Форум Мозенрата в Стране Черных Песков

Объявление

Добро пожаловать в СЧП!)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Мозенрата в Стране Черных Песков » Фанфики » Фанфик "Триллер"


Фанфик "Триллер"

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Автор: Angelus_Tenebris (https://ficbook.net/authors/223740)

Пэйринг и персонажи: Аладдин, Мозенрат, Джинн, Ковёр-самолёт
Рейтинг: PG-13
Жанры: Юмор, Мистика, Детектив, Мифические существа, Эксперимент, Стёб, Дружба
Статус: закончен

________________________

Описание:
"..- И даже если бы эти демоны ночи и существовали, то совершенно точно не на Востоке - здесь вурдалаков нет и быть не может, - продолжал Мозенрат. - Поэтому я считаю, что этот человек стал жертвой каких-нибудь сумасшедших фанатиков-сектантов, которые его и обескровили во время одного из своих обрядов... "

Примечания автора:
POV в жанры не ставлю, потому что стиль повествования от первых лиц идёт не на протяжении всего фанфа.
Этот фанфик не планировался и получился случайно, и он не входит в цикл "Остров надежды". Но, тем не менее, здесь тот же канон. Можно сказать, что это могло бы случиться после третьего фанфа "Твои секреты", если бы Аладдина спешно не отозвали в Аграбу.
И как по мне, он несколько несерьёзен в отличие от остальных благодаря жанру Стёб)

Публикация на других сайтах запрещена!

Отредактировано Стейси (2018-09-21 20:07:36)

0

2

..Ты закрываешь глаза и надеешься,
Что всё это тебе просто померещилось.
..Воют порождения ночи,
И мертвецы начинают разгуливать в своём маскараде.
И уже не скрыться от пасти монстра,
Твоей жизни конец!..

(с) Michael Jackson - Thriller

* * *

Джинн с интересом оглядел комнату, в которую он перенёсся всего несколько минут назад из дворца в Аграбе. Можно было бы сказать, что в ней не было ничего необычного: столик у окна, две кровати у противоположных стен, пёстрый ковёр на полу, мягкая софа со множеством подушек и кресло напротив неё, в котором Джинн и расположился. Вот только он не мог не заметить маленький магический символ на двери, нарисованный мелом, и веточки сухого тамариска, лежащие у порога и на подоконнике зашторенного окна.

Мозенрат сидел на софе, в задумчивости постукивая пальцами по мягкому подлокотнику, а Аладдин, тем временем, мерил нервными шагами пространство между софой и креслом.

- Может, ты уже сядешь? - спокойно поинтересовался у него некромант. - У меня от тебя голова кружится.

Герой остановился, перевёл взгляд на друга, потом на Джинна, и смущённо кашлянул.
- Да, пожалуй... - он опустился на софу слева от Мозенрата.

Джинн снова кинул взгляд на окно, задёрнутое тёмно-золотыми занавесками.
- Итак... - начал он с видом опытного психолога, сцепив перед собой пальцы обеих рук. - Что мне известно? Ещё несколько дней назад вы отослали меня из Аджмана, уверяя, что у вас всё под контролем и вы со всем справитесь сами. Теперь же у меня возникла пара вопросов... - Джинн не сдержался и тихонько хихикнул. - Что, в таком случае, вы делаете в Гиясе*? И почему у вас повсюду разбросаны различные штуки, отпугивающие нечисть?

Аладдин быстро переглянулся с Мозенратом, а потом сказал совершенно серьёзно:
- Мы здесь прячемся. Немножко приходим в себя. И нам понадобился твой многовековой опыт, чтобы прояснить ситуацию, в которой мы оказались.

Мозенрат потёр переносицу и медленно поднял на Джинна свои серые глаза.
- Я думал, что повидал немало всякого... кхм... необычного. Но то, что произошло за последние два дня, даже я не знаю как объяснить.

- Сейчас я расскажу тебе всё по порядку, Джинни, - отозвался Аладдин, и его глаза блеснули в предвкушении. - Только ты не подумай, что мы оба спятили.

- Нет, рассказывать буду я! - решительно заявил Мозенрат. - Потому что у меня есть некоторые сомнения относительно того, что ты считаешь правдивым.

Аладдин обернулся к товарищу и удивлённо протянул:
- Неужели ты до сих пор думаешь, что я что-то там себе придумал? Я не приукрашу ни на минуту - скажу только то, что видел собственными глазами, и как это всё было.

В ответ на это Мозенрат слегка приподнял брови.
- Да?.. В таком случае, не забудь упомянуть о том, как ты насыпал мне мусора в постель, - с усмешкой протянул он. - И главное, скажи, наконец, зачем ты это сделал? Это было какое-то тайное послание или вроде того?

Аладдин снова обернулся к нему и вздохнул едва ли не страдальчески.
- Мозенрат, свет очей моих... - сказал он тоном человека, обладающего поистине ангельским терпением. - В четвёртый раз тебе говорю: я не кидал мусора в твою постель. Я и сам понятия не имею, как это могло произойти. И я же не обвиняю тебя в том, что ты разлил воду в коридоре и я на ней поскользнулся.

- Правильно, потому что я не разливал воду, - спокойно возразил некромант.

Джинн примирительно поднял ладони.
- Спокойно!.. Вы, главное, не ссорьтесь. Я выслушаю вас обоих, только по очереди, и мы во всём разберёмся... - он повернулся к Аладдину. - Хорошо, Ал, я хочу, чтобы ты начал первым.

Герой кивнул и выдержал паузу в несколько секунд, пытаясь собрать свои мысли воедино и припомнить вчерашний день в мельчайших подробностях...

Ситуация глазами Аладдина:

..Я действительно считал, что очень сглупил, когда упустил суккуба позавчерашней ночью. А потому хотел предложить Мозенрату закончить это дело, чтобы можно было вернуться домой с чистой совестью. И я был очень рад, когда некромант согласился, причём, не только согласился, но и высказал мою мысль до того, как я её озвучил.

И поэтому, на следующий день мы не спеша собрались и к полудню без сожаления покинули Аджман, этот развратный городишко, наблюдая, как он отдаляется от нас и исчезает из виду, когда Ковёр понёс нас над пустыней на Северо-Запад.

- Логично, что после того, как мы "раскрыли карты", это иблисово отродье более не задержалось в Аджмане, но где же его искать теперь? - спросил я у Мозенрата, лёжа на спине и заложив руки за голову.

Волшебник сидел рядом со мной, скрестив ноги и задумчиво устремив взгляд в сторону горизонта.
- Для начала в Джарвале - первом городе, что встретится у нас на пути по этому маршруту, - отозвался он и, опустив вгляд на меня, вдруг улыбнулся. - А не найдём там - не беда. Городов ещё много.

Я не смог сдержать ответной улыбки, да и не хотел. Перспектива выходила замечательная!..

Не могу сказать точно, сколько мы летели над пустыней, потому как меня неожиданно сморил сон, но я думаю, что не больше двух часов: когда Мозенрат потряс меня за плечо, солнце всё ещё не собиралось опускаться к горизонту.

- Смотри, вот и первый город, - сказал некромант, и его голос прозвучал несколько удивлённо. - Вот только это не Джарваль - я был в этой стороне, и он находится несколько севернее.

Я поспешно сел, приглаживая взлохмаченные вихры на макушке.

- А этот... - продолжал Мозенрат всё с тем же оттенком лёгкого замешательства и любопытства. - Он словно из-под земли вырос. Я даже и не знал о его существовании.

Этот незнакомый небольшой городок был... уютным. Именно такое слово пришло ко мне в голову, едва я его увидел - неширокие улочки, утопающие в зелени и вымощенные камнем, светлые дома из песчанника, с резными окошками и преимущественно одноэтажные.

Но Мозенрат отчего-то мой восторг не разделил.
Едва я собирался сказать, что этот город - мечта поэта, некромант выдал несколько хмуро:

- В Мёртвом городе, конечно, далеко не курорт, но это уж слишком.

"Вот чудной!.. Настолько привык к мрачности, что его окружала, и теперь этот радужный городок для него "слишком," - подумал я с неким оттенком теплоты, но вслух комментировать не стал.

Немногочисленные местные жители, что встречались нам по пути, реагировали на наш пролетающий волшебный ковёр относительно спокойно, хотя и провожали нас восторженными взглядами.

Местный страж правопорядка предстал перед нами в виде высокого и несколько неказистого мужчины средних лет, хотя по виду и обладавшего достаточной физической силой.

Едва я его увидел, тут же вспомнил Расула, и хотя на лицо они и не были с ним похожи, но в моё понимание он тоже вошёл как человек под названием "Сила есть - ума не надо".
Страж назвался Хасаном, и я замаскировал под кашель смешок, который едва не сорвался с моих губ. Какая же всё таки Судьба шутница!..
Хотя ладно, признаю, он не был уродом, но и до "красивого" ему было как до Египта пешком. И откуда же сегодня во мне это ехидство?

- Это и есть ваш анатомический театр? - спросил Мозенрат несколько удивлённо, кивая головой на низкое одноэтажное здание, слегка вросшее в землю и, вероятно, переходившее в подвал.

- Наше... что? - почесал затылок Хасан и улыбнулся так, словно его лицевые мышцы судорогой свело. - Мертвецкая это.

Боги, он ещё и шепелявит... Держите меня семеро!

Я покосился на Мозенрата, надеясь увидеть на миловидной физиономии этого мизантропа хоть намёк на усмешку, но к моему искреннему удивлению Хасан развеселил только меня.
Хм, что ж, буду считать, что Моз просто мастерски маскируется, но давно посмеивается над ним в душе. Иначе я точно почувствую себя не очень хорошим человеком.

Ах да, чуть не забыл! Сейчас поясню, зачем нам понадобилось посетить столь непривлекательное место... Чтобы подтвердить или опровергнуть нашу теорию о том, что суккуб мог остановиться здесь, мы спросили Хасана не случалось ли внезапных смертей этой ночью. Начальник городской стражи подтвердил, что одного мужчину с утра нашли мёртвым на улице, и судя по его возрасту, ему было ещё довольно рано отправляться на покой.
И мы уцепились за эту соломинку - притворившись учениками целителя, попросили дать нам взглянуть на тело.

Хасан зажёг несколько факелов, разогнавших тьму, закрепил их на стенах и отошёл в сторонку, неловко переступая с ноги на ногу у двери.

Мозенрат подошёл к столу, на который указал стражник, и уверенным движением откинул белую простынь. Он выглядел таким спокойным, и весь его вид говорил о том, что он знает много чего такого, чего никогда не узнает большинство окружающих нас людей. И, Иблис побери, я понял в тот момент, что стал уважать его ещё больше.

- Это совсем не похоже на внезапную остановку сердца, что я наблюдал у Хафиза, - тут же вынес свой вердикт Мозенрат, слегка понизив голос, чтобы его мог слышать только я. - Ты только посмотри, этот человек же словно... высох.

Я глядел на открывшуюся мне картину во все глаза, и хоть мне и хотелось отвести взгляд (а лучше вообще выйти на воздух), но я не мог заставить себя сделать это - слишком уж необычным было увиденное.
Этот незнакомец средних лет и правда выглядел как подспущенный воздушный шарик, а ещё, что самое странное, он был весь синий. Не такого голубоватого оттенка, каким становится мёртвое тело, пролежавшее сутки или чуть больше, а несколько более насыщенного. А ведь он умер только этой ночью.

Мозенрат слегка отвернул от себя его лицо, взявшись за подбородок умершего пальцами в перчатке, и открыл нашим взглядам два небольших аккуратных прокола на шее.
Волшебник задумчиво хмыкнул, словно в ответ каким-то своим мыслям.

- Слушай, Моз, я знаю, что это, - сказал я, чувствуя, как от волнения аж пересоло в горле. - Это точно не суккуб.

- Да я уж вижу, - с усмешкой отозвался Мозенрат. - Причина смерти этого человека никак не связана с нашим делом - я уверен, это дело рук людей. Идём, нам нечего здесь делать.

И с этими словами он вернул простынь в её изначальное положение.

Когда мы поднялись наружу и попрощались с Хасаном, я решительно схватил Мозенрата за плечо, пресекая его попытку запрыгнуть на Ковёр.
- Моз, давай немного проясним ситуацию, - настойчиво сказал я, когда тот обернулся ко мне с удивлённым выражением на лице. - Я сейчас расскажу тебе свою теорию, а ты мне свою, идёт?

Мозенрат еле слышно вздохнул и скрестил руки на груди.
- Давай, я слушаю.

Воодушевлённый его согласием, я продолжил:
- Когда-то давно от заезжих купцов я слышал легенду о мифических существах, что не могут жить без человеческой крови. Они кусают человека в шею своими острыми зубами и выпивают его до последней капли!.. Эти купцы тогда приплыли из какой-то холодной страны и говорили, что у них на родине часто хоронят людей с колом из дерева в груди, чтобы они не восстали из мёртвых. И я подумал...

Воспользовавшись тем, что я на секунду сделал заминку, подбирая слова, Мозенрат несколько иронично добавил:

- И ты подумал, что это могут быть те самые вурдалаки? - он слегка изогнул левую бровь. - Я тоже кое-что слышал об этих существах, и честно говоря, всё это больше смахивает на выдумку. Есть версия, что они появились во времена язычества среди обычных людей, которые пристрастились к животной крови. Их изгоняли из общины, и они были вынуждены существовать в одиночку, выбираясь на охоту лишь с наступлением ночи. Вроде как из-за этого у них произошли изменения в физиологии, и их кожа перестала переносить солнечный свет, покрываясь от него ожогами. Так что, скорее всего это просто болезнь, которую приравняли к фольклору северные народы.

Я слушал его, опустив вгляд на вымощенную камненем дорогу. Но вместе с тем, в голове всё время крутилась картинка того, что я видел сегодня в подвале. А как же тогда эти странные проколы на шее?

- И даже если бы эти демоны ночи и существовали, то совершенно точно не на Востоке - здесь вурдалаков нет и быть не может, - продолжал Мозенрат, и я чувствовал, что он по-прежнему не сводит с меня взгляда. - Поэтому я считаю, что этот человек стал жертвой каких-нибудь сумасшедших фанатиков-сектантов, которые его и обескровили во время одного из своих обрядов... - заключил он и, выждав секундную паузу, добавил, не меняя тона: - Ал, я люблю голубые кружевные трусы.

Это неожиданное заявление так шарахнуло по голове, что я, наконец, вынырнул из своих мыслей и удивлённо уставился на него. И только спустя пару мгновений до меня дошло, что он это не серьёзно.

- Контакт установлен, это радует. - хмыкнул Мозенрат. - С возвращением.

- Я тебя слушал, - возразил я. - И, конечно же, в твоих словах огромная доля здравого смысла. Но давай представим, что мы не знаем о наших Семи Пустынях и трети того, что они могут скрывать.

Мозенрат вскинул голову и посмотрел на солнце, слегка прищурившись, но отчего-то даже не прикрывая глаза ладонью. Небо уже по-немногу окрашивалось в закатные тона, но солнце всё ещё было ярким.
- Говорят, морские исследователи обозначают на своих картах ещё неизведанные водные территории надписью "здесь живут монстры", - вдруг усмехнулся он.

- Да, у меня есть точно такая же карта Аграбы... - шутливо отозвался я и с улыбкой добавил. - Так что, ты допускаешь хотя бы на мгновение, что в этом случае могли быть не сектанты?
Волшебник не ответил, слегка поджав губы. И я спросил снова, но уже настойчивее:
- Допускаешь?

Он снова издал еле слышный вздох и поинтересовался:
- Чего ты от меня хочешь?..


Я уже говорил, что люблю Мозенрата? Если да, то скажу это ещё раз: лучшего напарника мне не найти и на всём свете. А уговорить его, на самом деле, не составляет большого труда. Особенно, если он сам в глубине души не против уговориться.

Мы сняли на сутки целый пустующий одноэтажный домик с двумя спальнями и одной общей комнатой. И весь вечер я, сидя за столом на кухне с чашкой ароматного чая, изучал толстую книгу о мифических существах, что Мозенрат тогда прихватил с собой из Чёрных Песков.

За окном уже давно стемнело, но Луна светила в окно так ярко, что я даже не зажигал свечу - свет идеально падал на лежащую на столе книгу.

О вурдалаках там было написано довольно много интересного. Кое-что из этого мне было известно, например, что в низшей мифологии народов другого континента это мертвец, по ночам встающий из могилы, сосущий кровь у спящих людей (а иногда и не пренебрегающий и плотью) и насылающий кошмары. Но о том, что первые вампироподобные духи упоминаются даже в ранней вавилонской демонологии, а кровососущие акшары в ещё более ранней шумерской мифологии - этого я не знал.
Было и то, что не очень порадовало - предметы, защищающие от вурдалаков, были все сплошь и рядом чужеземные. Пожалуй, я мог бы только нарисовать звезду Давида или перпендикулярно связать между собой две палочки, чтобы они образовывали крест. Ах да, ну и ещё в ход могло пойти знаменитое серебро.
Хммм... В ходе чтения также выяснилось, что я неожиданно серьёзно заинтересовался и увлёкся этим мифом.

Я откинулся спиной на стул и потянулся, решив, что стоит поискать, нет ли в здешних закромах хоть немного мака или других семян. Всё в той же книге приводился пример, как люди предотвращали выход вурдалака с места его обитания - они клали маковые семена на могильную землю предполагаемого монстра, чтобы заставить его считать их всю ночь.

Мозенрат уже больше получаса назад закончил предаваться обычным земным радостям (а если точнее, валяться в ванне с пеной), и я решил, что тоже хочу освежиться перед сном.

Прихватив полотенце со спинки стула, что я приготовил заранее, я вышел в коридор... и неожиданно мир перевернулся с ног на голову.

Я приподнялся, потирая ушибленную пятую точку и недоумевая, каким образом Мозенрат мог разлить тут воду, когда снова удивился так, что аж замер - в конце коридора стояла фигура в чёрном широком балахоне. Она, словно не замечая меня, неторопливо развернулась, открыла дверь в купальню и бесшумно скрылась там.

Я тотчас вынырнул из минутного оцепенения, еле слышно ступая, вернулся в кухню, прихватил стул, а потом всё так же тихо подошёл к двери и подпер ручку стулом. И кинулся в зал - сказать об этом Мозенрату.

Волшебник дремал на софе совершенно одетый, и в любом случае его пришлось бы будить, поэтому я решительно шагнул к нему и потряс за плечо. Вид той жутковатой фигуры без лица всё ещё стоял перед глазами.

- Вставай! - громко прошептал я, когда Мозенрат вздрогнул от моего прикосновения так, словно я отвесил ему пинка. - Вставай скорее! У нас в доме... кто-то есть! Я его в купальне запер. Пойдём смотреть!

Волшебник поспешно вскочил на ноги, но я осадил его за плечо, прикладывая к своим губам указательный палец.

- Думаешь, это вор? - негромко спросил Мозенрат.

Я сделал ему знак остановиться на расстоянии полутора метров от двери, а сам сжал в правой руке прихваченный из комнаты серебряный кинжал, убрал в сторону стул, всё ещё подпирающий ручку, и резко распахнул дверь.

Мозенрат на мгновение приподнял брови в искреннем удивлении, а затем вернул себе невозмутимый вид и по слогам произнёс:
- Не смеш-но.

Я мог поклясться, что видел всё ту же тёмную фигуру в капюшоне, неподвижно стоящую у дальней стены. Но, судя по всему, Мозенрат её в упор не замечал.

Пребывая в крайней растерянности, я потёр затылок. И решил, что придётся зайти внутрь и как-то... спровоцировать это существо на движение, чтобы он мне поверил...

- Ну ладно, - спокойно сказал я и стянул с плеча полотенце, что до этого всё ещё висело на нём. - Ты тогда постой тут, посмотри, пока я...

Бледные щёки Мозенрата неожиданно вспыхнули румянцем.
- И-извращенец! - выдохнул он и, резко развернувшись, скрылся в своей комнате.

- Да я же не то имел в виду! - крикнул я ему вслед, едва сдерживаясь, чтобы не засмеяться, но тут же вспомнил о фигуре.
Но когда снова обернулся к купальне, в ней уже никого не было.

Сильное замешательство - вот что я испытал в тот момент. Я был уверен, что видел, на самом деле видел этот чёрный балахон. Хотя здравый смысл и подсказывал, что не всё увиденное бывает на самом деле, тем более, что Мозенрат-то не увидел в купальне никого. Значит, нельзя исключить известный феномен человеческого мозга - глюки его название.

Из мыслей меня выдернул голос Мозенрата, окликнувший меня из его комнаты. И перед тем, как пойти к нему, я всё же шагнул к купальне и захлопнул дверь.
Не то чтобы это помогло в случае чего... Так, чтобы спокойнее было.

Мозенрат стоял у своей кровати и, убедившись, что я подошёл, откинул покрывало, продолжая смотреть на меня несколько странно.

- Ох... Что ж... Красиво!.. - только и смог сказать я, созерцая разбросанные по простыне шелуху от семечек, апельсиновую кожуру и, отчего-то, сухие листья. - Да... Механикуса хватил бы кондратий, увидь он у себя в постели такой натюрморт. Послушай, - я еле сдержал смешок. - А зачем ты это сделал?

Мозенрат несколько секунд многозначительно молчал, а потом спокойно осведомился:
- Ты издеваешься?

Я примирительно выставил вперёд ладони.
- Извини. Нет, конечно же нет, - сказал я мягко. - Просто хочу сразу разуверить тебя в том, что это моих рук дело - честное слово, это не так! Я даже не заходил в твою комнату.
А потом я всё же предположил с неловкой улыбкой, запустив пальцы в волосы на затылке:
- Может быть... это была та самая сущность, что я видел?

Волшебник медленно покивал, словно соглашаясь со мной.
- Смотри: вот так я похож на идиота. - Мозенрат на несколько секунд закатил глаза, приоткрыл рот и сунул в нос указательный палец, а потом вернул себе свой обычный спокойно-невозмутимый вид и добавил: - А так вроде нет.

Я не успел ничего сказать в своё оправдание, потому что Мозенрат вдруг обошёл меня и решительно направился к входной двери.

- Не знаю, с чего вдруг на тебя посреди ночи напало эдакое ребячество, но боюсь даже подумать, что ещё может прийти тебе в голову, - отозвался он, открыв дверь и обернувшись ко мне. - Я схожу кое-что проверю, а ты побудь тут.

- Давай пойдём вместе? - предложил я, подоходя к нему. - Сейчас ходить в одиночку может быть не безопасно.

Но Мозенрат был настроен решительно.
- Я хочу пойти один, а ты оставайся в доме, - и прежде чем исчезнуть за дверью, с добродушным смешком добавил: - А то вдруг твой полтергейст вернётся, а тебя и нет...

Мне снилось, что нечто чужеродное давит мне на грудь. Я пытался избавиться от этого ощущения, вздохнуть глубже, но у меня не получалось.
Тогда я усилием воли вынырнул из своей тяжёлой тревожной дрёмы, открыл глаза, лёжа на спине, но закричать у меня так и не получилось - горло перехватило от шока, что я испытал.

Надо мной склонялось лицо, Иблис побери, того самого мужчины, которого мы осматривали днём, и который был мёртв!.. Я не мог его не узнать, это точно был он, и в этот момент я не чувствовал ни капли тепла от него.
Его глаза светились изнутри каким-то неживым, словно лунным светом, а когда он открыл рот, я увидел четыре длинных клыка.

Преодолевая оцепенение, я сунул руку под подушку, схватил большую горсть мака, что всё же отыскал заранее на кухне, и швырнул его на ковёр.

Вурдалак повернул голову, посмотрел на рассыпанный мак, а потом снова обернулся ко мне с выражением лица "Парень, ты что, дебил?".

Скрипнула дверь, соединяющая мою комнату с коридором, и мы одновременно обернулись на звук. В дверном проёме стоял Мозенрат.

- Эй, какого демона ты делаешь? - удивлённо воскликнул некромант, выхватывая из кожаных ножен свой небольшой серебряный кинжал.

Заметив кинжал, вурдалак словно испугался. Он сразу передумал меня убивать, вдруг оттолкнулся от кровати и...

- Стоп-стоп!.. - прервал рассказ Джинн. - То есть, получается, тот незнакомец увидел Мозенрата и спланировал в окно как белка-летяга?

Волшебник подавил смешок, поднеся губам тыльную сторону ладони, а Аладдин смущённо взъерошил волосы на затылке.

- Я вряд ли представляю, что это такое - белка-летяга, но если оно точно так же легко может перелететь через половину комнаты, то да, - утвердительно сказал герой. - Точно так всё и было!

Джинн задумчиво потёр подбородок и поинтересовался:
- И ты точно уверен, что это был тот же мёртвый мужчина, которого вы видели днём до этого?

Аладдин утвердительно кивнул.

- Да не он это был! - возразил Мозенрат, слегка подаваясь вперёд. - Лицо я не очень разглядел, но комплекция у него была другая. И хоть я теперь после завершения этого дурдома и поменял своё мнение о вурдалаках, но точно могу сказать, что в комнате Ала был не тот человек. Иблис побери, он же был мёртв! А мертвецы без соответствующего обряда не восстают, это я вам как некромант говорю.

Джинн покивал, словно в ответ каким-то своим мыслям.
- Знаете, мне уже кое-что становится ясно, особенно это касается небольших деталей вроде мусора в кровати и воды на полу. Но я вынесу свой вердикт только после того, как выслушаю версию Мозенрата.

Волшебник снова откинулся спиной на софу, устраиваясь поудобнее.
- Я буду чуть более краток, чем Аладдин - нет смысла повторять всё уже сказанное. Поэтому в основном я затрону те моменты, где у нас случились расхождения...

Отредактировано Стейси (2018-09-21 19:45:27)

0

3

Ситуация глазами Мозенрата:

..Начну я, пожалуй, с того, что я совсем не разделил восхищения Аладдина по поводу города, где мы очутились. Я и от своего-то далеко не в восторге, а этот был немногим лучше: старые обшарпанные дома с покосившимися ставнями, пожухлые растения в палисадниках, если их вообще можно было назвать этим словом. Даже погода испортилась, когда мы тут остановились - довольно быстро чистое небо затянуло серыми облаками.
Да, похоже, Аладдин здорово устал от своей довольно чистенькой и благонравной Аграбы.

Пока мы пролетали по улицам города в поисках местного представителя правопорядка, чтобы узнать у него о произошедших или непроизошедших смертях предыдущей ночью, нам по пути встретилось всего несколько прохожих. И все они косились на нас с выражением "Понаехали тут" на лицах. А особенные социопаты и вовсе захлопывали свои окна в домах, когда мы пролетали мимо.

Впрочем, мне до этих диких людишек не было никакого дела и на происходящее я не обратил ровно никакого внимания. Разве что меня это слегка повеселило, вот и всё.

А вот тот самый "местный представитель правопорядка" произвёл на меня очень приятное впечатление. Он оказался довольно высоким и сильным на вид, но вместе с тем складным и очень даже миловидным на лицо.
Нет, я совершенно не хочу сказать, что он мне понравился! Нет, ни в коем случае, мне ведь не нравятся мужчины. Аладдин не в счёт. Но что-то я отвлёкся...

Так вот, я просто подумал, что ему можно доверять. Со мной очень редко такое случается, можно сказать, никогда. И я не понял, почему Аладдина так и корчило от смеха, который он тщательно пытался скрыть. Я-то всё заметил и веселье его не поддержал - не вижу ничего смешного в том, что человек вежливый и умеет красиво выражаться.

Имя стражника было Гариб. Мне оно показалось немного странным, но, возможно, он был просто не здешний, потому так его и назвали.

Гариб поверил в нашу байку об учениках целителя, которым задали осмотреть труп, и он любезно сопроводил нас к нужному месту.

- Это и есть ваш анатомический театр? - спросил я, лицезрея низкое одноэтажное здание, слегка вросшее в землю и совершенно точно переходившее в подвал.

Стражник сверкнул обворожительной и словно извиняющейся улыбкой.
- Да, к сожалению, до сих пор не можем отстроить что-то побольше. Но, честно говоря, это не такая и острая проблема - городок у нас маленький.

Краем глаза я заметил, как Аладдин снова пытается подавить смешок, слегка отвернувшись.
Мда...

Внизу, в подвале, нас ждало не совсем обычное зрелище, но вместе с тем и не что-то из ряда вон выходящее. По крайней мере, я нашёл этому объяснение.
У мёртвого мужчины была синюшная кожа сильнее, чем должно было быть, а ещё две неаккуратные рваные ранки на шее. Словно его два раза ткнули узким кинжалом в сонную артерию. Да хотя скорее так это и было.

- Слушай, Моз, я знаю, что это, - сказал вдруг Аладдин. - Это точно не суккуб.

Тут я понял, что сейчас он наверняка начнёт втирать мне про вурдалаков...

И я в конечном итоге оказался прав! Египетская сила...
Едва мы поднялись из подвала, Аладдин собственнически схватил меня, и я едва удержался, чтобы в шутку не брякнуть "Ал, когда ты так делаешь, я просто тащусь". Хорошо, что не сказал.

А потом мы прояснили ситуацию.

- Это упырь, я точно тебе говорю! Или как там его... вурдалак! - с воодушевлением говорил Аладдин, активно жестикулируя. - Айда ловить его, раз уж мы тут! Всю жизнь мечтал с тех пор, как в детстве легенду услышал!

Я, конечно, попытался опровергнуть его теорию, доставая из памяти те факты, которые знал и которые казались мне очень убедительными.
На середине моей лекции Аладдин завис, но я продолжал.

- ..И даже если бы эти демоны ночи и существовали, то совершенно точно не на Востоке - здесь вурдалаков нет и быть не может, - уверенно говорил я, не сводя с Аладдина взгляда. Я надеялся, что он всё ещё слушает. - Поэтому я считаю, что этот человек стал жертвой каких-нибудь сумасшедших фанатиков-сектантов, которые его и обескровили во время одного из своих обрядов...
Закончив речь и выждав секундную паузу, я добавил, дабы проверить наличие сознания героя в нашей реальности:
- Аладдин красит губы, пока никто не видит. Аладдин дурачок.

О, надо же, сработало. Слава Аллаху!.. Правда, герой на меня как-то странно посмотрел. Надеюсь, не обиделся.

Казалось бы, победа моя - ан нет! Аладдин, конечно, не дурачок, и умеет брать на слабо. Заставил меня признаться, что я всё же не могу исключить его теорию полностью.

А потому мы задержались в этом неприятном городе ещё на ночь. Ох, лучше бы мы этого не делали...

Не сказал бы, что дом нам попался со странностями. Со странностями в ту ночь скорее был Аладдин.

Сначала, пока я принимал ванную, он несколько раз скрёбся ко мне в дверь. Почему не стучал? Понятия не имею. Может быть, он так тактично пытался намекнуть мне, что я моюсь уже долго и ему тоже хочется? В любом случае, я ничего на это не ответил и решил, что он подождёт ещё немного.

А чуть позже Ал и вовсе отчебучил нечто странное. Вот уж не думал, что он способен на такие глупости. Прямо шоу "Шутка за шуткой".

Я ещё не спал, но уже находился в той приятной затягивающей дрёме, которая может быть милее всего на свете. Мне было так хорошо, что я едва не слышал пение херувимов.

И тут внезапно откуда-то выскочила рука и схватила меня за плечо. Я подорвался так, что едва не грохнулся с дивана, и весь сон как рукой сняло.

Аладдин склонился надо мной, и его глаза сверкнули странным азартом. Мне бы уже тогда понять, что он решил разыграть меня.
- Вставай! - громко прошептал он. - Вставай скорее! У нас в доме... кто-то есть! Я его в купальне запер. Пойдём смотреть!

Но я отчего-то ему поверил. Решил, что, возможно, вор в дом забрался. Не знаю почему, но мысль о чём-то потустороннем тогда не пришла мне в голову.

Мы тихонько подкрались к купальне, Аладдин убрал стул, подпирающий дверь, распахнул её и... ничего не произошло.
Серьёзно, там было пусто.

Я не знал, смеяться мне или возмущаться, но всё же невозмутимо произнёс:
- Не смеш-но.

Должен признаться, Аладдин молодец - он реалистично отыграл растерянность, словно он не понимает, как это произошло.
А потом он сказал то, что скорее всего и было всему этому причиной.

- Ну ладно, - Аладдин стянул с плеча полотенце. - Ты тогда постой тут, посмотри, пока я...

"..пока я буду принимать душ?!" - пронеслось у меня в голове. Ах, ну понятно. Вот ведь шалунишка.

Но я не таковский. Мои щёки сами собой вспыхнули румянцем, я даже почувствовал это.
- И-извращенец! - выдохнул я и, резко развернувшись, скрылся в своей комнате.

А в ней меня тоже ждал сюрприз, как уже известно. Наверное, Ал успел сделать это пока я принимал ванную.

Аладдин пытался оправдаться, что не знает, каким образом мусор оказался в моей постели. Даже ту неведомую фигуру приплёл.
Мне так хотелось в ответ на это сказать что-нибудь язвительное, может даже немного попаясничать, но я не стал этого делать. И так за эту ночь моё чувство собственного достоинства опустили ниже ватерлинии.

И поэтому я сделал кое-что другое - отправился проверять одну деталь из теории Аладдина.

Ночь можно было бы назвать изумительной. Тучи рассеялись, открыв чернильное небо, но звёзд на нём было мало - а всё потому, что на нём удивительно низко висела полная Луна.
Её серебряный свет заливал уродливые улочки города, и они на первый взгляд даже перестали казаться такими.

Я собирался найти кладбище. Конечно, ночь не самое лучшее время для таких прогулок, я всё ещё помню недавний случай с гулем. Но я был уверен, что здесь гуля нет точно. А с вурдалаком в случае чего я справлюсь - со мной был серебряный кинжал. Тот самый, который предназначался для суккуба.

А на кладбище я хотел поискать улики. Из того, что мне было известно о вурдалаках, считалось, что их излюбленными местами обитания были именно кладбища, а ещё старые замки и болота. Замков тут не наблюдалось, что такое болота я мало представлял, поэтому оставался только первый вариант.

И я собирался искать там признаки присутвия в этом городе вурдалаков, чтобы подтвердить или опровергнуть теорию Аладдина. Если верить информации из книги о мифических существах, это могли быть надколотые или сместившиеся надгробия, стоны, доносящиеся из-под земли или другие странные звуки, а также разрытая почва.

Спустя примерно полчаса я понял, что что-то было не так. Я три раза прошёл мимо скрюченного дерева без листьев, что торчало из бочки, я хорошо его запомнил. Но как я мог неизменно выходить к нему, если я шёл, почти никуда не сворачивая? Мне просто нужно было выйти за город.
Я успел пожалеть, что не полетел на Ковре.

Попробовал пойти в другую сторону, но когда в четвёртый раз вышел к тому же дереву, признаюсь, мне стало немного не по себе. Я никогда не страдал топографическим кретинизмом.

Негромко выругавшись, я решил, что проверю эти улики с утра, и отправился в наш временный дом, надеясь, что хотя бы к нему найду дорогу.

Не знаю, что заставило меня зайти в комнату к Аладдину. Может быть, просто захотел его увидеть и немного извиниться за своё категоричное поведение. Всё-таки это были не жестокие шутки, глуповатые бесспорно, но совсем не такие уж плохие.
Всё же мы друзья, и должны понимать друг друга.

Первое, что отчего-то бросилось в глаза - рассыпанный по светлому ковру мак. А потом я поднял взгляд и увидел незнакомца, который, похоже, собирался задушить Аладдина. Только не понятно, почему герой не сопротивлялся.

- Эй, какого демона ты делаешь? - удивлённо воскликнул я, выхватывая из кожаных ножен серебряный кинжал.

Я сделал шаг к кровати, когда незнакомец вдруг...


-..Просто соскочил с кровати, быстро метнулся к открытому окну и ловко выпрыгнул в него, - закончил Мозенрат, косясь на Аладдина. - Не летал через всю комнату.

Аладдин вздохнул, потёр переносицу и пробурчал что-то вроде: "Всё равно, я от своих слов не отказываюсь".

Джинн материализовал три чашки с чаем и блюдо с пахлавой.
- Занятно, очень занятно... - пробормотал он с улыбкой, отпивая из своей чашки. - А дальше? Я хочу уж услышать всё до конца.

Аладдин и Мозенрат переглянулись между собой.

- А то, что произошло дальше, мы будем рассказывать вместе...


..- Ты как, в порядке?

Аладдину было очень приятно видеть, что Мозенрат переживал за него. Более того, получается, он в очередной раз спас его.
И теперь он, Ал, до конца жизни его должник.

- Да, я нормально, спасибо тебе, - выдохнул Аладдин и благодарно сжал в своей ладони левую руку некроманта. - А теперь в погоню! Поймаем этого вурдалака!

Мозенрат удивлённо приподнял левую бровь.
- Ты серьёзно считаешь, что это был он?

- Можешь мне поверить, я видел его на расстоянии десятка сантиметров от своего лица, - уверенно сказал герой. - Значит так, чтобы было быстрее, нам нужно разделиться. Ты бери Коврик и лети на кладбище, возможно, он убежал прятаться в своё убежище. А я добегу до того подвала, он здесь недалеко.

- Но зачем тебе в подвал? - снова удивился Мозенрат.

Аладдин проверил свои ножны на наличие серебряного кинжала.
- А затем, что сейчас тут был тот самый умерший незнакомец, которого мы осматривали днём, поверишь ли ты мне или нет.

Мозенрат кивнул.
- Ладно, я верю, - сказал он, хотя на самом деле верилось с трудом- ему не показалось, что этот незнакомец был похож на того мертвеца. - Что ж, прихвачу на всякий случай белые тапочки, - сказал он весёлым тоном.

Герой остановился у двери, пытаясь восстановить дыхание от бега, и с досадой подёргал внушительный замок на цепях. Но уже через секунду к нему пришло осознание, что если снаружи замок, то совершенно точно тот вурдалак не мог здесь спрятаться.

Сзади послышались тихие звуки, словно несколько людей одновременно пытались идти бесшумно, но вместе с тем шаркали по дороге обувью.

Аладдин обернулся к улице и замер от открывшейся ему жуткой картины: со всех сторон на него плотной толпой медленно, но уверенно шли люди с непроницаемыми выражениями на лицах и светящимися глазами.

Герой сделал шаг назад, но понял, что отступать было некуда - он упирался спиной в дверь подвала.
Он вытащил свой кинжал, решив, что если уж так суждено, то он погибнет в бою как мужчина.
"Только бы Мозенрат не возвращался в город, - подумал Аладдин. - Пусть он заметит их с Ковра и успеет улететь..."

Он замахнулся кинжалом на ближайшего вурдалака и полоснул его по тянувшейся к нему руке, а затем воткнул кинжал ему в горло. Но их было слишком много, и они наступали и наступали, тянули к герою свои руки, и это было последнее, что видел Аладдин, прежде, чем внезапно по какой-то причине потерял сознание...

Мозенрат спешился возле хилых деревянных ворот и кивнул Коврику. Он хотел сказать ему, чтобы тот летел к Аладдину, но его внезапно отвлёк знакомый голос.

- Что привело тебя на кладбище в столь поздний час? Понадобился скелет для изучения?

Волшебник резко обернулся и увидел Гариба. Тот сидел в сторонке рядом с раскидистым кустом арты на большом широком камне - потому он его так сразу и не заметил.

Мозенрат облегчённо вздохнул и слегка вздрогнул, когда со стороны кладбища неожиданно ухнул филин.

- Нет, я здесь не из-за скелета, - сказал он, подходя ближе. - Но если я скажу тебе настоящую причину, ты мне не поверишь.

Гариб дружелюбно улыбнулся.
- А ты попробуй.

- Может быть, тогда и ты скажешь, что делаешь здесь? - ответил вопросом на вопрос Мозенрат. - Место и время не очень подходящие для прогулок, как по мне.

Стражник и не отрицал.
- Верно. Только я тут по делу - кто-то повадился могилы раскапывать, скорее всего из-за драгоценностей. Вот я и решил найти вандалов, сижу, так сказать, в засаде. Теперь твоя очередь.

Гариб похлопал по свободному месту рядом с собой, и Мозенрат замешкался на мгновение, но потом всё же подошёл и сел на камень, решив, что, может быть, стражник прояснит им ситуацию - всё же он местный житель.

- Ладно, скажу честно. Мой друг уверен, что здесь обитает вурдалак, - сказал Мозенрат, незаметно наблюдая за реакцией. - Что именно он убил того мужчину, которого мы осмотрели днём, и что тот... Тоже стал одним из них и пытался убить моего друга этой ночью.

Гариб заметил, как Мозенрат зябко поёжился, обхватывая руками худые плечи. А потому снял с плеча свой рюкзак, достал из него стеклянную бутыль и два стакана и наполнил их на две трети тёплым, ещё слегка дымящимся чаем.

- А что ты думаешь о вурдалаках? - вдруг спросил он и протянул некроманту стакан.

Мозенрат покосился на него с тенью подозрительности, на что страж правопорядка только негромко засмеялся в ответ.
- Это просто тёплый травяной чай, - сказал он и сделал глоток из своего стакана, показывая этим, что с ним всё будет в порядке. - Видишь?.. Ночь сегодня особенно холодна.

Стакан в руке Гариба выглядел таким обыкновенным и при этом очень манящим, а потому Мозенрат мысленно назвал себя идиотом, у которого паранойя на пустом месте. Он взял предложенный стакан, кивнув в знак благодарности, и почувствовал, как тепло приятно греет его левую ладонь.

- Так я всё же хотел бы знать, что ты думаешь о них? - снова спросил его стражник.

- Кроме того, что я почти не верю в их существование? - усмехнулся Мозенрат, делая глоток чая, но больше пить не стал - вкус был на любителя. - Ну что ж, если представить, что они реальны... Я думаю, они боятся солнечного света, крестов, живут на кладбище, пьют кровь. Возможно, у них красные глаза... И наверняка они выглядят очень уродливо.

На лице стражника тоже появилась усмешка, но несколько странная.
- Что-то, конечно, верно, а остальное - сплошные стереотипы... - покачал головой он.

Мозенрат вдруг почувствовал слабость и лёгкую заторможенность мыслей, и он поспешно тряхнул головой, пытаясь прогнать это ощущение.

- Я, может быть, и не эталон красоты, но не назвал бы себя уродом, - продолжал Гариб.
Он обернулся к юноше, и его глаза зажглись мертвенным светом.
- Да и глаза у меня не красные.

Стражник сжал в своей руке левое предплечье некроманта, поднося его к своему лицу. Мозенрат заторможенно наблюдал за его действиями, и его огромные от удивления серые глаза были уже подёрнуты наркотической дымкой.

- Ты замечательно пахнешь, - сообщил ему Гариб, жадно нюхая его запястье. - И пить молодую кровь- одно удовольствие.

Мозенрат хотел вырваться и сделать попытку хоть как-то защититься, но тело словно отказалось слушаться. Его пальцы разжались, и стакан упал на каменистую почву, поросшую редкой травой, расплескав остатки чая.

- Бел... беладонна!.. - с трудом выговорил он. - Это...

Стражник кивнул.
- "Сонная одурь" по-другому, верно. А теперь прекращай сопротивляться ей, ты же знаешь, это бесполезно.

Мозенрат начал медленно откидываться назад, но его подхватили, не давая упасть, и положили на редкую пожухлую траву почти бережно.
"А ведь хотел прихватить белые тапочки..." - успел подумать он, и эта последняя мысль так развеселила его, что с губ сорвался смешок прежде, чем сознание провалилось в темноту.


Аладдин медленно открыл глаза, на несколько мгновений уставясь в серое утреннее небо. Потом он резко приподнялся, пытаясь понять, где он находится: оказалось, он лежал всё у того же "анатомического театра" на пустой повозке без запряжённой в неё лошади.

Герой сел, свесив ноги, и схватился за голову, потому что в глазах на несколько секунд потемнело от резкой смены положения.

- Никого нет. Что бы это значило?

Аладдин встрепенулся от прозвучавших совсем рядом слов и поднял взгляд - в шаге от него стоял Мозенрат, выглядевший странно спокойным и почему-то немного заторможенным. Из-за его спины выглянул Коврик и приветственно пошевелил кистями.

Герой поднялся на ноги и принялся разматывать с шеи Мозенрата полоски ткани, закрывающие её. Мозенрат невозмутимо вздохнул и чуть склонил голову в одну, а потом в другу сторону, позволив Аладдину осмотреть его шею.
Закончив с некромантом и не обнаружив ни следа от предполагаемого укуса, Аладдин быстро ощупал и свою шею, и только тогда успокоился.

- Ты точно в порядке? Что с тобой произошло? - спросил у него Аладдин, потирая переносицу.

Мозенрат пожал плечами и обвёл взглядом пустующую улицу.
- Ночью наш доблестный страж опоил меня сонной одурью чтобы сожрать, но я не знаю по какой причине утром я очнулся рядом с кладбищем вполне себе живым. Вернулся в город и обнаружил, что он пуст. Все просто... исчезли.

Аладдин огляделся и с удивлением пришёл к выводу, что друг прав: вокруг стояла едва ли не звенящая тишина, ветерок неторопливо гнал сухую верблюжью колючку по пустой улице, и не было заметно ни малейшего присутствия здесь кого-либо кроме них двоих.

Герой почувствовал, как по спине и шее пробежала целая толпа мурашек. Ему показалось, что было что-то зловещее в этой странной пустоте. Почему город внезапно опустел?
Тут же вспомнилось, как толпа нежити со светящимися потусторонним светом глазами неотвратимо обступала его со всех сторон, не реагируя ни на серебряный кинжал, ни на смастерённый на скорую руку крест из двух поднятых с земли палочек. Но если все исчезнувшие жители оказались вурдалаками, куда они ушли, не побоявшись того, что к полудню солнце будет нещадно палить? Или, может, они и света не боятся?

Аладдин знал, что не получит ответов на свои вопросы. Но также он знал и то, что им не следует более задерживаться здесь, и чем скорее они покинут город, тем лучше.

Он запрыгнул на волшебный ковёр и схватил за плечо Мозенрата, всё ещё пребывающего в лёгкой заторможенности, втащив его следом.

- Вперёд, Коврик! - скомандовал он.
"И Иблис с вещами..." - возвращаться в снятый ими домик совершенно не было желания.

Они отлетели на расстояние не более чем двухсот метров, когда Мозенрат неожиданно "протрезвел".

- Смотри, Аладдин!.. - сказал он хриплым полушёпотом, настойчиво тряся героя за плечо. - Смотри же!

Аладдин остановил ковёр, обернулся через плечо и от удивления не смог вымолвить ни слова - его взгляду предстали песчаные барханы, уходящие вдаль.
А город бесследно исчез, словно его никогда здесь и не было...

Герои закончили свой рассказ и во все глаза уставились на Джинна, ожидая его вердикта.

Джинн неожиданно рассмеялся, а потом подлетел к каждому из них и по очереди пожал им руки.

- Ну я могу поздравить вас, друзья мои: вам посчастливилось побывать в Бади - магическом городе, название которого означает "житель пустыни". Он населён разными мифическими существами, но преимущественно маридами, которые принимают любой облик и могут заставить вас видеть то, что они захотят. Поэтому ты, Аладдин, видел город привлекательным и уютным, а Мозенрат - мрачным и неприветливым. Так уж захотели мариды. То же касается и всего остального, в чём у вас возникли расхождения.
Раз в столетие Бади на сутки появляется в одном из уголков Семи Пустынь, и если какому-нибудь путнику случится остановиться в нём, скучающие мариды никогда не упустят шанс повеселиться. И, конечно, никаких вурдалаков на самом деле не было - поэтому вы и остались живы. Вас здорово разыграли.

Джинн замолчал, а потом стукнул себя по лбу.

- Ах да, чуть не забыл!.. Мозенрат, Аладдин на самом деле не мусорил в твоей постели, так же как и ты не разливал воду в коридоре, это дело рук альрауна - маленького человекоподобного существа, обитающего в домах. А фигура в купальне - обычный фантом. И вам чрезвычайно повезло, что вы успели покинуть город до того, как он исчез. Ведь те, кто не успеют сделать это, пропадают навсегда.

Джинн выдержал минутную паузу и, вдоволь насладившись видом эмоций, что отразились на лицах друзей бегущей строкой, рассмеялся.
- Поверили, да?.. На самом деле, всё не так печально - мы бы встретились с вами в следующем веке, когда город снова появился бы в пустыне. Ничего, я бы подождал, а вот вы бы очень удивились.

Аладдин и Мозенрат нервно переглянулись - ничего себе перспектива!..

А потом герой сжал в своей ладони левую руку Мозенрата и чуть улыбнулся.

- А знаете, меня это не очень-то пугает, - сказал он вроде как всем, но смотрел при этом на некроманта. - Ведь мы были бы там вместе. Сто лет с лучшим другом - разве это может быть плохо?

Мозенрат в ответ сжал в ладони его руку и не сказал ничего, но в его взгляде Аладдин прочёл:

"Не могу с тобой не согласиться, Ал."

THE END.

___________________________

*Все три города вымышленные. Название Гияс означает "помощь, спасение"; Джарваль - "земля с камнями"; Бади, как уже сказал Джинн - "житель пустыни".

0


Вы здесь » Форум Мозенрата в Стране Черных Песков » Фанфики » Фанфик "Триллер"