сделает меня, придворного знахаря, своим верховным визирем, а тебя отдаст мне в жёны…
- Я так и думала, – с ненавистью глядя на старика, заговорила принцесса, – что это всё ты… Ты убил моего деда. Из-за тебя казнят завтра утром моего отца… Все же знают, что он – не убийца!..
- Ну, «убил моего деда», – это слишком громко сказано… – неторопливо произнёс Халиб. – Я всего лишь подсыпал снотворного зелья страже, прокрался в комнату нашего зажившегося на свете султана и снял с него волшебную перчатку. Вот и всё… Немного чёрной работы – и в моих руках оказались власть и прекраснейшее сокровище нашей благословенной страны Дайман-фати…
Тут старик снова попытался заключить принцессу в объятия, но та, вырвавшись, со всей силы ударила его кулаком по лицу.
Халиб, не ожидавший такого отпора, шлёпнулся на пол.
- Погоди, шкверная девчонка… – сплюнув выбитые зубы, прошипел Халиб. – Ты ещё поплатишься за это…
И, с трудом поднявшись на ноги, мерзкий старик убрался вон.
- Ты в порядке, Мириам? – уже выбравшийся из своего укрытия мальчик крепко обнял сестру.
- Да, мой малыш. – принцесса нежно погладила брата по голове. – А этот сушёный мухомор…
Тут Мозенрат вздрогнул и на какое-то время замер, словно статуя.
- …похоже, лишился двух-трёх зубов…
- Так ему и надо!.. – хихикнул мальчик.
- Однако нам нужно что-то делать. – озабоченно пробормотала девушка. – Оставаться во дворце больше нельзя… …Так, кажется, я придумала! Жди меня здесь и никуда не смей уходить! Понял?
- Понял. – закивал головой мальчик. – Только не ходи долго, ладно?
- Не бойся, я скоро приду, мой малыш… – Принцесса поцеловала брата в лоб и вышла из комнаты.
Мозенрат, уже кое-как оправившийся от оцепенения, последовал за ней, даже не оглянувшись, чтобы посмотреть, идёт ли за ним настоящая Мириам.
Принцесса же спускалась вниз – в подземелье. Там, опёршись на копья, дремали двое стражников.
Девушка смело подошла к решётчатым дверям темницы и тихо позвала:
- Отец!..
- Мириам!.. – послышался ответный шёпот. – Доченька моя, ты должна бежать отсюда! Жизнь твоего брата, да и твоя тоже, в опасности! Вы должны попытаться убежать через тайный ход!..
- Именно это я и делаю! – прошептала девушка.
И тут, чего и следовало ожидать, проснулись стражники.
- Я люблю тебя, отец!.. – заговорила девушка уже полным голосом. – Я обещаю: с малышом ничего не случится, пока я жива!..
Стражники, схватив принцессу за руки, куда-то потащили её. Вскоре она оказалась в богатой, тускло освещённой комнате, лицом к лицу с каким-то невысоким сутуловатым субъектом, облачённым в роскошный наряд султана. На левой руке его красовалась магическая перчатка.
- Кого я вижу!.. – суетливо всплеснул руками субъект. – Моя несравненная племянница, вопреки моей воле, пробралась в подземелье!.. …Идите обратно, вы мне не нужны. С одной малолетней девчонкой я как-нибудь справлюсь…
- Ради всего святого, – вдруг тихим, умоляющим голосом заговорила она, – отпусти моего отца!.. Ты уже получил то, что хотел, – власть. Не отбирай же у меня самого дорогого человека!..
- Увы, не могу. – обратил на неё взгляд своих маленьких бесцветных глазок новоиспечённый султан. – Мой младший брат должен быть казнён как убийца султана Малика, моего дражайшего отца…
- Я всё знаю! – с презрением взглянула ему в глаза принцесса. – Это вы с Халибом убили султана и подставили моего отца Рауфа, который за всю свою жизнь никому не сделал зла… Это ты – подлый убийца! Ты!!..
И девушка, уже не помня себя от ярости, схватила его за шиворот. Султан, однако, оттолкнул её, и она, потеряв равновесие, упала на пол.
Дальше всё случилось так быстро, что Мозенрат не успел толком понять, что же произошло. Но, как бы там ни было, жалкий убийца лежал мёртвым на полу, а принцесса, побледнев от ужаса, стояла над ним, не двигаясь. В руке она сжимала волшебную перчатку…
- Как ты его?!.. – с нескрываемым восхищением спросил Мозенрат. – В этом полумраке я не успел разглядеть…
- Шпилькой для волос. – печально, без тени гордости отозвалась Мириам. – Он оттолкнул меня, и на пол упала шпилька. Острая, как кинжал. Никакие другие не могли удержать мои волосы в причёске… Подарок отца, кстати… Если б он только знал, что этот подарок толкнёт меня через черту
Тем временем принцесса, окутанная до колен густыми тёмно-каштановыми волосами, очнулась, наконец, от оцепенения. Она быстро надела перчатку, затем накрыла тело султана покрывалом и опрометью выбежала из комнаты.
Очень скоро девушка вернулась вместе со своим маленьким братом.
- Скорее! – шёпотом сказала она. – Здесь, в этой комнате – тайный ход! Скорее, пока Халиб ничего не знает!.. И надень вот эту перчатку…
- Что это?! – указывая на покрывало, испуганно спросил мальчик.
- Это подлый убийца Казим. – просто сказала принцесса.
- Ты… убила его? – шёпотом спросил её брат.
- Да. – Мириам опустилась на одно колено, и теперь лицо мальчика было на одном уровне с её лицом. – Это ничтожество заслужило смерть… Никогда не стоит жалеть подобных ему. Запомни это хорошенько, Дестан!..
- Теперь ты знаешь всё, Мозенрат… – услышал чародей ровный, усталый голос Мириам в сгущающейся вокруг них тьме. – Это из-за меня Дестан стал жестоким убийцей… Нет ничего страшней ожесточённого детского сердца…
- Я догадался и раньше, что Дестан – твой брат. – спокойно, но с оттенком какого-то напряжения отозвался Мозенрат.
- …и нет ничего ужасней, чем перейти через черту… – продолжала девушка. – Я видела: ты уже очень близко подходил к ней. Не иди дальше, Мозенрат…
Голос Мириам дрожал, наполненный глубоким чувством.
А когда мрак снова отступил, из глаз её хлынули горькие слёзы…

0

8

XI

В комнате маленькой принцессы было темно. За окном пели свою убаюкивающую песню сверчки, да ещё изредка подавала голос какая-то ночная птица. Вот в окно заглянул весёлый молодой месяц, и серебристым лучом ласково коснулся тёмно-каштановых волос девочки, которая чему-то улыбалась во сне…
Вдруг тишину ночи бесцеремонно нарушил настойчивый стук в дверь.
- Это ты, кормилица?.. – сонным голосом спросила девочка, подымаясь с постели.
- Я, ваше высочество!
В комнату вошла очень полная женщина с добрым румяным лицом. На руках она держала хныкающего шестимесячного малыша.
- Сколько раз я тебе говорила… – улыбнулась девочка. – Не «высочество», а Мириам…
Она взяла малыша на руки, и он, тотчас же перестав плакать, заулыбался.
- Вот так каждый раз… – широко зевнула кормилица. – Накормлю, перепеленаю, а он всё равно кричит: «Пустите меня к сестрёнке!»…
Девочка весело улыбнулась, покачивая на руках братишку.
- А может быть, – уже тихо и серьёзно сказала она, – он думает, что я – его мама?..
- Бедняжка Нашида… то есть, принцесса Нашида, – вздохнула кормилица, поглаживая растрёпанную головку девочки, – даже и не успела увидеть, какой у неё красивый сыночек родился… Но она может быть спокойна: ты ему – и за сестрёнку, и за маму…
Кормилица снова зевнула во весь рот.
- Присядь, отдохни… – указывая на гору подушек на полу, снова улыбнулась кормилице девочка. – А я ещё немного с ним посижу…
Кормилица, кряхтя, с удовольствием приземлилась на подушки, и тут же сладко засопела. А маленькая принцесса прилегла на кровать, что-то ласково нашёптывая успокоившемуся малышу.
- Знаешь что, Дестан? – весело сказала девочка. – Когда я вырасту, у меня будет добрый и красивый муж, – как наш папа. И у нас будет шестеро… нет, семеро… нет, лучше восьмеро детей! Вот…
И девочка сладко зевнула, улыбаясь своим полумечтам-полуснам.
- Не сбылись твои мечты, девочка… – всё тем же низким, приглушённым голосом произнесла Мириам. – Одна я была всю жизнь, одной мне и заканчивать свою Дорогу…
- Нет, всё-таки, восьмеро – это явный перебор… – пробормотал себе под нос Мозенрат.

***

А тем временем маленькая принцесса, баюкая братишку, запела какую-то мелодию без слов.
Мириам закрыла лицо руками и затряслась в беззвучном плаче, ибо то была колыбельная, которую в давным-давно прошедшие дни напевала ей мама, – нежная красавица Нашида…
- Не пойму, что я-то здесь забыл… – с недовольным видом пожал плечами чародей.
- Мне кажется, скоро это путешествие закончится, Мозенрат. – едва слышно отозвалась Мириам. – Подожди ещё немного…
Тут малыш Дестан снова отчего-то захныкал. Девочка же, допев колыбельную, задремала.
- Тише, мой малыш… – таким же тихим, ровным голосом сказала Мириам. – Я сейчас тебе спою…
И девушка запела было безмятежную мамину колыбельную, но скоро мелодия изменилась. В сущности, это была уже не песня, а надрывный плач, в котором не было ни красоты, ни чистоты звука, – плач, полный отчаяния и горя…
И когда отзвучала последняя пронзительно-высокая нота, Мириам вдруг вытерла слёзы.
- Кажется, теперь я знаю, кто я, и чтó я должна делать… – безжизненно-спокойным голосом произнесла она.¹

***

И тут же всё погрузилось в густую тьму.

1. К фрагменту, выделенному звёздочками, я сделала аудиоиллюстрацию. Вот ссылка: http://www.divshare.com/download/19681994-167

XII

Когда мрак в последний раз рассеялся, двое путешественников увидели, что находятся посреди пустыни. Была звёздная, но безлунная ночь.
- Готово, Танвира! – сказал Нуреддин, выпрямляясь и прислоняя лопату к сухому дереву. – Ты не боишься?
- Чего мне бояться, если ты со мной? – весело улыбнулась худенькая молодая женщина. – Надевай левую перчатку, а я останусь в правой… Готов?
- Готов. – кивнул её муж и протянул левую руку в перчатке.
Танвира же протянула правую, и пальцы их переплелись.
Тотчас же Мириам зажмурилась от вспышки ослепительного света, и в следующий миг почувствовала, как земля уходит у неё из-под ног. Девушка отчаянно закричала, до полусмерти испуганная этим внезапным падением в пустоту. Но тут она снова почувствовала, что стоит на чём-то вполне твёрдом.
Танвира и Нуреддин были уже без перчаток.
- Я сделала всё, как ты просил, отец… – прошептала, глядя в небеса, Танвира.
Нуреддин, уже успевший закопать яму, подошёл к жене и нежно обнял её за плечи.
Мириам пошатнулась и села на песок.
- Ты чего? – спокойным, как всегда, тоном спросил Мозенрат.
- Я всегда боялась высоты… – пробормотала девушка.
И тут перед двумя путешественниками совершенно из ниоткуда возникла дверь: просто Дверь, стоящая на песке. В проёме чернела пустота.
- Наконец-то!.. – Мозенрат обрадовано шагнул к двери.
Путешествие в прошлое было закончено.
- Не спеши так, мой друг. – послышался с другой стороны дверного проёма мягкий голос Хафиза. – Выйти вы должны тоже вместе. Иначе нельзя…
Мозенрат нехотя повернулся к Мириам (она уже успела с трудом подняться на ноги) и взял её за руку. И они вместе вышли через Дверь.

XIII

- Скажи, о Хранитель, – нарушил, наконец, молчание Мозенрат, – как же ты сумел попасть на этот Остров?
- Смастерил крылья из птичьих перьев и воска, – ответил Хафиз, – и решил: будь что будет. Я слышал, когда-то один мальчик пробовал летать таким образом, и погиб. Но он летел днём, при свете солнца. А мне-то, как ни крути, надо было дождаться ночи, ибо луна тогда должна была взойти ночью…
Вот так мне и удалось добраться до Острова. Там меня ждал волшебник Алим, который прочитал великое заклинание, даровавшее мне бессмертие, а сам – умер, ибо отдал последние двадцать лет своей жизни для того, чтобы заклинание сработало…
- Всё на свете имеет свою цену… – вполголоса произнёс Мозенрат, обращаясь, скорее, к самому себе, чем к другим.
- Зачем он это сделал?.. – тихо спросила девушка.
Остров не может без Хранителя. – отвечал Хафиз. – Алим знал, что ещё много-много лет сюда никто не придёт. И поэтому я – пока что бессменный и бессмертный Хранитель острова Кабир-Камар…
Тут они, наконец, преодолели все лестницы и коридоры, и вышли на улицу.
Мириам впервые за долгое время улыбнулась: на толстом нижнем суку старой, увешанной плодами яблони восседал, чинно умываясь, рыжий крылатый кот.
- Дарий!.. – воскликнула девушка, и сгребла кота в охапку.
Под деревом же, – рядом с кучкой яблочных огрызков, – сладко похрапывал серый угорь.
- Луна вот-вот зайдёт. – предостерегающе сказал Хафиз. – Вам надо поспешить, друзья!
Солнце уже взошло, и путешественники с трудом разглядели бледный диск луны, уже наполовину скрывшийся за горизонтом.
Мозенрат, нагнувшись над угрём, поднял его за хвост, и как следует встряхнул. Мириам же с большой неохотой отпустила мурлыкающего на всё Красное море кота.
- Прощай, добрый Хранитель. – поклонилась Хафизу девушка.
Затем она подошла к Мозенрату, всё ещё державшему угря в руке.
Вспышка серебристого света – и все трое бесследно исчезли.
- …Ты всё помнишь, Дарий? – спросил Хафиз.
- Не беспокойся, я всё сделаю! – заверил его кот и взмахнул крыльями. – До следующего перигея, мурр-мяу!!..
И в тот же миг луна скрылась за горизонтом.

XIV

Трое путешественников теперь были на берегу моря, которое вдруг снова забурлило.
- Теперь я знаю, кто я, Мозенрат! – говорила Мириам, стараясь перекричать шум разбушевавшейся стихии. – Я – виновница всех твоих несчастий. Если б я не отравила много лет назад душу своего маленького брата ненавистью и жаждой убивать, ты и Ксеркс не знали бы горя! …Я ещё не сделала всего, что могу сделать для тебя. Вот, возьми! Ты сможешь вернуться домой, а мне пора заканчивать свою Дорогу… Уходи же скорей: я хочу быть одна в этот час!..
И Мириам протянула чародею свою волшебную перчатку.
- У меня есть идея получше. – с непроницаемо-спокойным выражением лица ответил Мозенрат.
И, надев перчатку, он подхватил правой рукой теряющую силы старуху (Ксеркс теперь устроился на плече своего хозяина).
В следующий миг все трое растворились в серебристой вспышке.

0

9

Часть вторая

I

В старой лачуге царили тишина и спокойствие: все её обитатели спали сладким утренним сном. Лишь изредка тишину нарушал приглушённый храп, доносившийся из волшебной лампы.
Вдруг в лачугу бесшумно вошёл кто-то в чёрном балахоне до пят. Лицо незнакомца было закрыто капюшоном.
- Отстань, макака!.. – сонно проворчал Яго, ибо чей-то палец бесцеремонно толкнул его в спину.
Попугай устроился было поудобнее, чтобы снова заснуть, но толчок в спину повторился. И Яго, сердито нахохлившись, повернулся, чтобы как следует отчитать несносного Абу, да так и застыл с открытым клювом.
- А-а-а-а-спасите-помогите-мамелюки-в-доме!!!.. – во всю глотку завопил попугай, лишь только к нему вернулся дар речи.
Аладдин и Абу разом повскакали на ноги, а из волшебной лампы выплыл заспанный Джинн в клетчатой пижаме, ночном колпаке и шлёпанцах с помпончиками.
- Это же… Дестан! – воскликнул Аладдин. – Он не такого цвета, как все остальные мамелюки. Я запомнил…
Мамелюк утвердительно кивнул, а затем, подойдя на один шаг ближе к Аладдину, достал из складок балахона небольшой прозрачный шар, внутри которого сновали яркие разноцветные огоньки.
- Что это?? – хором воскликнули Аладдин и Яго.
Абу же проскрипел что-то на своём языке.
- Я, кажется, понял… – нахмурился Джинн, уже успевший принять свой обычный облик. – Это – волшебная огне-водо-джинноустойчивая оболочка, в которую были заключены души мамелюков Мозенрата!..
Дестан снова кивнул и, выразительно стукнув кулаком по волшебному шару, протянул его Аладдину. Тот, немного поколебавшись, взял шар в руки. Яркие огоньки на мгновение замерли, а затем опять засновали туда-сюда. Мамелюк же, снова надев капюшон, развернулся и вышел вон.
- Я, кажется, знаю, чем можно разрушить эту оболочку! – решительно произнёс Аладдин.
- Ты совсем спятил?! – прокаркал Яго, взлетев на плечо Аладдина и потрогав крылом его лоб. – На солнце вчера перегрелся, вот что!..
- Извини, конечно, Аладдин, – подал голос Джинн, – но я бы тоже не советовал тебе этого делать… Если мы освободим душу Дестана…
- …то он гораздо быстрее, чем ты думаешь, сделает с нами то, что не удалось сделать Мозенрату: превратит в мокрое место! – завершил фразу Яго.
- Но здесь же не только душа Дестана… – возразил Аладдин. – Если уж ко мне в руки попали души стольких людей, я не имею права держать их в заточении и дальше… Дай-ка мне волшебную перчатку Мозенрата, Джинни!
- Если бы я ещё помнил, куда её спрятал… – обескуражено почесал в затылке Джинн.

II

- Зачем ты перенёс меня сюда, Мозенрат? – Мириам уже снова стояла на ногах, – молодая и сильная, – и рассматривала убранство тронной залы Цитадели, не лишённое особой, мрачной, красоты.
- Чтобы подарить тебе надежду. – чародей положил руки на плечи девушки и посмотрел ей прямо в глаза. – Помнишь то страшное падение в пустоту? Я, кажется, знаю, чтó это было. И теперь я знаю, какую силу таят в себе перчатки… Ты ведь хочешь, чтобы время повернулось вспять и пощадило тех, кого ты любишь?
- Да! – уже не думая ни о чём другом, выдохнула Мириам. – Расскажи скорей, чтó ты понял!?
- Магия этих перчаток, – неторопливо заговорил Мозенрат, – имеет величайшую силу: изменять направление течения Реки времени. Я, кажется, понимаю, зачем волшебник Алим затеял всю эту катавасию с перчатками. Ему нужно было защитить дочь. Но, обладая даром предвидения, Алим знал, что после этого перчатки принесут много разрушения в этот мир. Поэтому-то он и повелел дочери, чтобы она и её муж надели перчатки и объединили их магию. В тот момент, когда они взялись за руки, силою магических перчаток от Реки времени отделился поток, и вернуть этот поток в нормальное русло суждено именно нам с тобой, Мириам. Подумай хорошенько: из-за левой перчатки был убит твой отец, а твой брат – продан в рабство. А потом силой правой перчатки была уничтожена моя страна…
- Как?! – ужаснулась Мириам. – Дестан же убил только твоих родителей и ещё нескольких человек во дворце…
- Тогда – да. Но ведь потом-то нас с Ксерксом пытались вызволить лучшие воины моей страны. Верхом на крылатых лошадях они прилетели сюда, чтобы победить Дестана и освободить нас. Но они проиграли бой, и никого из них не пощадила смертоносная перчатка. А потом Дестан в отместку наслал на цветущую страну Тайар-Фарис проклятие, и она превратилась в безжизненное царство чёрного песка. Смотри!..
Тут он вывел Мириам на балкон. Безрадостное зрелище открылось девушке: насколько хватало глаз, простиралось во все стороны безбрежное море чёрного песка…
- Оставшимся в живых людям, – продолжал Мозенрат, когда они вернулись в тронную залу, – ничего не оставалось, кроме как уйти из этой проклятой страны. Ну, а Дестан со своими прислужниками поселился здесь, возведя эту Цитадель…
- Неужели нельзя никак расколдовать эту несчастную землю? – воскликнула Мириам.
- А зачем? – спокойно, чуть насмешливо ответил Мозенрат. – Тут ведь не осталось никого, кроме моих мамелюков. А они как-то нелепо смотрелись бы среди зелёной травы и цветущих деревьев…
- Но почему ты Ксеркса-то не пытался расколдовать?!
- Боялся навредить. – уже совсем другим, серьёзным тоном отвечал маг. – Да и не специализируюсь я на подобного рода колдовстве…
- А ещё, – нахмурилась девушка, – тебе удобно, когда рядом с тобой – кто-то, кто значительно глупее и слабее тебя, и при этом беззаветно предан тебе…
- Возможно. – сухо отвечал Мозенрат. – Но мы отклонились от главной темы. Волшебные перчатки Алима принесли разрушение в этот мир, в частности погубив твоих и моих близких людей. И мы должны вновь соединить магию перчаток, чтобы нейтрализовать это разрушение. Для этого нам требуется лишь раздобыть правую перчатку…
- Мозенрат, – взгляд серьёзных, как никогда, серо-зелёных глаз Мириам словно пронзил чародея насквозь, – как я могу быть уверена в том, что, заполучив правую перчатку, ты не забудешь обо всём, что сейчас говорил, и не станешь… таким, как Дестан?
- Дестан бы на моём месте уже давно прибрал к рукам левую перчатку. – просто сказал Мозенрат.
Мириам опустила голову и на несколько мгновений спрятала лицо в ладонях, а затем снова подняла взгляд на Мозенрата.
- Что я должна делать? – срывающимся от радости и нетерпения голосом спросила девушка.

+1

10

III

- …Кстати, о телепортации. – сказал Мозенрат, когда они с Мириам и Ксерксом были уже у ворот Аграбы. – Я всё же не могу понять: как те двое стражников смогли добраться до тебя, если ты с помощью перчатки могла перенестись как угодно далеко?
- Я ещё не знала тогда об этом свойстве перчатки. – пояснила Мириам. – И никто во дворце не знал. Наверное, это было известно только потомкам Алима, и ещё – Дарию. Но его и Дельфузу я встретила через много лет после побега из дворца…
- Ах, вот оно что… – кивнул Мозенрат. – Ну, так вот: слушай дальше. Аладдина ты сразу узнаешь, – он до омерзения похож на мужа Танвиры. Я надеюсь, Аладдин выслушает тебя, и, быть может, не сразу, но отдаст перчатку. А как идти к его лачуге – я сейчас объясню…

IV

- Не то… и это не то… а это – совсем уж не то… – бормотал Джинн где-то в недрах волшебной лампы, в то время как из неё на пол лачуги вылетали всё новые и новые предметы одежды.
- Ага! Вот она, ненаглядная!..
И прямо в руки Аладдину упала волшебная перчатка, а Джинн выбрался, наконец, из лампы. На нём красовались: белый костюм балерины, ковбойские сапоги, монокль, зимние рукавицы и разноцветный шутовской колпак. Завидев это зрелище, Яго и Абу повалились на Коврик, фыркая и держась за животы.
- Прошу прощения, неувязочка вышла… – смущённо промямлил Джинн и одним мановением руки убрал всё вытащенное из лампы обратно, а сам принял свой обычный вид. – Так-то лучше…
- Куда бы положить этот шар… – задумался уже надевший перчатку Аладдин.
- Нет проблем, Ал! – воскликнул Джинн и тут же принял облик невысокой колонны, на которой лежала мягкая бархатная подушечка.
- Спасибо, Джинни! – сказал Аладдин и, положив шар на подушечку, отошёл на несколько шагов.
- В меня желательно не попадать… – послышался голос Джинна.
- Не бойся, Джинни, не попаду. – успокоил друга Аладдин. – Сосчитай-ка до трёх.
- Раз…
Аладдин хорошенько прицелился.
- Два…
Яго и Абу спрятались на всякий случай под Коврик.
- Три!
Вспышка сине-чёрного пламени – и шар разлетелся в мельчайшую пыль.
- Теперь вы свободны… – вздохнул Аладдин.
Яркие огоньки завертелись на какое-то мгновение вокруг юноши, а потом все разом вылетели в окно.
- Ты освободил души?! – вдруг послышался за спиной Аладдина изумлённый возглас.
Юноша обернулся и увидел знакомую, казалось бы, фигуру в чёрном балахоне с капюшоном.
- Э-э-э… – вылезая из-под Коврика, проскрипел Яго. – Я думал, что у Дестана голос погрубее будет…
- Дестан?! – с ужасом переспросила девушка, откидывая капюшон. – Это он дал вам волшебный шар?.. Как давно он был здесь?
- Минут десять назад… – отвечал в замешательстве Аладдин. – А ты, собственно, кто такая?
- Меня зовут Мириам. – быстро ответила девушка. – Но, если Дестан был здесь десять минут назад… Мозенрат в опасности!.. Он же ждёт меня у ворот Аграбы…
И тут же Мириам, взмахнув левой рукой, исчезла в серебристой вспышке.
- Вы видели?! – завопил Яго. – У неё – точно такая же перчатка!..
- Некогда рассуждать. – быстро сказал Аладдин. – Коврик, вперёд! К воротам Аграбы!
- Дожили… – заворчал Яго. – Сначала помогаем Дестану, потом спасаем Мозенра…
Попугай не успел договорить, ибо его бесцеремонно схватил в охапку Джинн и усадил на Коврик.
И они полетели.

V

- Хорошая она всё-таки девушка… – обращаясь не то к Ксерксу, не то к самому себе, пробормотал Мозенрат.
- Мириам – хорошая. – закивал головой угорь.
- Даже немного жаль её обманывать… – продолжал чародей.
В это время из ворот Аграбы вышел кто-то в чёрном балахоне с капюшоном.
- Почему ты так быстро верну… – начал было Мозенрат.
Но тут произошло нечто невероятное: фигура в балахоне вдруг засияла ослепительным светом. Когда вспышка угасла, перед Мозенратом стоял не кто иной, как Дестан, – роскошно одетый, седой и сильный, несмотря на свои преклонные уже годы.
- Так-так, кого я вижу… – совсем как тогда, зловеще-спокойно произнёс старый колдун.
И Ксеркс, совсем как тогда, ринулся наперерез, чтобы спасти своего хозяина. Но Дестан ловким движением руки перехватил угря и с такой силой швырнул его оземь, что, будь то брусчатка, а не песок, бедное создание расшиблось бы в лепёшку. Но и этот удар был столь ужасен, что Ксеркс, не подавая признаков жизни, так и остался лежать на песке.
- Убийца!! – в порыве слепой ярости кинулся с кулаками на ненавистного колдуна Мозенрат.
Какое-то время силы были равны, но Дестан-то сохранял спокойствие, а Мозенрат – увы, нет. Меткий удар кулака – и Мозенрат почувствовал, что лежит навзничь на песке, а сильная безжалостная рука Дестана всё крепче сжимается вокруг его шеи. Юноша тщетно пытался оторвать от себя эту страшную руку, но его собственные руки уже не повиновались ему. Он закрыл глаза, чтобы не видеть ненавистного ему лица. Перед глазами в темноте замелькали яркие огоньки. В ушах зазвенело…
- Прости, Ми-ри-ам… – прохрипел чародей свои последние, как он думал, слова.
- Дестан! – вдруг сквозь надоедливый звон послышался яростный девичий голос.
Безжалостные пальцы на какой-то миг ослабили хватку, и Мозенрат судорожно глотнул воздух. Но тотчас же Дестан сжал его шею с прежней силой.
- Отпусти его, Дестан! – снова прозвучал резкий, как удар хлыста, голос. – Ведь ты хочешь завладеть магическими перчатками!?.. Пощадишь Мозенрата – левая перчатка сразу станет твоей… Даю слово!
И Дестан – о счастье! – тут же выпустил свою жертву и поднялся на ноги.
- Не дури, Мириам! – прохрипел Мозенрат, как только смог вздохнуть.
- Я сама выбираю свою Дорогу. – со странным спокойствием произнесла девушка.
- Ну, здравствуй, Мириам… – подошёл к сестре Дестан. – Где же ты была всё это время? …Впрочем, об этом ты расскажешь мне чуть позже. …Говоришь, отдашь перчатку?
- Да. – глядя прямо в глаза брату, твёрдо произнесла девушка.
- У меня есть идея получше. – с холодным спокойствием сказал вдруг Дестан, крепко схватив сестру за правую руку выше локтя.
- Сговорились вы сегодня, что ли?.. – совершенно другим, ворчливым тоном сказала себе под нос Мириам.
- А эта компания что здесь делает?! – гаркнул Дестан, завидев Аладдина с друзьями, подлетающих на Коврике. – Хотя это даже лучше… Слушай меня, Мозенрат: у тебя есть время до заката солнца, чтобы принести мне в Цитадель правую перчатку. Придёшь один, и чтобы без фокусов. Иначе – навсегда распрощаешься со своей ненаглядной Мириам…
- А с чего ты взял, – спокойно, как ни в чём не бывало, произнёс Мозенрат, вставая на ноги и отряхиваясь, – что она мне нужна? Делай с ней, что хочешь, – мне всё равно!
И чародей повернулся к Дестану и Мириам спиной.
- Ты всегда был ничтожным подлецом, Мозенрат! – покачал головой Аладдин. – …Вот что, чародей Дестан: сейчас я отдам тебе перчатку, а ты отпустишь Мириам…
- Не спеши так, мой юный друг. – отвечал Дестан. – До заката солнца в Цитадели!
И старый колдун, перехватив Мириам за левую руку, взмахнул ею в воздухе. Тут же две фигуры в чёрных балахонах исчезли во вспышке серебристого света.
- Похоже, Аладдин, – закаркал Яго, – ты только что по уши вляпался в…
Но попугаю не удалось уточнить, во что именно, ибо ему тут же зажал клюв Джинн.
- Нас же дети слушают!.. – прошипел он.
- Да будет тебе известно, Аладдин, – сказал Мозенрат, поднимая несчастного Ксеркса с земли (тот тихо застонал), – что я просто-напросто пустил Дестану пыль в глаза. Я собираюсь спасти Мириам, и ты мне в этом поможешь…
- Дожили… – начал было Яго, но тут же умолк под пристальным взглядом Джинна.
- Ксерксу очень плохо… – простонал покоящийся теперь на руках Мозенрата угорь.
- Отнесём его в мою лачугу, а потом уже будем думать, что делать дальше! – решительно сказал Аладдин. – Садитесь все на Коврик!

+1

11

VI

Можете представить себе, как удивилась принцесса Жасмин, поджидавшая в лачуге своих друзей, когда она увидела вместе с ними… Мозенрата.
- Жасмин! – воскликнул Аладдин, спрыгивая с Коврика и беря руки девушки в свои. – Как хорошо, что ты здесь!
- Что случилось-то, Аладдин? – всё ещё недоумевая, спросила принцесса.
- Понимаешь, Жасмин, – просто сказал юноша, – одному очень несчастному существу нужна твоя помощь…
И он аккуратно взял угря из рук Мозенрата и положил его на подушку.
- Ксерксу очень плохо… – снова простонал угорь.
- Присмотри, пожалуйста, за ним, – продолжал Аладдин, – пока нас не будет.
- А куда вы собрались-то? – осведомилась всё ещё не оправившаяся от безмерного удивления Жасмин.
- Сейчас некогда объяснять. Нам нужно успеть до захода солнца! – поспешно сказал Аладдин и уселся обратно на Коврик.
- …Чем же я могу тебе помочь? – тихо сказала девушка, оставшись наедине с несчастным угрём.
- Ксеркса сейчас стошнит… – прохрипел тот.
- Вот такая бывает проза жизни… – изрекла, скорчив угрюмую мину, принцесса.

VII

- Удачи! – сказал Аладдин, протягивая Мозенрату пояс-невидимку.
- Удачи всем нам. – хмуро откликнулся чародей, обвязывая поясом Коврик.
Тут же все четверо, – Мозенрат, Яго, Абу и Коврик, – исчезли из виду.
- Хорошо, что этот идиот Амин Дамула не потерял волшебный пояс вместе с крылатыми сандалиями… – услышал Аладдин удаляющийся голос Мозенрата.
- …Всё в порядке, Джинни? – спросил Аладдин.
- Порядок, Ал! – пропищал тоненьким голоском Джинн, принявший облик муравья, и на секунду выглянул из-под Аладдиновой фески.
- Тогда идём! – юноша поправил феску и зашагал по чёрному песку к Цитадели.

VIII

- Я принёс то, что ты просил, Дестан. – сказал Аладдин, протягивая колдуну волшебную перчатку.
- Весьма разумно с твоей стороны. – Дестан поспешно надел перчатку. – Мне очень её недоставало, как и вот этой…
С этими словами колдун сорвал левую перчатку с руки сестры.
- Уговор есть уговор! – сказал Дестан, ухмыляясь. – Перчатка – моя, Мириам – твоя. Забирай!..
И он оттолкнул стремительно седеющую Мириам – прямо в объятия Аладдина.

IX

Вокруг Цитадели сновали туда-сюда, патрулируя территорию, слуги Дестана, – бывшие мамелюки. Но невидимке-Коврику с тремя пассажирами на борту они были не страшны.
- Где искать эту штуковину? – спросил Яго, как только они с Абу благополучно проникли в спальню Мозенрата через маленькое узкое окошко.
- Ищите везде. – угрюмо сказал чародей. – Я помню, что приказал Ксерксу отнести её в спальню, но потом забыл о ней, а Ксеркс не сказал, куда именно её спрятал.
- Ну-ка, макака, – прокаркал Яго, – пошевели своими обезьяньими мозгами! Куда бы ты девал эту антиволшебную штуковину, если бы ты был мерзким летающим угрём?
Абу в раздумьях поскрёб макушку. Потом подпрыгнул от радости и проворно забрался под широкую, аккуратно застеленную Мозенратову кровать. Через секунду он уже выбрался оттуда, с торжеством демонстрируя свою находку.
- Ну, конечно же! – хлопнул себя крылом по лбу попугай. – Куда ж ещё, как не под кровать!..
И Яго, схватив обезьянку лапами, вылетел через окошко на улицу.

X

Аладдин только-только успел бережно подхватить на руки лёгонькую Мириам, а Дестан ещё не успел надеть на себя левую перчатку, как вдруг в воздухе послышался какой-то звук, похожий на свист. А в следующий миг старый колдун уже лежал ничком на полу, крепко связанный теми самыми антиволшебными путами, которые когда-то помогли Аладдину и его друзьям в очередной раз победить Мозенрата. Как и следовало ожидать, Дестан, как в своё время Мозенрат, попытался освободиться от пут с помощью перчатки, и тотчас же взревел от боли.
- Чего вы ждёте?! – прохрипел колдун своим стражникам. – Нападайте!!..
С десяток солдат, вооружённых саблями, кинулись было на Аладдина, но тут из-под его фески выпрыгнул Джинн и стал стремительно расти, принимая при этом облик гигантского паука. Завидев это чудище, солдаты, побросав своё оружие, мигом бросились наутёк.
- Быстрее, Джинни! – взволновано попросил Аладдин. – Перчатку!
И Джинн, тотчас же приняв свой обычный вид, подобрал с пола левую перчатку и надел её на руку Мириам, совсем уже обмякшей на руках Аладдина.
- Спасибо вам… – как-то грустно улыбнулась девушка, уже вставшая на ноги.
- Не стоит благодарности! – послышался знакомый молодой голос.
И вдруг перед ней возник из ниоткуда улыбающийся Мозенрат.
- Это я метнул антиволшебное оружие. – не без гордости сообщил девушке чародей.
- Это правда?.. – растерянно повернулась она к Аладдину.
- Да. – кивнул юноша. – Мозенрат просто хотел ослабить бдительность Дестана, притворившись, что ему безразлична твоя судьба.
- Ну, щенок, – проревел взбешённый от своего бессилия Дестан, – когда я до тебя доберусь, пощады не жди!!..
- Уже трясусь от страха… – холодно отозвался чародей.
- Ну-ка, поверни голову. – негромко попросила Мириам, подойдя вплотную к Мозенрату.
Тот попробовал было, но тут же скривился от боли.
- Сейчас всё будет в порядке. – с нежностью произнесла девушка. – Только прикрой глаза рукой…
Мозенрат так и сделал. И тут же вспыхнула ярким серебристым сиянием волшебная перчатка.
- А теперь? – весело спросила Мириам, отводя левую руку от его шеи.
Чародей медленно повернул голову вправо, потом влево.
- Не болит! – так же весело сообщил он и нежно опустил руки на её плечи.
- Усюсю, утютю… Аж смотреть противно!.. – проворчал Яго.
- Не могу с этим не согласиться… – угрюмо отозвался с пола Дестан.
- Но что нам с ним делать?.. – пожал плечами Аладдин.
- С превеликим удовольствием стёр бы его в порошок, – Мозенрат улыбнулся, перехватив испуганный взгляд Мириам, – но одна очень мудрая и отважная девушка кое-чему меня научила…
Мириам на миг просияла, но затем её лицо снова стало грустным и встревоженным.
- Нужно отправить его туда, где он никому не сможет причинить зла… – с трудом выговорила она.
- На край света, что ли?.. – пожал плечами Яго.
В этот момент никто не смотрел на Дестана, и поэтому никто не увидел, как при этих словах попугая загорелись его глаза.
- Никогда не думал, что скажу это, – произнёс Мозенрат, – но ты – гений!
- Я?! – удивился попугай, но тут же приосанился. – Хотя, почему бы и нет?..
- Мириам, – глядя ей прямо в глаза, сказал Мозенрат, – согласна ли ты одолжить мне на несколько секунд свою перчатку?
Девушка лишь молча кивнула.
- Силы двух магических перчаток, я полагаю, будет достаточно, чтобы открыть портал. – объяснил чародей и, склонившись над беспомощным Дестаном, быстро снял с него правую перчатку и надел её на себя.
А Мириам уже протянула Мозенрату левую перчатку. Рядом с девушкой встал Аладдин, – чтобы поддержать, если понадобится.
Мозенрат закрыл глаза и поднял обе руки над головой. И постепенно в воздухе возник портал, через который все увидели солнце, чистое небо, золотой песок и спокойное море, а главное – дремлющего в тени раскидистой пальмы волшебного шакала.
- Сирокко! – звонко позвал Мозенрат. – Ко мне!
Шакал встрепенулся и тут же перелетел через портал. А Мозенрат поспешил вернуть Мириам так нужную ей перчатку.
- Сирокко! – вновь скомандовал чародей. – Унеси этого старика на Край света¹ и возвращайся домой!
И шакал, обвившись вокруг Дестана, легко вылетел через окно.
- Скорее, Мириам! – обернулся к девушке Мозенрат. – Ксерксу очень нужна твоя помощь. Он в лачуге Аладдина!
- Идём! – быстро кивнула она.
И тут же оба исчезли.
- Вперёд, Коврик! – сказал Аладдин. – Летим домой!
И волшебный ковёр легко унёс четверых друзей в небо.
…Тут в совсем, казалось бы, пустой зале послышался какой-то шорох.
- Никого… – высунулась из-за тяжёлой шторы чья-то голова с длинным носом. – Я свободен! Ура-а!!..
И счастливый Амин Дамула (он же Криворучка) опрометью бросился вон из Цитадели, где ему пришлось пробыть в виде мамелюка несколько «приятных» недель.

1. Под Краем света здесь подразумевается тихоокеанский остров Темоэ, расположенный как раз на противоположном месте земного шара, – относительно предполагаемого места развития событий мультфильма «Аладдин».

0

12

XI

- …И, таким образом, всё зло, которое эти перчатки причинили миру, исчезнет. – закончила рассказывать Мириам.
Аладдин и Жасмин, сидевшие рядышком и очень внимательно слушавшие рассказ девушки, дружно вздохнули. Вздохнул и Ксеркс (уже, разумеется, совершенно здоровый), устроившийся, как обычно, на плече своего хозяина.
- Аладдин!! – вдруг, словно ошпаренная, вскочила с места Мириам. – Ты же теперь – под проклятием правой перчатки!..
- Совсем нет. – спокойно отозвался Мозенрат. – Аладдину пришлось однажды испить эликсира жизни. А это чудодейственное зелье избавляет от всех недугов и проклятий.
Аладдин кивнул головой в знак согласия.
- Что ж, тогда нам с тобой пора в путь, Мозенрат… – изо всех сил сдерживая волнение и страх, сказала Мириам.
- Пожалуй, пора. – чародей тоже встал с места. – Я только слетаю в Цитадель ненадолго. Должен же я проверить, вернулся ли Сирокко…
И Мозенрат, взмахнув правой рукой, тут же исчез.
- Я пойду за ним! – быстро сказала Мириам. – Попробую уговорить его отпустить Сирокко на волю. Я ведь хорошо знаю, что для него, как и для всех подобных ему существ, свобода – дороже всего на свете…
И девушка исчезла так же стремительно, как и Мозенрат, – Аладдин и его друзья даже слова промолвить не успели.
- Не нравится мне всё это… – только и сказал Аладдин.
- Что думаешь делать, Ал? – поинтересовался Джинн.
- Подождём немного, а потом, если никто не вернётся, полетим в Цитадель…

XII

- Молодец, Сирокко! – почёсывая шакала за ухом, сказал довольный Мозенрат.
- Сирокко – хороший. – поддакнул Ксеркс.
- Ну, что, – всё в порядке? – возникнув из серебристой вспышки, взволнованно спросила Мириам.
- Естественно. – весело ответил Мозенрат. – Сирокко справился с заданием как нельзя лучше!
- А путы?.. – напряжённо произнесла девушка.
- Не волнуйся. – сказал чародей. – Сирокко принёс их сюда…
- …А Ксеркс отнёс туда, где они лежали раньше. – прохрипел довольный угорь.
- Мозенрат, – тихо заговорила девушка и медленно подошла к Сирокко, – отпусти его на свободу… Ветер не должен жить в неволе…
Шакал протяжно заскулил, выражая своё согласие. Мириам осторожно протянула руку и погладила его по голове.
- Что ж, – глубоко вздохнул чародей, – если ты просишь…
Волшебный шакал так и замер на месте.
- Сирокко! – повысил голос Мозенрат. – Отныне ты – свободное существо, и я – больше не твой хозяин!
Шакал, заслышав эти слова, бешеным вихрем радости закружился по комнате и, громко завыв на прощание, исчез в открытых воротах Цитадели.
- Теперь мы можем идти? – подойдя вплотную к Мозенрату, негромко спросила Мириам.
- Посмотри правде в глаза. – неожиданно покачал головой чародей. – Ты ведь не осилишь этого путешествия… Я видел, как ты потеряла самообладание, когда испытала на себе всего лишь мгновение пребывания в Реке, причём это было не по-настоящему… Да ты и сейчас дрожишь, как осиновый лист. Я же вижу тебя насквозь, Мириам… Ты так боишься высоты, что о таком опасном путешествии нечего и думать…
- Я не струшу! – упрямо сжала губы девушка. – Вот увидишь – я не струшу!..
- …Кроме того, – продолжал Мозенрат, – это путешествие само по себе так опасно, что я никогда не пошёл бы на это… Нас просто может занести течением совсем не туда…
- Как?!.. – оторопело застыла на месте девушка. – Ты… обманывал меня?.. Хотя… что же я, глупая старуха, удивляюсь… От злых чародеев ничего другого ждать и нельзя…
И Мириам, отвернувшись, низко опустила голову.
- Прости меня… – Мозенрат подошёл и осторожно положил руку на её плечо. – Да, я обманывал тебя. Я хотел использовать тебя, чтобы завладеть правой перчаткой и с её помощью расправиться с моими давними врагами…
- Ты об Аладдине, Жасмин и остальных?! – воскликнула Мириам, отшатнувшись от чародея.
- Да. – угрюмо кивнул он и вздохнул. – Но теперь, когда они помогли мне выручить из беды тебя и Ксеркса, я не считаю их больше своими врагами…
- Что же ты собираешься делать теперь, Мозенрат? Снова пытаться завладеть всем миром?.. – горестно произнесла девушка.
- Я не знаю. – просто сказал чародей. – За последние сутки я два раза чуть не погиб, отправил Дестана на Край света, лишился своих слуг, подружился со своими врагами… После всего этого я вообще уже не понимаю, кто я такой…
Мозенрат улыбнулся, и лицо Мириам тоже на какой-то миг просветлело.
- Но всё же нельзя упускать шанс вернуть твоих родителей… и моего отца… – прошептала девушка. – И ещё – уберечь моего брата от злой судьбы…
- Послушай меня, Мириам… – чародей посмотрел девушке прямо в глаза и мягко привлёк её к себе. – Риск не справиться с такой трудной задачей гораздо более велик, чем ты думаешь… Но что для меня ещё важнее, – я не знаю, чтó будет с тобой после путешествия… Ты не можешь существовать без перчатки. А вдруг Алим задумал так, чтобы, пройдя сквозь Реку, перчатки разрушились? Что тогда?.. Я не хочу так рисковать, зная, что, в лучшем случае, верну родителей, но потеряю тебя, а в худшем – потеряю всё…
- Но дело ведь не только в тебе и твоих близких. – мягко высвободилась Мириам из объятий чародея. – Ты разве забыл о тех, кто погиб, защищая тебя от Дестана?.. Эти отважные люди и крылатые лошади снова будут жить, если мы справимся…
- Вот именно – если… – горько отвечал Мозенрат. – Узнать бы больше о Реке, её законах и свойствах… У меня в библиотеке много книг, которых я ещё не читал… Может, в одной из них я найду ответ…
- Мой отец говорил: «Утро вечера мудренее». – неожиданно весело улыбнулась девушка. – …Вот что: я вернусь к Аладдину и его друзьям. Они, наверное, беспокоятся… А тебе надо отдохнуть…
Тут Ксеркс сладко зевнул во весь рот.
- …И не только тебе, как я вижу. – с улыбкой продолжала девушка. – …Я приду завтра утром, – поищем книгу вместе!
И она тут же исчезла в серебристой вспышке.

XIII

- Наконец-то!.. – хором вздохнули с облегчением Аладдин, Жасмин и Джинн.
Что же касается Яго и Абу, то они уже давно мирно спали, удобно устроившись на подушках.
- Простите, что я так долго не возвращалась… – виноватым тоном сказала Мириам и вздохнула. – Мозенрат не хочет очертя голову кидаться в Реку… И это – главным образом из-за того, что я боюсь высоты…
- Но что же теперь?.. – ласково обняла девушку за плечи принцесса Жасмин.
- Не знаю… – ещё больше сникла Мириам. – Если бы мне только избавиться от этой дурацкой боязни…
- Нет ничего проще! – гаркнул Джинн, и вдруг предстал в полной экипировке парашютиста. – Достаточно лишь один раз прыгнуть с парашютом в сопровождении инструктора Джинна…
- Не морочь девушке голову. – строго осадила его Жасмин. – Разве не видишь: она устала, измучилась за день?..
Джинн сразу же принял свой обычный облик и виновато опустил голову.
- Пойдём со мной. – вновь ласково обратилась к Мириам принцесса. – Я распоряжусь, чтобы тебе приготовили комнату во дворце…
- Я вас подвезу! – вытянулся в струнку Джинн, и тут же вылетел из лачуги. – …Джинномобиль для принцесс подан!
- Да-а-а… – протянула Мириам, выглянув на улицу. – Сколько живу на свете, а такой штуковины никогда ещё не видела…

0

13

Часть третья

I

Вспышка серебристого света – и Мириам оказалась в тронной зале Цитадели. Однако здесь было пусто, и девушка вышла в коридор.
- Мозенрат! – позвала Мириам. – Я пришла!.. И ещё Аладдин с друзьями обещал прилететь. Так мы гораздо скорее найдём то, что нам нужно!..
Но ответом ей было лишь эхо.
Девушке пришлось довольно долго бродить по Цитадели, пока, наконец, она не добралась до библиотеки.
За огромным письменным столом, заваленным толстыми книгами и древними свитками, крепко спал, уронив голову на руки, хозяин Цитадели. А рядом с ним, свернувшись кольцом, устроился верный Ксеркс.
- Какая трогательная картина… – послышался за спиной Мириам чей-то спокойный, леденящий душу шёпот.
Девушка так и застыла на месте от ужаса, потому что сразу узнала этот голос. Но закричать она так и не успела, ибо сильная широкая ладонь Дестана сразу же зажала ей рот. И колдун, крепко схватив сестру второй рукой за талию, потащил её куда-то за собой.
- М-м-м!.. – промычала Мириам, безуспешно пытаясь вырваться.
- Спрашиваешь, куда я тебя тащу? – зловеще-спокойно произнёс Дестан. – В подземелье, конечно. То-то обалдеет твой ненаглядный Мозенрат, когда я заявлюсь к нему в твоей перчатке…
Мириам на какой-то миг замерла, а потом стала вырываться ещё яростнее.
- Ну-ну, сестрёнка… – с ненавистью прошипел Дестан. – Признай, что ты это заслужила… А я, старый дурак, чуть было не поверил в твои россказни о том, что ты не знала, что меня продали в рабство, и считала меня мёртвым… Ты оставила меня тогда на произвол судьбы, а вчера предала меня ещё раз…
Они долго спускались вниз, а потом Мириам увидела, что находится теперь в тёмной, пыльной камере. На полу валялась охапка соломы.
- Прощай, сестрёнка… – произнёс безжалостный Дестан, швырнув девушку на солому.
Перчатка теперь была у него в руке.
Мириам медленно закрыла глаза…

II

- Проще, чем конфетку у ребёнка отобрать… – захихикал Дестан и одним ловким движением сдёрнул перчатку с руки сонного Мозенрата.
Тот вскочил с места, да так и застыл с широко раскрытыми глазами, – никак он не ожидал увидеть перед собой Дестана. Но Дестан с перчаткой вечной молодости – что могло быть для юноши более страшным ударом?..
- Мириам… – в ужасе прошептал Мозенрат. – Она же – твоя сестра!! Ты… чудовище!!!..
И юноша, удивительно легко отшвырнув в сторону большой тяжёлый стол, бросился вперёд. А Дестан, конечно же, только этого и ждал.
Вспышка сине-чёрного пламени – и…
…Дестан оторопело уставился на совершенно невредимого Мозенрата и на кучку серого пепла у его ног.
- Ксеркс… – пробормотал ошеломлённый Мозенрат и, охваченный каким-то оцепенением, медленно опустился на пол.
- Наконец-то я расправлюсь с тобой, щенок!..
И Мозенрат увидел, как Дестан заносит правую руку для нового магического выстрела. Увидел несущийся прямо ему в лицо сгусток сине-чёрного пламени. Но даже не пошевелился, – словно бы это всё его не касалось. Словно бы он был уже мёртв…
Но и на сей раз магическому заряду не суждено было достигнуть своей цели, ибо как раз в тот момент, когда Дестан второй раз прицелился в Мозенрата, в библиотеку зашёл Аладдин с друзьями. И Джинн, мгновенно оценив ситуацию, кинулся вперёд и едва успел оттащить в сторону охваченного оцепенением Мозенрата. Магический заряд разрушил на сей раз лишь полупустой книжный шкаф.
- Да ну что такое!.. – раздражённо прорычал Дестан. – Убью я сегодня этого сопляка или нет?!!..
- Угадай с двух раз! – и Джинн тут же превратился в огромный танк и навёл на колдуна дуло пушки.
- Скорее! – Аладдин потащил не оправившегося ещё от потрясения Мозенрата за руку, и вот оба они уже забрались внутрь танка. – Коврик, забери отсюда Жасмин!
Волшебный ковёр тут же подхватил девушку и, прежде чем она успела вымолвить хоть слово, вынес её через окно на улицу. Однако что успела сделать принцесса – так это схватить за шкирку Абу и усадить его рядом с собой на Коврик. Что касается Яго, то он, удостоверившись, что с «макакой» всё в порядке, поспешил благоразумно спрятаться за танкоджинн… или джиннотанк.
- А теперь слушай меня внимательно, Коврик. И ты, Абу, тоже! – решительно произнесла Жасмин. – Вот мой план…

III

- Вперёд, Коврик! – скомандовала Жасмин.
И волшебный ковёр стремительно влетел в окно (оно было расположено как раз за спиной Дестана).
- Огонь! – гаркнул мгновенно сориентировавшийся Джинн.
Мощный сноп света ударил в глаза Дестану, и как раз в этот момент к нему подлетел Коврик. А в следующий миг волшебные перчатки были уже в руках Жасмин и Абу.
- Получилось!.. – в восторге завопил Джинн и принял свой обычный вид.
- Дурачьё! – раздался вдруг низкий голос ничуть не растерянного Дестана.
Мозенрат, к которому на тот момент уже вернулась способность соображать и ощущать, вдруг понял, что его ноги перестали чувствовать твёрдую опору. И тут он увидел, что медленно проваливается во что-то вязкое, – как в болото.
- Дай-ка сюда! – мигом выхватил он перчатки из рук принцессы.
Но было уже поздно. Не успел чародей надеть перчатки, как страшное чёрное болото уже засосало его по самые плечи. Оглянувшись вокруг, он увидел, что всех его друзей, включая Джинна, постигла та же участь.
- Кучка идиотов! – вновь торжествующе расхохотался Дестан. – А особенно это касается тебя, мой пернатый друг…
Яго недоумённо вытаращил глаза. А Мозенрат, Аладдин и все остальные с не меньшим недоумением уставились на него.
- …Ведь именно благодаря тебе я был отправлен на Край света, куда мечтал попасть почти всю свою жизнь! …Знаете ли вы легенду о том, как был побеждён Повелитель Теней? Нет?.. Конечно же, нет. Но я знаю её уже давно, – с тех самых пор, как начал изучать чёрную магию. И с того времени я неустанно искал способ попасть на Край света… Вот для чего нужен мне был летающий конь! Ни волшебная перчатка, ни крылатые сандалии, хранившиеся в моей сокровищнице, не могли справиться с такой задачей. Я тщательно готовился к путешествию, но ты, Мозенрат, помешал мне. Однако ты не учёл одной маленькой детали: магия левой перчатки, которую мне довелось когда-то носить, хоть и не смогла помешать тебе отобрать у меня душу и превратить в зомби, но сохранила мне способность соображать. И я ждал, терпеливо ждал своего часа… И мог ли я подумать, что в два счёта окажусь там, куда так жаждал попасть, – там, где был спрятан (потому как уничтожить его нельзя, – собственно, как и магические перчатки) амулет Повелителя теней, обладающий сильнейшей в мире чёрной магией…
- Но как ты смог так быстро вернуться сюда? – прервал его длинную речь Аладдин.
- Смотри! – усмехнулся Дестан, и тут же словно бы провалился под землю, а мгновение спустя снова вырос из-под земли, – уже рядом с Аладдином. – Сила этого амулета впечатляет – не так ли?.. Куда уж тут чёрным пескам…
И только сейчас все заметили круглый чёрный амулет на шее Дестана. Цепочка тоже была чёрная, а на самóм амулете был выгравирован какой-то непонятный ярко-красный символ.
- …Вот он – ключ к завоеванию мира!! – с упоением продолжал Дестан. – Как и всё гениальное, он работает на удивление просто. И вы уже сейчас испытываете на себе его действие… У всех вас, – кроме тебя, Мозенрат, и тебя, Джинн, – есть выбор: либо служить мне, либо вас навеки поглотит Царство Теней… Решать вам. Но учтите: всякий смертный, лишь прикоснувшись к этому амулету, тотчас же обернётся в прах. Так что у вас против меня не будет никаких шансов…
- Но ведь ты – тоже смертный! – воскликнул Аладдин.
- Магия перчатки бессмертия, видимо, не только помешала до конца превратить его в зомби. – угрюмо объяснил Мозенрат.
Вот именно! – потёр руки Дестан. – Итак, каков же будет ваш выбор?..
- Лучше уж попасть в Царство теней, чем помогать тебе завоёвывать мир. – мрачно отозвался Аладдин.
- Я согласна с этим! – кивнула головой принцесса Жасмин.
- Что же ты молчишь, пернатый дружок? – оскалился Дестан, подойдя к Яго.
- Если я выскажу то, что думаю, – хмуро изрёк попугай, – то этот фрагмент всё равно вырежут…
Что же касается Абу, то он просто показал старому колдуну свой длинный язык.
- Так я и думал… – всё таким же довольным тоном продолжал Дестан. – Что ж, глупцы: готовьтесь стать первыми жертвами Дестана, – Повелителя Теней! …Начну, пожалуй, с тебя!
- Не надо!!.. – вскрикнула принцесса Жасмин, увидев, что Мозенратовы плечи уже исчезли в чёрном болоте.
Ещё секунда – и такая же участь постигла бы и его голову, но тут…
Рассказывать о том, что произошло дальше, – долго. А на самом деле всё случилось в один миг.
Словно рыжая молния пронеслась мимо Дестана и подлетела к Мозенрату, который уже вновь стоял на ногах, – как и Аладдин, и все остальные.
- Лови, чародей! – промурлыкал чей-то голос.
И Мозенрат ловко поймал амулет, тут же надев его на шею.
Не успел ошарашенный Дестан сообразить, что к чему, как уже сам оказался по плечи в той ловушке, которую приготовил своим врагам.
- Мяу, хорошо быть бессмертным! – сказал Дарий и приземлился на плечо Мозенрата.
Чародей молча протянул руку и погладил рыжего кота.
- Что ж, – послышался глухой голос побеждённого Дестана, – вы уничтожили меня. Но и сами отсюда живыми не выберетесь…
И он стал быстро читать заклинание, – то самое, которое когда-то разрушило его родной замок и погребло под руинами старого Халиба.
Цитадель тут же задрожала. По стенам пошли трещины.
А дальше одновременно произошли две вещи:
- Все сюда!! – воскликнул Мозенрат, с помощью магии перчаток воздвигая силовой барьер вокруг себя и друзей.
- Нет!.. – закричала Жасмин, увидев, что прямо на Дестана падает колонна.
И девушка, не думая о себе, бросилась вперёд.
Но не успела она сделать и трёх шагов, как на неё обрушились обломки потолка. В тот же миг исчез под обвалом и Дестан…
- Жасмин!!!.. – в отчаянии закричал Аладдин.
Но было уже поздно…
…Силовое поле Мозенрата было надёжной защитой от страшного обвала. А когда опасности уже не было, чародей опустил руки, убирая барьер.
- Скорей!! – Аладдин бросился к тому месту, где обвал настиг Жасмин. – Помогите мне!!..
Джинн, мгновенно выросший до огромных размеров, легко отшвырнул гигантские глыбы прочь.
…К счастью, обломки Цитадели упали так, что голова и плечи Жасмин остались невредимыми. Однако страшная тяжесть того, что было ещё недавно потолком крепости, не пощадила её тела… Когда Джинн откопал девушку, она уже едва могла дышать.
- Последнюю глыбу я боюсь убирать. – сказал Джинн. – Ведь Жасмин может сразу… умереть.
- Хватит смертей. – глухо произнёс Мозенрат. – Потерпи, принцесса…
- Дыши… Пожалуйста, дыши… – прошептал Аладдин, опустившись на колени и прижавшись головой к её голове. – Сейчас ты вновь будешь здорова…
Мозенрат же тем временем как можно осторожней высвободил из-под камней левую руку девушки.
- Не могу больше… – простонала Жасмин, но тут же (о чудо!) ощутила громадное облегчение.
- Теперь подымай глыбу, Джинн! – скомандовал Мозенрат.
И через мгновение совершенно здоровая Жасмин уже стояла на ногах.
- Спасибо тебе, Мозенрат… – негромко произнесла потрясённая всем случившимся девушка, возвращая чародею перчатку исцеления.
(Джинн стоял рядом, вытирая навернувшиеся ему на глаза слёзы счастья огромным платком в горошек. А Яго и Абу, не помня себя от радости, кружились в танце…)
- Спасибо! – тут же сказал и Аладдин, протягивая руку Мозенрату, а другой рукой крепко обнимая Жасмин за плечи. – Отныне и навсегда считай меня своим другом. И забудем всё прошлое!
- Забудем… – вздохнул чародей и пожал руку Аладдина. – А теперь вам лучше уйти с этого проклятого места. Если бы ещё спрятать понадёжнее этот гнусный амулет…
- Нет проблем, Моз! – отчеканил Джинн и тут же превратился в громадный космический корабль. – Джинноракета мигом отправит его прямёхонько на Луну!
И Мозенрат, сняв амулет с шеи, бросил его в открытую дверцу ракеты, которая тотчас же взлетела ввысь и быстро исчезла из виду.
Чародей повернулся к друзьям спиной.
- Я должен забрать Мириам. – бросил он через плечо. – Если только подземелье не завалило…

0

14

IV

Насчёт подземелья Мозенрат тревожился напрасно, – больших обвалов здесь не произошло. Чародею пришлось довольно долго бродить по тёмным пыльным коридорам, пока, наконец, он не нашёл камеру, в которую Дестан притащил Мириам.
…Она лежала на боку, – лицом к стене. Мозенрат медленно сел на пол. Его душили слёзы, – слёзы, которых теперь уже не было нужды сдерживать…
…Плакал он долго, – по крайней мере, ему показалось, что уже прошла целая вечность. Потом он с трудом поднялся на ноги.
- Я заберу тебя отсюда… – прошептал он, и, подойдя к ней вплотную, опустился на колени.
Но тут на него нахлынула новая волна слёз, и он снова закрыл лицо руками. А в следующий миг – застыл, не смея пошевелиться. Ибо услышал он нечто такое, что показалось ему тогда прекраснее самой изысканной музыки, – то был храп.
Мозенрат медленно-медленно отнял руки от лица. Мириам теперь уже лежала на спине, негромко похрапывая. Чародей вдруг услышал собственный истерический смех. Потом, спохватившись, сорвал с себя левую перчатку, – как будто бы она жгла ему руку.
Надеть перчатку на Мириам ему удалось не сразу, – так сильно тряслись руки. Да и весь он трясся, словно от озноба. Потом он поспешно отвернулся и как можно тщательнее вытер лицо рукавом.
- Мы умерли?.. – услышал он знакомый (до замирания сердца знакомый!) девичий голос.
Мириам уже стояла на ногах.
- Мы – нет. Но Ксеркс… И… твой брат… – Мозенрат подошёл к девушке и крепко прижал её к себе. – Его погубила собственная жажда мести… Ты ведь слышала грохот?
- Грохот? Не-а… – покачала головой Мириам. – Я, кажется, уснула…
Мозенрат, еле сдерживая смех, нежно прижал её голову к своей груди.
- Крепко же ты спишь, долгожительница моя дорогая… Цитадель обвалилась, а ты и ухом не повела…
- Но как это произошло?.. – Мириам отстранилась и вытерла слёзы.
- Это долго рассказывать… – вздохнул Мозенрат. – Но и путь наверх тоже долгий… Идём скорей! То-то Аладдин и все остальные обрадуются…
И чародей, легко подхватив девушку на руки, поспешил к выходу из подземелья.

V

- Ну, держим кулаки! – сказал Джинн.
- А мне-то что делать?.. – уставившись на свои крылья, спросил Яго.
- Захлопнуть клюв!.. – весело прокричали хором Аладдин, Жасмин, Джинн и Дарий.
- Ради наших родных… – начала фразу Мириам.
- …и друзей. – закончил Мозенрат.
И они, крепко обнявшись, протянули друг другу руки в перчатках. Пальцы их переплелись.
И всё вокруг потонуло во вспышке ослепительного света...

VI

…У Мириам тут же перехватило дыхание, и она зажмурилась, ибо снова ощутила весь ужас падения в бездонную пустоту.
- Не бойся. – услышала девушка совершенно спокойный голос Мозенрата. – Я же тебя держу…
И тотчас же Мириам почувствовала, что она уже стоит на чём-то вполне твёрдом. Медленно открыв глаза, девушка увидела, что под ногами у неё – жёлтый песок, а над головой – звёздное небо.
- Это место кажется мне знакомым… – сказал Мозенрат. – Видишь вон то сухое дерево?
- Ага… Ой, да там и лопата есть!
- Это, должно быть, растяпа Нуреддин оставил. – тихо засмеялся Мозенрат.
- Танвира не полюбила бы растяпу. – мягко возразила Мириам. – Просто так было нужно
- Так или иначе, – весело откликнулся Мозенрат, – наши перчатки рассыпались в прах. Значит, первую половину пути мы благополучно прошли, – всё, как объяснял нам Дарий. А эти-то я сейчас быстренько выкопаю, – это совсем не то, что руками копать…
А что – приходилось? – хихикнула Мириам.
Да было такое дело… – хихикнул в ответ Мозенрат.

VII

После того, как Мозенрат и Мириам снова надели волшебные перчатки и взялись за руки, девушка ощутила было знакомый страх падения в пустоту, однако надёжные руки Мозенрата всё так же крепко держали её.
- Открой глаза, Мириам. – спокойно, с нежностью сказал юноша. – Такое не часто увидишь…
И девушка медленно открыла глаза.
…Сначала она подумала, что это похоже на то, как если бы она вдруг оказалась высоко-высоко в небе, – среди звёзд. Но вместе с тем это было похоже на то, как если бы её несли куда-то мягкие, тёплые синие волны.
Ощущение падения теперь уже совсем пропало, сменившись тем неповторимым ощущением, которое испытываешь разве что тогда, когда летаешь во сне. И всюду сверкали огоньки…
Они были вроде бы и похожи на звёзды, но каждый обладал своим неповторимым цветом. И Мириам вдруг поняла, что они – живые. Сама река дышала жизнью, и неустанно гнала вперёд, – в новую жизнь, – свои бесконечные волны.
- Красота какая… – ахнула девушка.
- Красота… – согласился Мозенрат, хоть и смотрел он не на то, что творилось вокруг, а на неё, Мириам.
И юноша вдруг наклонился и прижался губами к нежным губам девушки.
…Здесь, в Реке, трудно было бы определить, долго ли длился этот поцелуй: может быть – секунду, а может – век. Но Мириам не задумывалась над этим, ибо на неё нахлынуло волшебное, сладостное, неведомое ей доселе, и ни с чем не сравнимое ощущение, – как будто вдруг заполнилась та страшная пустота, которую она долгими десятилетиями носила в себе. И она поняла, что имя этой пустоте – Одиночество. Но отныне оно навсегда покинуло её. Отныне она – не одна. И теперь это неповторимое ощущение защищённости, покоя и радости всегда будет с нею. Она выстрадала, она искупила свои грехи и заслужила это величайшее счастье…
- Ты чего? – ласково спросил Мозенрат, увидев, что Мириам покраснела и опустила глаза.
- Просто меня ещё никто никогда не целовал… – сказала девушка.
Две слезинки на миг задержались на её ресницах, а потом их унесла в неведомое чудесная Река…
- У меня это – тоже в первый раз… – признался юноша, чувствуя, что и сам густо краснеет.
И он ещё крепче сжал в своих пальцах руку девушки. Оказалось, сделал он это как раз вовремя: Река, потемнев, заволновалась.
- Держись!!.. – закричал Мозенрат.
И Мириам изо всех сил старалась удержаться, чувствуя, что её пытается оторвать от любимого какая-то могучая, свирепая сила. И только-только она почувствовала, что сейчас их пальцы разожмутся, как Река снова успокоилась.
- Посмотри вперёд! – возликовал Мозенрат. – Ты видишь? Ты слышишь?!..
И Мириам посмотрела, и увидела зелёную траву, и чистое вечернее небо, и сверкающие струи водопада. И услышала журчание воды, – обыкновенной, земной воды…
И они, безмерно уставшие и безмерно счастливые, дружно свалились в мягкую траву.
Волшебных перчаток Танвиры больше не существовало.
- И-го-го-го, откуда ты взялась?.. – тут же услышали путешественники чей-то хриплый, очень удивлённый голос.

VIII

- …И что за странную одежду ты на себя нацепил, Мозенрат?
- Ксеркс!!!.. – во всё горло завопил юноша, мигом вскакивая на ноги.
О своей усталости он и думать забыл.
Ещё мгновение – и он уже гладил обеими руками золотистую гриву своего старого друга.
- Не пойму ничего-го-го… – ещё больше удивился конь.
- Мяу-мурр, с прибытием, путешественники! – прямо в руки Мириам буквально свалился с неба рыжий крылатый кот.
- Дарий!.. – нежно прижимая кота к себе, сказала девушка. – Ты, как всегда, вовремя!..
- Мяу, а как же иначе? – гордо ответил Дарий. – Ведь я тут – единственное существо, которое всё помнит… Хотя, ещё есть Джинн, но он сейчас у себя дома, – я думаю, рассказывает изумлённому Аладдину и друзьям вашу историю…
- А ты расскажи нам, – быстро сказала девушка, – о том, чтó здесь изменилось. Что Тайар-Фарис спасён – это я уже поняла…
- Ксеркс, как там король с королевой?.. – поспешно спросил Мозенрат.
- Будут огорчены, если ты опять опоздаешь к ужину. – с лёгким упрёком ответил конь.
- Сейчас полетим, дружище… – с трудом подавив радостное восклицание, просиял юноша. – Но что изменилось в стране Мириам, Дарий?
- Мяу, слушайте. – закивал кот. – Султан Малик умер своей смертью, когда ты была ещё совсем крохотной, Мириам. Его место, как полагается, занял твой дядя Казим. Халиб же, снедаемый жаждой власти, через несколько лет вздумал намекнуть Рауфу, – твоему отцу, – что поможет ему избавиться от Казима в обмен на должность верховного визиря. И как ты думаешь, – что сделал твой отец?
- Сказал Халибу, чтобы тот потихоньку собрал свои пожитки и убрался из страны как можно дальше. – уверенно ответила Мириам. – По нашим законам Халиба следовало бы казнить на месте. Но мой отец ни за что не допустил бы, чтобы пролилась кровь…
- Именно так. – кивнул кот. – Что же касается Казима, то недолго ему суждено было править страной: однажды он, как это часто бывало, хватил лишнего на очередном роскошном пиру, оступился, упал с лестницы и сломал себе шею…
- Бедный, бедный глупый Казим… – грустно покачала головой Мириам.
- …И тогда, – продолжал Дарий, – султаном стал твой отец. Вскоре после того, как тебе исполнилось шестнадцать лет, ты вдруг бесследно исчезла. Но я, по поручению Хафиза, прилетел к твоим отцу и брату, и успокоил их, рассказав твою историю… Так вот: никогда ещё страна Дайман-фати не знала более мудрого и милосердного правителя, чем султан Рауф. А после его смерти править страной стал твой брат Дестан. Сейчас твоя страна, Мириам, переживает свой золотой век…
- Мозенрат, – прошептала Мириам, – позволь мне повидать брата…
- Завтра утром полетим вместе. – улыбнулся ей юноша. – Ты ведь не возражаешь, – а, Ксеркс?..
- А долго лететь-то? – только и спросил всё ещё совершенно сбитый с толку всем происходящим конь.
- Мяу, пустяки: меньше, чем полдня полёта. – отозвался Дарий.
- Согласен… – вздохнул Ксеркс.
- Гарантирую сегодня двойную порцию сахара. – поглаживая его гриву, улыбнулся Мозенрат.
- Друго-го-го-е дело! – одобрительно заржал конь.
- Спасибо… – тихо сказала Мириам, склонив голову на грудь Мозенрата.
- Я ведь по себе знаю, Мириам, – отозвался юноша, – как может изменить человека злой поворот судьбы… Любой превратился бы в монстра, если бы его в шесть лет продали в рабство…
- Мяу, кстати, рабство в твоей стране, Мириам, давно отменено, – ещё твоим отцом. И смертная казнь тоже отменена. – добавил кот.
Спасибо, Дарий. – бережно опуская его на землю, сказала Мириам. – Ты – самый лучший кот на свете!
- Мяу, не смущай меня… – промурлыкал он и застенчиво закрыл мордочку крыльями.

0

15

Эпилог

…Алим открыл глаза и глубоко вздохнул.
Луна уже висела совсем низко над морем. Значит, Хафиз вот-вот должен был прилететь…
- Луджин… – тихо позвал волшебник. – Я уже скоро… И мы с тобой навеки будем вместе, – как и все, рука об руку переплывшие Реку… Вместе в Реке – вместе и в Запределье. Это – великая Тайна бытия. Одна из многих тайн…
И он снова провёл рукой по своим взъерошенным седым волосам.
- Ещё немного… – прошептал он, глядя на луну, и вновь закрыл глаза…

- Назиф! – в испуге застыла на месте двухлетняя Найрият. – Тут кто-то стлашный!..
- Ква! – сказал «кто-то страшный» и высоко подпрыгнул, оказавшись прямо на макушке девочки.
- Ай! Спасите-е!.. – закричала перепуганная Найрият.
- Чего пугаться-то? – спокойно сказал трёхлетний Назиф и взял зелёную лягушку в руки. – Девчонки…
И мальчик насмешливо взглянул на девочку и покачал головой.
- Ты помнишь?.. – Мириам легонько толкнула Мозенрата локтем в бок.
Он молча кивнул и нежно обнял жену за плечи.
- …И всё-таки это нечестно, друзья мои. – шутливо-обиженным тоном продолжала Мириам, вновь повернувшись к Аладдину и Жасмин. – Ваша Найрият похожа сразу на вас обоих, а наш Назиф – точная копия отца…
- Ну, я думаю, у тебя есть хороший шанс поправить это возмутительное положение дел. – широко улыбнулась Жасмин, показывая глазами на огромный живот Мириам.
- Мама, папа! – подбежал к ним Назиф. – Смотрите, кого я поймал!
- Ну-ка, дай её мне. – улыбнулась Мириам и, взяв лягушку на ладонь, осторожно погладила её по спинке. – Хорошая, хорошая…
- Ква! – согласилась с Мириам лягушка, и вдруг подпрыгнула так высоко, что оказалась прямо у неё на голове.
Мириам скорчила такую уморительно-удивлённую гримасу, что малышка Найрият мигом позабыла о своих страхах и звонко рассмеялась.
- Ква-а!!.. – во всё горло завопила лягушка, завидев за кустами такую же зелёную лягушку, и тут же спрыгнула с головы Мириам.
- Вот оно что! – улыбнулась она. – Лягушка просто искала какую-нибудь возвышенность, чтобы осмотреться и найти своего друга…
- Так, как ты когда-то нашла папу? – спросил Назиф.
- Ага. – вновь улыбнулась Мириам и нежно провела рукой по чёрным кудрям сына.
- Ну-ка, дорогие мои принц и принцесса, – сказала Жасмин, вставая на ноги и отряхивая от травы своё широкое небесно-голубое платье, – шагом марш ужинать и спать! Видите – солнышко уже зашло…
И она, взяв Найрият за правую руку, а Назифа – за левую, не спеша направилась через сад ко дворцу.
Как только они скрылись из виду, Аладдин вдруг схватился обеими руками за голову.
- Что с тобой? – с тревогой спросил Мозенрат, поднимаясь с земли.
- Странное ощущение… – пробормотал Аладдин и… тут же исчез, как будто его здесь и не было.
Вместе с ним исчез и Абу, сидевший, как всегда, на плече своего друга.
- Сама не поднимайся, Мириам! – поспешно подставил ей руки Мозенрат.
- Что это было?.. – медленно произнесла она.
- Волшебство. – мрачно произнёс её муж. – Обыкновенная чёрная магия…
- Вперёд, Коврик! – завопил Джинн. – На выручку Аладдину!..
- Я с вами! – сказал Мозенрат и положил руки на плечи Мириам. – Постарайся успокоить Жасмин. Ей сильные волнения сейчас ни к чему… Мы скоро вернёмся!
И он сел на Коврик, который тотчас же стал набирать высоту.
- Будь осторожен!.. – крикнула в небо Мириам.
- Королю с королевой скажи, что я к ужину не вернусь! И Ксеркс пусть за меня не беспокоится!.. – прокричал в ответ Мозенрат.
Мириам повернулась и зашагала ко дворцу. На небе уже зажигались первые звёзды. Медленно выползала из-за горизонта полная луна…
- Великие силы, создавшие Реку и Запределье… – остановившись на минуту, прошептала Мириам, и подняла глаза в глубокое звёздное небо. – Берегите моих друзей!..

- Куда же нам лететь?.. – в замешательстве поскрёб макушку Джинн.
- В Аграбу, конечно! – нетерпеливо отозвался Мозенрат. – И скорее!..
Коврик тут же взял нужный курс.
- Но почему именно туда? – удивился Джинн.
- Потому что я догадываюсь, кто похитил Аладдина! – весело ответил Мозенрат. – Не считай ворон, Коврик!..

2012 г.

0

16

мне оч понравилось

0

17

ИНТЕРЕСНО,ТАЛАНТЛИВО.Я БЫ ХОТЕЛА ПОСМОТРЕТЬ МУЛЬТФИЛЬМ ПО ЭТОЙ СКАЗКЕ,ПОТОМУ ЧТО ЭТО ИМЕННО СКАЗКА,А НЕ ПРОСТО ФАНФ.

0

18

Спасибо огромное за добрые слова! Теперь я точно знаю, что не зря сочинила эту историю))

0

19

Melody
Чудесная история! :cool: 
Можно было б и кино по такому произведению снять, я думаю.  :cool:

Melody написал(а):

Дарий.

Уже второй фанф с этим имением тут вижу... Хотя ,как владелеца рыжего кота, присутствие сего персонажа одобряю :)
Ну, то, что Ксеркс- крылатый конь-  интересная идея.  :cool:
Еще напишешь что- нибудь?

Отредактировано мира (2012-12-27 21:05:59)

0

20

Мира, спасибо большущее за такой тёплый отзыв!
...Когда я начала думать о том, как же назвать рыжего летающего кота (это было ещё весной), это красивое царственное имя как-то само пришло мне в голову.
Этот персонаж появился в моём воображении благодаря сразу двум рыжим котам. Одного из них уже нет на свете, и я очень захотела, чтобы он остался жить, - хотя бы в выдуманной мною истории. Он был мне настоящим другом, и разделял со мной мои печали...
А второй - лежит сейчас на кухне, и дрыхнет без задних ног)) Надо сказать, что он - ну почти что говорящий кот. Он может выражать своё настоение множеством интонаций. Я никогда ещё не встречала кота, который бы в одно "мурр" мог бы вложить столько разных смыслов. ...Я сегодня спросила у него: "Рыжик, ты знаешь, что теперь ты живёшь и в сказке?" А он ничего не сказал - только зажмурился от удовольствия))
...Я очень сомневаюсь, что буду когда-либо писать что-то ещё о Мозенрате. В этой истории я сказала всё, что хотела сказать. А что-то писать, я думаю, имеет смысл только тогда, когда это само просится на свет, - как ребёнок. Кстати, я посчитала: с того времени, как у меня появился этот замысел, и до того, как я выложила готовую сказку на форум, прошло около десяти месяцев. Надо же - я малость"переходила"! )))

0