Форум Мозенрата в Стране Черных Песков

Объявление

Добро пожаловать в СЧП!)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Мозенрата в Стране Черных Песков » Фанфики » наши и не наши, мозен- фанфы!


наши и не наши, мозен- фанфы!

Сообщений 61 страница 80 из 86

61

Бох Енот написал(а):

мое творение made in vkontakte

какое? ми тож там писала

0

62

да, сори немножко не так выразилась (стучит себе по голове) а ведь хотела написать частично мое. не со зла, не ругайте меня   :blush:
все время так получается. думаю много, а потом выразить забываю или не успеваю, мысля убегает - не догонишь

Отредактировано Бох Енот (2010-03-18 21:32:01)

0

63

кстати, извините если вопрос не в тему, помнится на сайте был один романтический фанфик, не помню названия, вобщем где Мозенрат решил завоевать Агробу влюбив в себя принцессу и в итоге ему это удалось а Аладин остался с носом. как назывался этот фик? и если есть возможность, может кто нибудь его выложить? хотелось бы освежить воспоминания :)
P.S. у Wendy Lee мне очень нравились рассказы, но на сайте на сколько я помню не все фики серии о Мозенрате выложены. там только 5 из (если не ошибаюсь) семи. где их можно прочесть, если есть ссылка буду очень благодарна, даже если на английском т.к. для меня это не проблема

0

64

Бох Енот написал(а):

для меня это не проблема

тогда присоединяйтесь к переводам! так, а по поводу других её фанфов пока не в курсе...
кстати, вот один из старых-добрых фанфов

Свернутый текст
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

65

дада, этот читала ) но только тут половина, там про то как ему надо было срочняком найти себе замену для возмездия )))
а про переводы - киньте ссылку на интересующий фанфик - переведу )))

0

66

Бох Енот, ну так вопрос, что именно интересует? не всё же станешь переводить)
несколько ссылок есть тут в переводах...

0

67

а, в смысле направлений? лучше конечно же не слеш и не яой. че нить нормальное, в духе скажем той же Мери Рид

0

68

А есть автор "Мультяшного квеста"? Очень хочется посмотреть на него))

0

69

Мне нравиться зтот фанфик правдо он не мой но я нашла его в анг. версии, перевела вот что получилось. Невысокая стройная девушка брела по улицам Аграбы. Эта девушка, по имени Ксения (1), выглядела примерно на пятнадцать, имела средней длины чёрные волосы и карие глаза. Она заметила, что некоторые люди входили в здание с дверью, которая имела жуткий вид черепа. Заметив, как пуст её желудок, она проследовала за человеком в здание.

Там было много людей, сидящих на полу или евших, пивших и говоривших за столами. Человек подошёл к другому человеку позади стола и закричал:

- Сэндвич из фазана!

Человек, очевидно повар, быстро сделал сэндвич и протянул его второму человеку. Ксения приблизилась к повару и отдала такую же команду. Он странно посмотрел на неё, но швырнул ей сэндвич и выпивку. Поблагодарив его, Ксения нашла сиденье в уголке, чтобы обдумать свои думы.

Теперь, если она собирается искать своего брата в Аграбе, ей надо спешить. Торговый караван, с которым она путешествовала, остановился здесь лишь на несколько дней. Много времени прошло с тех пор, как она в последний раз видела своего брата; сможет ли она узнать его? Ей было шесть, когда отец послал Мозенрата учиться к Дестану; её брату тогда было одиннадцать. Ей было двенадцать, когда она и её мать покинули отца, а сейчас ей было шестнадцать. Мозенрату теперь должно было быть за двадцать… если он всё ещё был жив.

- Только ворам дозволен вход в «Череп и кинжал»! – прорычал высокий мужчина, вставший перед Ксенией.

Она нахмурилась.

- Кто сказал?

- Я сказал. Теперь убирайся, пока я не вышвырнул тебя так же, как Криворучку.

Ксения посмотрела на человека, которого он назвал «Криворучкой». Это был щуплый мужчина, который уползал из квартала воров.

- Я уйду, если ты ответишь на один вопрос.

- Никаких вопросов, уличная мышка. Убирайся сейчас же, - высокий мужчина схватил её и выкинул из здания. Она с шумом приземлилась на песчаную почву.

- Подлый шакал! – закричала Ксения. Её проклятия были встречены смехом внутри здания.

- Ты в порядке? – спросил мужской голос.

Ксения подняла взгляд и увидела высокого молодого человека, стоящего перед ней.

- Это «Череп и кинжал», - объяснил человек. – Разве ты не знаешь, что это логово воров?

- Теперь знаю.

- Ты, должно быть, новенькая здесь. Тебе нужно быть более осторожной. Что привело тебя в Аграбу?

- Я пришла, чтобы найти своего брата, - заявила Ксения, вставая.

- Что ж, я Аладдин, - сказал молодой человек. – Я помогу тебе найти твоего брата. Как его зовут?

- Мозенрат.

* * *

- Но… мой лорд… ещё хоть несколько дней. Я знаю, я смогу помочь вам…

Мозенрат послал сильный удар сине-чёрной энергии в направлении молодой женщины. Она увернулась, еле избежав его.

- Твои ничтожные волшебные фокусы не годятся мне, - заявил он. – Мне нужен кто-то с НАСТОЯЩЕЙ силой. С такой силой, которой у меня ещё нет. Убирайся, пока я не взорвал тебя на куски.

Волшебник вздохнул, когда испуганная женщина убежала. Он думал, что она была именно той. Она выглядела могущественной в то время, хотя он был слегка под впечатлением от её прекрасной внешности. Ксеркс подплыл к своему хозяину.

- Девушка не понравилась хозяину?

- Нет.

- Хочешь, чтобы я поискал новую волшебную личность?

Мозенрат вновь вздохнул.

- Нет.

- Почему?

- ПОТОМУ ЧТО Я ТАК СКАЗАЛ, КСЕРКС!

Угорь быстро вылетел в другую комнату, чтобы избежать гнева своего хозяина.

Волшебник наклонился над раскрытой книгой на столе, отыскивая в ней новую информацию.

- К чёрту эти колдовские книги! – заорал Мозенрат. – Все эти книги – и ни одного заклинания, которое бы я не опробовал. Я больше не могу узнать что-то новое здесь!

Каждый день в течение одиннадцати лет он учился в огромной библиотеке Дестана, с каждым днём узнавая всё больше и больше. Теперь, когда он всё это выучил, что ещё он мог тут узнать?

- Джафар! – внезапно сказал он. – У него есть колдовские книги! Я должен навестить палаты моего дяди и «позаимствовать» их.

Он злобно рассмеялся, расщепляя воздух, и шагнул в чёрную дыру.

* * *

Ксения лежала на кровати, слушая разговор, что шёл несколькими комнатами дальше. Аладдин настоял на том, чтобы она осталась с ним во дворце, пока он всё не обдумает.

- Но Аладдин, мы не можем отдать её Мозенрату, - возразила принцесса.

- По-видимому, он единственный родственник, который у неё остался. Правильно ли будет удерживать её от него?

Принцесса вздохнула.

- Я просто не знаю. Мне ненавистно думать, что Мозенрат может сделать с ней.

Ксения нахмурилась. Разве она не доказала им, что она может позаботиться о себе сама? Она вошла в убежище воров и вышла оттуда живой. И она жила со своим сварливым отцом пять лет. Это должно было доказать, что она стойкая.

- Жасмин, я знаю, что ты имеешь в виду, но…

Незнакомый голос произнёс:

- Да, и что же, мы не можем сказать ей, что её брат в Стране Чёрного Песка, верно?

- Ш-ш! Джини, потише!

Ксения оживилась. Страна Чёрного Песка? Это наверняка было просто найти. Она медленно встала, опасаясь наделать шуму. Она на цыпочках вышла из комнаты в коридор.

- Так, где же они хранят карты… - про себя прошептала Ксения. Она прислонилась к стене и изумилась, когда та раскрылась, показав ей некий тайный проход. Она двинулась по проходу и вошла в большую комнату. Она была такой знакомой… Она шагнула внутрь и вздрогнула, когда её память приняла удар от того, что происходило в этой комнате.

* * * ВОСПОМИНАНИЕ * * *

- Ксения, найди свиток о скарабее, - прорычал высокий мрачный мужчина.

Пятилетняя Ксения быстро достала свиток и протянула его своему дяде, пока он садился за стол с её старшим братом.

Джафар схватил бумагу, не сказав ни слова благодарности.

- Теперь, племянник, будь внимателен. Это золотой скарабей. Он укажет нам путь в Пещеру чудес. Там спрятан джин. Он будет исполнять наши самые сокровенные желания.

Ксения осмелилась заговорить.

- Можно мне пожелать лошадку?

- Заткнись, глупая девчонка, - проворчал брат Джафара, грубо отталкивая от него свою дочь. – Ты не будешь растрачивать желания на такой вздор.

Десятилетний Мозенрат ухмыльнулся и послал маленький заряд сине-чёрной магии в свою младшую сестру. Однако он исчез раньше, чем достиг её.

- Мозенрат! Ты не сможешь стать самым могущественным волшебником в семи пустынях с такой ничтожной магией! Итак, вернёмся к учёбе! Ты будешь учиться у Дестана через несколько дней.

Ксения, убирайся с глаз, бесполезная девчонка. Ты здесь не нужна!

* * * ВОЗВРАТ В РЕАЛЬНОСТЬ * * *

По её щеке скользнула слеза, когда в её голове прозвучали слова её отца: «Ты здесь не нужна».

Она упала на пол и, всхлипывая, попыталась выкинуть его голос из своего разума.

Она плакала несколько минут, когда вспышка сине-чёрного света заполнила комнату. Ксения перестала всхлипывать и в изумлении смотрела, как воздух раскололся, и оттуда вышел кто-то высокий. Мужчина, выглядящий лет на двадцать, с вороными волосами ниже шеи и тёмно-карими глазами. Он заметил её и разозлился.

- Что ты здесь делаешь? Убирайся, пока я не зашвырнул тебя в другой город… - Мозенрат пристально посмотрел на девушку. Она выглядела как-то знакомо. Её вороные волосы завивались на плечах, её глаза были светло-зелёные (2), а её кожа была довольно тёмной. Её глаза выглядели так знакомо…

- Что ты здесь делаешь? – парировала она. – Это палаты моего дяди, и у тебя нет никакого права… М… Мозенрат? – запнулась она.

Память волшебника сработала в тот миг, когда она назвала его имя.

- Ксения? – Мозенрат уставился на девушку, удивляясь тому, как подросла его сестра с той поры, когда он последний раз видел её. Он с осторожностью посмотрел на неё. – Сколько тебе сейчас лет?

- Шестнадцать. А тебе двадцать один, верно?

Он кивнул, а затем, заметив слёзы на лице Ксении, отвернулся.

- Что с тобой? – спросил он, занявшись высматриванием ближайшей книги. Ксения подняла брови.

- Что?

Мозенрат посмотрел поверх книги и ответил:

- Твоё лицо.

Ксения быстро вытерла слёзы, пытаясь вернуть себе вид выносливой девушки.

- Ничего. Просто из-за всей этой пыли у меня слезятся глаза.

Мозенрат отложил книгу и поискал глазами другую. Он не поверил её истории, но его не заботила и реальная.

- Итак, что ты здесь делаешь?

- Я искала карту, чтобы найти тебя.

- Почему ты искала меня?

Ксения оглядела страшную комнату. Она навевала так много ужасных воспоминаний.

- Я… хотела найти тебя. Ты единственный родственник, который у меня остался.

Мозенрат на миг оторвался от своей новой книги. Ксения не видела его реакцию, поскольку он стоял к ней спиной.

- Мать мертва? – равнодушно спросил он. Он вновь посмотрел на книгу и перевернул страницу.

- Да. Мы путешествовали с караваном в Гетзистан, и нас атаковали мародёры. Выжило только трое.

- Как ты незамеченной пробралась во дворец?

Ксения подняла с пола амулет, пытаясь вспомнить, где же раньше она видела его.

- Принц привёл меня сюда. Но он и принцесса не сказали мне, где ты находишься, а сюда я попала после того, как подслушала какого-то человека, который сказал, где ты живёшь.

Мозенрат повернулся к ней и нахмурился.

- Ты сказала им, что мы родственники? – когда Ксения наивно кивнула, он свирепо уставился на девушку. – Тебе повезло, что они не казнили тебя на месте.

- А почему ты здесь? – спросила Ксения, кладя амулет в карман и оглядываясь в поисках ещё чего-нибудь знакомого.

- Исследование, - заявил волшебник, выглядывая из-за обтрёпанной книги. – Мне нужно больше силы.

Ксения пожала плечами и подошла к пыльному углу. Её разум ударил другим болезненным воспоминанием.

* * * ВОСПОМИНАНИЕ * * *

- Ты, бесполезная девчонка! Я хочу знать, что в тебе хорошего? Ты не можешь делать магию, не можешь работать, не можешь танцевать… и ты никогда не привлечёшь порядочного мужа со своей внешностью! Не знаю, зачем я тебя содержу!

Маленькая Ксения вскрикнула, когда её отшвырнул в угол заряд магии её отца.

- Я хочу, чтобы ты убралась с моих глаз и не возвращалась, пока не будешь к чему-то пригодна! Ты слышишь меня? Теперь иди!

* * * ВОЗВРАТ В РЕАЛЬНОСТЬ * * *

- Ну?

Ксения пришла в себя, подавляя слёзы.

- Что «ну»?

Мозенрат сердито вздохнул.

- Я сказал: «Ты идёшь со мной»?

Ксения медленно повернулась лицом к своему брату.

- Куда?

- Ко мне домой.

Ксения кивнула и подошла к нему. Он заметил, что её глаза вновь стали мокрыми, но он пожал плечами, схватил её за руку, и они исчезли в шаре чёрного пламени. Секунду спустя они появились в тронном зале цитадели.

- Добро пожаловать в моё королевство, сестра. В Страну Чёрного Песка.

- Твоё королевство? С каких пор?

- Шесть лет назад, - гордо заявил Мозенрат.

Ксеркс подлетел к своему хозяину и обернулся вокруг его шеи.

- Никаких проблем, хозяин. Всё чисто.

- Отлично, - когда он увидел смущённый взгляд своей сестры, он улыбнулся. – Это мой любимец, Ксеркс. Ксеркс, это моя сестра, Ксения.

- У хозяина есть сестра? – спросил угорь, подлетая поближе, чтобы лучше рассмотреть.

- Да, есть, - ответила Ксения, позабавленная ломаной речью Ксеркса. – И сестра хозяина хотела бы знать, как он покорил королевство в возрасте шестнадцати лет.

Мозенрат поклонился.

- Эта долгая история пусть лучше остаётся нерассказанной. Гораздо важнее сейчас то, что я правитель, - он осмотрел её и нахмурился. – Тебе в самом деле нужна ванна и чистая одежда. Ксеркс, проводи её в комнаты для гостей. Ксения, можешь расположиться в любой из них.

Летучий угорь повёл девушку по тёмным коридорам. Ксения испытала благоговение от великолепной архитектуры; она была странной, но красивой. Нигде в мире не было ничего подобного.

Ксеркс остановился у большой двери с левой стороны коридора.

- Это твоя комната. Хозяин сказал тебе принять ванну. Ванна там, - сказал Ксеркс, кивнув в направлении комнаты в конце коридора.

Ксения открыла дверь, и Ксеркс бесшумно улетел. Она подивилась размеру комнаты. Она была самой большой, которую она когда-либо видела в своей жизни! Даже комната принцессы Аграбы не была такой большой!

Она прошлась по комнате, восхищаясь узорчатыми ковриками на полу. Открыв шкаф, она обнаружила там предметов одежды больше, чем она когда-либо видела в одном месте. Там были платья всех цветов радуги и туфли им под стать. Брюки и жилеты, блузы и чулки – не было того, чего не было бы в этом огромном шкафу.

Ксения подошла к своей новой кровати и уселась на её край. Она была удивлена, когда чуть не утонула в кровати! Это было самым мягким из того, что она когда-либо трогала. Ксения хихикнула. Несомненно, эта комната превосходила даже роскошные палаты султана!

- Я уверен, что тебе всё понравилось.

Ксения повернулась и увидела своего брата, небрежно прислонившегося к косяку двери. Она восхищённо просияла.

- О, Мозенрат! Это даже больше, чем я надеялась иметь в своей жизни!

Мозенрат слегка улыбнулся энтузиазму своей сестры.

- Только лучшее в моей цитадели.

- Это невероятно! Отец знает об этом?

Мозенрат быстро нахмурился.

- Нет. Я никогда не видел его с той поры, как покинул его. Как бы то ни было, - небрежно сказал Мозенрат. – Ванная – вниз по коридору, справа от тебя. Дай Ксерксу знать, если тебе что-нибудь понадобится, и я предоставлю тебе это.

Она кивнула, проходя мимо него, и проскочила в ванную. Мозенрат посмотрел, как его сестра входит в ванную комнату и закрывает дверь.

- Хозяину нравится сестра? – спросил Ксеркс.

- Я ещё не решил, - задумчиво сказал Мозенрат. Затем он повернулся к своему любимцу и нахмурился. – Но теперь твоя работа станет потрудней.

Ксеркс покачал головой и обернулся вокруг шеи Мозенрата. Волшебник медленно пошёл в свой тронный зал, пытаясь решить, что же ему делать со своей сестрой. Не было и речи о том, чтобы оставить её… если у неё не было какой-нибудь магии, которую он мог бы использовать. Ксения боялась магии, когда они жили с отцом; в этом была причина того, почему отец любил его больше неё. Итак, что же ему с ней делать? Продать её, как рабыню, какому-нибудь торговому каравану? Превратить её в мамлюка и сделать своим слугой? Тут были ограниченные возможности.

Ксеркс оставил своё место на плечах хозяина и полетел вокруг цитадели, отыскивая пищу. Мозенрат вздохнул, наблюдая за исчезновением своего любимца. Он вышел на балкон цитадели и оглядел сверху свою страну, затерянную в мечтах его детства.

Шум позади него заставил Мозенрата подскочить. Это была Ксения, входящая в тронный зал с Ксерксом рядом. Она шагнула в помещение и повернулась, чтобы показать свой новый наряд.

- Тебе нравится? – спросила она.

Мозенрат признал, что она выглядит куда лучше. Хотя она выбрала одно из самых простых платьев, оно ей очень шло. Она надела длинное, тёмно-синее платье, которое было отделано золотом вокруг её талии. Её чёрные волосы были хорошо вымыты и теперь сияли от света.

- Полное преображение, - проворчал Мозенрат.

Ксения улыбнулась, радуясь любому, даже маленькому, комплименту от своего старшего брата.

Мозенрат оглядел её, удивляясь тому, насколько она похожа на мать.

- На что ты смотришь? – спросила она.

- У тебя глаза отца.

- Это комплимент или оскорбление?

Мозенрат пожал плечами.

- Как захочешь.

Она прошла к нему на балкон и оглядела город. Он был очень тёмен – даже для ночи. Ксения не обратила на это внимания. В конце концов, она наконец-то нашла своего брата.

- Что ж, я сейчас пойду спать, если ты не против.

- Как захочешь.

Ксения скрылась в своей новой комнате, и Мозенрат с отвращением покачал головой.

- Она слишком энергичная.

* * *

Ксения прыгнула в свою новую кровать и натянула на себя мягкое одеяло. Внезапно она вспомнила о золотом медальоне, который она подобрала в комнате Джафара. Она оставила его в кармане своего плаща. Она соскочила с кровати и вытащила медальон из кармана. Прыгнув обратно на кровать, она попыталась вспомнить, почему он был таким знакомым.

Это было что-то, чтобы творить колдовство. Какое-то колдовство, чтобы… проклинать. Ксения выдохнула. Теперь она вспомнила. В тот день, когда она и мать ушли, отец использовал это, чтобы проклясть мать за то, что она оставила его. Он сказал, что мать умрёт через четыре года.

Должно быть, нападение мародёров было частью проклятия! Слёзы брызнули из глаз Ксении и потекли по её лицу.

Это отец виноват, что мать умерла! Это всё его вина! Она вспомнила все ужасные вещи, через которые прошла. Она целый час вспоминала свои жизненные случаи. Всё время её били… всё время её презирали… все они возвращались к ней.

Когда её подушка стала мокрой, а слёз не осталось, Ксения села на кровати, положив голову на колени. Внезапно её дверь открылась, и влетел Ксеркс, а следом вошёл Мозенрат.

- Почему сестра хозяина плачет? – спросил угорь.

Ксения отвернулась от двери.

- Я не плачу.

- О, я вижу. А почему же твоя подушка мокрая? – насмешливо спросил Мозенрат.

- Оставь меня. Я в порядке.

Мозенрат уже хотел повернуться и уйти, когда увидел медальон в её руке.

- Что это?

Ксения постаралась вернуть самообладание.

- Ничего, - фыркнула она.

Он приблизился к ней и взял предмет из её ладоней.

- Медальон проклятия! Где ты взяла его?!

- Нигде.

Волшебник грубо схватил свою сестру за руку, поставив её прямо.

- Не говори со мной так! Как ты получила его?!?

Ксения поморщилась, когда её брат слишком сильно вцепился в её руку.

- Это принадлежало отцу…

Мозенрат отпустил её.

- Отвечай мне, когда я задаю тебе вопрос, и в следующий раз тебе не будет больно, - сказал он, когда она потёрла свою руку.

Ксеркс обернулся вокруг плеч Ксении.

- Сестре хозяина хорошо?

- Я в порядке.

- Нет, - заявил Мозенрат.

Ксения повернулась к нему лицом, покрасневшим от слёз.

- С каких это пор ты заботишься обо мне?

- Кто сказал, что я забочусь? Я знаю, через что ты прошла, и просто заявил, что ты не «в порядке».

Она уставилась на него.

- Ты даже не представляешь, через что я прошла! Отец никогда не набрасывался на тебя и не говорил тебе, что ты ничтожество! Ты всегда получал всё, что хотел, благодаря своей дурацкой магии! У тебя шесть лет было своё собственное королевство, пока я путешествовала по семи пустыням с торговыми караванами! Так что НЕ говори мне, будто знаешь, через что я прошла!

Мозенрат вскипел.

- Нет, я так не считаю, сестрёнка! Пока ты жила с нашими родителями, я учился – без конца, днём и ночью, мне не позволяли останавливаться. Дестан ежедневно проверял мои знания, и если я отвечал неправильно хоть на один вопрос, он бил меня, проклинал и запирал в темнице, кишевшей крысами, чтобы я учился лучше. Я был вынужден знать о магии всё, что только можно. Я провёл в библиотеке годы изучения; я думал, у меня глаза выпадут, - он стянул перчатку, освобождая свою скелетную руку. – Я был вынужден пожертвовать этим ради силы. Так что, сестра, я не считаю, что не знаю, через что ты прошла! – Он повернулся, чтобы выйти из комнаты, но Ксения схватила его здоровую руку.

- Постой! А как же… Дестан?..

- Это было частью моего обучения, - заявил Мозенрат.

Ксения развернула его лицом к себе. Когда он подчинился, она нежно взяла его скелетную руку в свои.

- Это больно?

- Теперь не очень, но боль усиливается, когда я использую магию.

Мозенрат смотрел, как его сестра нежно прикасается к кости. Она не выглядела испуганной. Скорее, это был восторг, чем испуг.

- Прости меня, - прошептала она. – Я не знала…

- Не думай об этом. Мы оба прошли через похожие испытания, и теперь мы знаем это. Фактически, я…

- Ты что? – спросила Ксения, когда Мозенрат надолго умолк.

На его лице было смущённое выражение.

- Отпусти на миг мою руку.

Она подчинилась, удивляясь, в чём была причина.

- Теперь снова коснись.

- Зачем? – спросила она, подчиняясь.

Мозенрат подождал мгновение.

- Когда ты прикасаешься, боли нет. Я думаю, что, если… - он отодвинулся от неё и оглядел комнату. Заметив маленькое зеркальце, он швырнул его на пол, разбив вдребезги. Он поднял осколок стекла скелетной рукой и сделал маленький порез на коже своей здоровой руки.

- Мозенрат! – выдохнула Ксения. – Что ты делаешь?

- Иди сюда, - скомандовал он.

Она сделала, как ей велели.

- Теперь исцели это.

Ксения почти рассмеялась.

- Исцелить? Мозенрат, ты спятил? Я не умею создавать магию, и ты знаешь это!

- Просто сделай!

Девушка осторожно положила свою ладонь на порез и закрыла глаза. Она сконцентрировалась так, как много раз видела у своего отца. Представив, что рука исцелилась, Ксения открыла глаза. Мозенрат улыбнулся, когда она убрала свою ладонь. Порез исчез!

- Невозможно! – запнулась Ксения. – Я не могла сделать это. Это сделал ты, разве нет?

Волшебник покачал головой.

- Я не умею исцелять. Это одна из тех вещей, которым я ещё не научился. Ты сама сделала это.

* * * Позже * * *

- Это был ты? – Ксения хихикнула. – А я и не догадывалась…

Мозенрат улыбнулся.

- Я также заставил стражников споткнуться, пока они маршировали, когда мы посетили Джафара во дворце.

- Я помню! Они были так ошеломлены, что не смогли пройти нормально! Это было весело!

Родственники сидели на постели Ксении, прислонившись к спинке кровати. Мозенрат сидел слева от неё, и она держала его скелетную руку, облегчая боль.

- Стражники были такими тупыми. Они действительно поверили, что их атаковало водяное чудовище.

- Я это тоже помню! Стражники ворвались во дворец, болтая о каком-то создании, которое атаковало их! Это был ты?

Мозенрат рассмеялся.

- Я. Я удивлён, что они попались на эту удочку. Моя магия после этого была ужасно слабой.

Мозенрат поглядел на Ксеркса, спящего на коленях Ксении, отметив счастливое выражение на мордочке угря.

- У тебя всегда был подход к животным.

Ксения зевнула, посмотрев на Ксеркса.

- Я люблю животных.

Мозенрат кивнул.

- Я заметил.

- Ну… что ты делаешь в этой большой цитадели один-одинёшенек? С кем ты говоришь, кроме Ксеркса? Сам с собой?

- Иногда, - когда Ксения захихикала, он продолжил. – На самом деле я провожу почти всё время за чтением в моей библиотеке. Когда я не читаю, я ищу какие-нибудь волшебные артефакты.

Мозенрат рассказал о том, как открыл «руку в песке», но потерял из-за Аладдина.

- Как выглядела мать? Я почти не видел её, когда отец повёл меня учиться…

Мозенрат умолк, когда увидел, что Ксения крепко спит. Он также закрыл глаза и погрузился в первый безболезненный сон, который наступил у него спустя семь лет.

* * *

- Теперь сосредоточься.

Ксения вздохнула.

- Я уже делала, и это не сработало.

- Ты сосредоточилась недостаточно сильно. Теперь попробуй снова.

Ксения закрыла глаза и попробовала сделать шар энергии в своих руках.

Вылетело несколько пурпурных искр, но больше ничего не случилось.

- Я не могу, - надулась Ксения. – У меня никогда не получится.

Мозенрат подошёл к ней и взял её руки в свои.

- Вероятно, ты не заставляешь магию пролетать через свои ладони. Вот, - он послал маленькое количество своей сине-чёрной магии через её тело.

- Ой!

- Теперь попробуй послать его обратно ко мне, - скомандовал Мозенрат, игнорируя её крик боли.

Ксения закрыла глаза и сосредоточилась сильнее. Мозенрат ощутил, как немного магии влетело в кончики его пальцев.

- Это начало. Попробуй снова.

Она попробовала снова, в этот раз послав немного больше магии.

- Лучше. Ещё раз.

Ксения закрыла глаза и отдала всё, что имела. Мозенрат удовлетворённо улыбнулся, когда магия легко добралась до его суставов.

- Отлично. Ты делаешь успехи.

Сестра Мозенрата улыбнулась, отпустив руку своего брата.

- Это утомительно. Дестан заставлял тебя проделывать это?

- Нет. Я делал намного больше, чем это, когда пришёл сюда. Я изучил низшие ступени магии у отца.

- Хотела бы я учиться магии с тобой и отцом. Я бы могла жить здесь и тоже учиться у Дестана.

- Поверь мне, тебе не хотелось бы знать Дестана.

- Почему? – когда Мозенрат не ответил, Ксения пожала плечами. – Что ж, я иду на кухню. Ты чего-нибудь хочешь?

- Наверное, позже. Иди. И не разведи грязи.

- Не буду.

Ксения скрылась в коридоре вместе с Ксерксом, следующим за ней.

Мозенрат с отвращением фыркнул. «Она всё ещё слишком энергична. Надеюсь, это хорошо используется в её магии», - подумал он.

Волшебник решил попытаться научить свою сестру основам базовой магии и в процессе изучить её исцеляющую силу. Она совершенствовалась медленно, но, в конце концов, она делала успехи. Их отец не смог обучить её всему. Мозенрат улыбнулся, поняв, что он учить может, в отличие от отца. На самом деле он находил обучение приятным. Это было нечто новое, что никогда не подкидывал ему благоприятный случай.

Спустя час Ксеркс влетел в комнату и закружил вокруг волшебника.

- Мы приготовили ланч.

- Очень хорошо. Веди. Но лучше бы вам двоим не разгромить кухню.

Когда Мозенрат вошёл в столовую, он был изумлён, увидев стол, заставленный тарелками с великолепно пахнущей едой.

- Кто научил тебя готовить?

Ксения улыбнулась, выходя из кухни с чашкой риса.

- В основном меня учила мать. Но другие рецепты я узнала от нашего каравана. Садись.

Мозенрат подчинился, заметив, что на столе стояло три тарелки.

- А это для кого?

- Для Ксеркса, конечно! – улыбнулась Ксения.

- Никаких животных за столом, - заявил Мозенрат. – Он охотится на крыс возле цитадели.

- Что ж, это будет угощение для него, - хихикнула Ксения, гладя Ксеркса по голове.

Угорь обернулся вокруг её плеч.

- Мне нравится сестра хозяина.

- Тебе нравится всякий, кто кормит тебя, - парировал Мозенрат. – Неблагодарный летучий слизняк.

Ксения почесала спинку Ксеркса, прежде чем положить еду на тарелку, которую она поставила для него. Угорь бросился с её плеч и практически нырнул в еду. Ксения хихикнула, подходя к своей тарелке и накладывая еду себе. Затем она пошла к другому концу длинного стола и стала накладывать кушанье своему брату.

- Я сам могу обслужить себя, - рявкнул он, отбирая у неё чашку.

- Как тебе угодно.

Мозенрат уставился на неё, рассерженный тем, что не смог рассердить её. «Счастливая» семья ела в молчании, обдумывая свои собственные думы.

- Ну, что мы будем делать после ланча? – спросила Ксения, доедая последний кусок.

- Мне без разницы, что будешь делать ты, но я пойду просмотрю колдовские книги Джафара.

- Можно мне выйти наружу?

- Кажется, я только что сказал, что мне без разницы, что ты будешь делать.

- Хорошо.

Ксения встала и пошла по коридору к двери цитадели.

- Ксеркс, присматривай за ней, - велел Мозенрат.

* * *

Снаружи страна была совершенно темна – что было странно, поскольку был полдень. Ксения уселась под деревом, обдумывая свои собственные мысли.

- Сестре хозяина хорошо?

Ксения увидела, как к ней подлетел угорь.

- Я в порядке, Ксеркс.

Он обернулся вокруг её плеч.

- Мой брат всегда такой раздражительный?

- Всегда.

- Что ж, скажу, что ему надо бы пересмотреть позиции. Я не знаю, в чём его проблема, но ему надо решить её.

Рядом прошёл мамлюк; проходя мимо неё, он пристально посмотрел на сестру Мозенрата. Ксения отпрянула от мёртвого слуги и скучающе проследила за его уходом.

- Этот немного другого цвета, чем другие мамлюки. Почему?

Ксеркс подлетел к лицу Ксении.

- Это Дестан.

* * *

Мозенрат внимательно просматривал старые книги. Оно заклинание привлекло его взгляд. В нём говорилось, что оно может восстановить всё повреждённое. Мозенрат просмотрел страницы ещё раз, чтобы убедиться, что он прочёл правильно, и снял перчатку. Он закрыл глаза и нараспев произнёс волшебные слова, которые, как он надеялся, восстановят его скелетную руку.

* * *

Ксения увидела, как мрачный синий свет окружил мамлюка. Он становился всё ярче и ярче, и наконец мамлюк упал на землю.

- М-м, а они должны так делать? – нервно спросила она Ксеркса.

Внезапно что-то сзади схватило её. Ксения закричала, а Ксеркс изумлённо завопил, когда чья-то рука схватила его.

* * *

Мозенрат сердито зарычал, когда увидел, что его рука не изменилась.

- Никчёмная книга! – заорал он, швыряя её через комнату.

Низкий голос позади волшебника произнёс:

- Ох, Мози, посмотри, какой беспорядок ты устроил в моей библиотеке.

Холод пополз по спине Мозенрата, когда он узнал этот голос. Обернувшись, он увидел то, что его ужаснуло.

- Дестан? Как ты…

- Заклинание, которое ты только что прочёл, восстановило меня, - он ухмыльнулся. – О, и я уверен, что это твоё, - Он махнул кому-то позади себя, и стражник вошёл в комнату, неся чьё-то тело. Увидев его, Мозенрат побледнел. Это была Ксения с кинжальной раной на груди. Она была мертва.

Дестан зловеще улыбнулся.

- Ох, прости, Мози. Я не знал, что маленькая девчонка что-то значила для тебя, - он вытащил из-за своей спины окровавленный кинжал и полюбовался им. – Её было так просто убить. Всего лишь один удар…

- Ты подлый, блохастый, сгнивший шакал! – заорал Мозенрат. Он бросился к Дестану, швырнув в него магией.

Старый волшебник сбил его с ног, уклонившись от его магии.

- Ты думал, что избавился от меня давным-давно, но теперь я вернулся. О, и я собираюсь превратить твою жизнь в оживший ночной кошмар.

Мозенрат уставился на своего старого учителя, и на его лице была видна вся ненависть к нему.

- Ты заплатишь за это. Когда я доберусь до тебя, я не буду таким добрым, чтобы превратить тебя в мамлюка. Я просто убью тебя.

- Милый мальчик, - рассмеялся Дестан. – Ты никогда не получишь второго шанса. Я уж позабочусь об этом. Кавал, унеси отсюда тело девушки.

Крупный мужчина, в котором Мозенрат узнал бывшего мамлюка, вынес Ксению из комнаты. Старый волшебник рассмеялся, увидев выражение на лице своего бывшего ученика.

- В чём дело? Ты действительно испытывал какие-то чувства к своей маленькой сестре? Я думал, ты научился быть безразличным ко всем. Добреешь, Мози? – большой чёрный волк подошёл к Дестану и облизнул челюсти. – О, а твой маленький летучий угорь стал хорошей закуской для моего любимца.

Мозенрат ничего не смог сделать и оцепенело сел, впитывая в себя всё, что случилось лишь за эти несколько минут.

- Кавал? Ленат? Проводите крошку Мози в его камеру. Ох, и тебе теперь ничего больше не понадобится, - Дестан ухмыльнулся, ударив Мозенрата зарядом магии, а затем снял перчатку с его руки. – Не волнуйся. Если ты будешь вести себя хорошо, я могу превратить тебя в мамлюка… пока ты мне не наскучишь.

- Я лучше умру, чем буду служить тебе, - прорычал Мозенрат.

- Ну что ж. Твоя казнь будет завтра. И пусть твоя совесть сведёт тебя с ума при мысли, что твоё заклинание убило единственного родственника, который у тебя остался.

Высокие мужчины потащили Мозенрата в темницу, оставив Дестана позади.

Дестан злобно ухмыльнулся, наблюдая, как Мозенрата тащат прочь. Он поднялся по ступеням в самую высокую башню цитадели. Он открыл дверь и шагнул внутрь. Ксения сидела на кровати с Ксерксом на плечах.

- Что ты сделал с моим братом? – спросила Ксения.

Дестан улыбнулся, входя в комнату и закрывая за собой дверь.

- Он внизу в темнице. Ты должна была видеть его лицо, когда он увидел тебя мёртвой.

- О чём ты говоришь?

- О, ни о чём. Я лишь создал мираж – тебя с кинжальной раной. Он никогда не знал, как отличать мираж от реальности. Он поверил даже в то, что его маленький угорь мёртв.

Ксения вскочила и ударила его так сильно, как только смогла.

- Ты монстр! – закричала она.

Дестан рассмеялся и отбросил её к стене зарядом своей зелёной магии.

- Будь осторожней, девочка. Не слишком разумно злить того, от кого зависит твоя судьба, а также судьба твоего брата.

Ксения свирепо уставилась на волшебника, когда тот злобно захихикал.

- Мозенрат предпочёл смерть превращению в мёртвого слугу. Я запланировал его казнь на завтра. А ты, моя милая, - ухмыльнулся Дестан, взяв её подбородок своей рукой. – Встретишься со своей судьбой позже.

Он исчез в шаре зелёного пламени, оставив Ксению одну с Ксерксом.

Ксения оглядела комнату, отыскивая путь к побегу. Заметив окно, она перевесилась через его край и выползла. Ксения повисла на выступе, высматривая опору для ног. Когда она нашла её, она стала медленно отодвигаться от окна.

- Идём, Ксеркс, мы должны спасти Мозенрата!

* * *

Мозенрат сидел в тёмной темнице, размышляя обо всём, что он потерял из-за одного маленького заклинания, сработавшего неправильно. Свою цитадель, своё королевство, свою силу, Ксеркса и Ксению… всё было жестоко отнято у него лишь за несколько часов. Чувство ужасного одиночества охватило его. Он ненавидел это чувство. Одной из причин, по которой он завёл Ксеркса, была та, что он ненавидел быть одиноким.

Мозенрат проследил за крысой, бежавшей по полу темницы, когда он безразлично чертил узор в песке своей скелетной рукой. Дестан забрал его перчатку, так что его магия, если она вообще осталась, была очень слаба.

Он должен был как-то выйти отсюда и застать Дестана врасплох. Тут был путь, который он проделал в последний раз; он мог вновь проделать его. Мозенрат встал и обошёл темницу, отыскивая хоть какой-нибудь непрочный камень.

* * *

Ксения пронзительно вскрикнула, когда она поскользнулась на скользкой крыше. Ей удалось удержаться, прежде чем она свалилась с цитадели. Ксеркс подплыл к ней.

- Ты нормально?

- Я в порядке, - сказала Ксения, подтягиваясь выше. – Иди.

Ксения поглядела вниз.

- Так, куда бы нам пойти теперь? – она заметила открытое окно вне досягаемости и указала на него. – Если б мы могли добраться до того окна…

- Я понесу тебя? – предложил угорь.

Ксения улыбнулась.

- Думаю, я немного тяжеловата для тебя.

- Нет, я схвачу тебя сзади за платье и понесу.

- Ксеркс…

- Я делал это хозяину, когда он упал в злой чёрный песок.

- Ты нёс Мозенрата? – когда он кивнул, она ещё раз посмотрела на окно. – Хорошо. Давай попробуем.

Ксения крепко держалась, пока угорь вцеплялся в ворот её платья. Когда он дал сигнал, что он готов, она медленно отпустила край. Ксеркс осторожно спустил её к окну.

Когда до него осталось несколько дюймов, она схватилась за него и забралась внутрь. Ксеркс облегчённо выдохнул, скользнув в руки Ксении.

- Устал, - пробормотал он.

- Я знаю. Я тоже, но мы должны продолжать.

* * *

- Проклятая цитадель! – заорал Мозенрат, пиная стену.

Нигде не было никаких тайных ходов, и он даже не мог швырнуть заряд магии, чтобы выпустить пар. Он прижался спиной к стене и опустился на пол. С каждым часом это было всё более и более безнадёжно.

- Если я только выберусь отсюда, уничтожу всех своих мамлюков. Начну с Дестана.

* * *

Крупный волк Дестана зарычал, заметив девушку и летучего угря, двигавшихся по коридору. Ксения выдохнула и бросилась в другой коридор с Ксерксом, летящим следом. Она метнулась в ближайшую комнату и, увидев, что нет укрытия получше, заползла под стол. Ксеркс подплыл к ней, обернувшись вокруг её плеч. Только когда они убедились, что волк потерял их, они выскользнули из-под стола.

Ксения оглядела комнату, везде видя ряды книг.

- Библиотека? – спросила она Ксеркса. Когда он кивнул, она взяла книгу и пролистала страницы, надеясь отыскать хоть что-нибудь, что она смогла бы использовать. Не найдя ничего, что могло бы ей пригодиться, она отложила книгу и стала искать что-нибудь другое. Она увидела маленький кинжал на одной из книжных полок и взяла его, решив защищаться от стражников Дестана, если они обнаружат их.

Внезапно из коридора раздался вой, и Ксения и Ксеркс вновь метнулись под стол. В библиотеку вбежали три стражника. Они разошлись по комнате и нашли девушку и угря, прячущихся под деревянным столом. Волк гордо стоял в дверях, наблюдая, как стражники хватают добычу. Вспомнив о кинжале, Ксения бросилась на стражника, и ей удалось порезать ему руку. Она нанесла пару хороших ран, прежде чем оружие выбили из её ладони, а её руки скрутили за спину. Ксеркс кусал стражников, но вскоре был пойман. Люди потащили девушку в тронный зал.

Дестан сидел на троне; он улыбнулся, когда увидел, как стражники привели ему пленников. Он поднялся, когда они приблизились к нему, и встал лицом к лицу с Ксенией.

- Так, так, так. Что тут у нас? Попытка побега? Через окно, я полагаю? Я знал, что оно может послужить выходом, но не ожидал, что ты будешь достаточно умной, чтобы понять это, - он рассмеялся, когда Ксения сердито уставилась на него. – Полагаю, в твоей миленькой маленькой головке есть немного мозгов. Стража, забейте то окно и уведите этих двоих обратно в их комнату.

Ксению увели обратно в её комнату и втолкнули внутрь. Она поднялась с пола и вновь подошла к окну. Оно было закрыто деревянной доской, которая была прибита изнутри.

- Нам надо хотя бы дать Мозенрату знать, что мы в порядке, - сказала Ксения, пытаясь отодрать доску. Она не поддавалась.

Ксеркс подлетел к ней, неистово выписывая круги.

- Попробуй магию! Попробуй магию!

Ксения послушно положила руки на доску и сосредоточилась так сильно, как только смогла.

- Давай, давай, - прошептала она.

Доска слегка отодвинулась, и между ней и окном образовалось маленькое пространство.

- Ксеркс, ты сможешь пролезть туда?

Угорь осторожно просунул в дыру голову и попытался вытянуть тело.

- Слишком маленькая! – шепнул он.

- Держись, Ксеркс, - Ксения потянула доску, протолкнула его, и ей наконец удалось пропихнуть угря через маленькую щель.

- Я вышел!

- Хорошо, найди Мозенрата. Дай ему знать, что с нами всё нормально. Останься с ним, но не позволяй никому другому увидеть тебя. О, и постарайся не напугать его до смерти – он думает, что ты мёртв.

Ксеркс кивнул и полетел по направлению к темницам. Ксения села на кровать, пытаясь придумать, как же ей вызволить своего брата. Её магия была слишком слаба, чтобы сделать что-то значительное. Возможно, где-нибудь в стене находилась потайная панель.

Часы шли, а она всё ещё ничего не нашла. Пока Ксения осматривалась, Дестан отворил дверь и вошёл внутрь.

- В этой части цитадели нет никаких секретных ходов, если ты ищешь это, - заявил он.

Ксения быстро повернулась к волшебнику лицом. Чёрный волк Дестана грациозно вошёл в комнату и сел слева от своего хозяина.

Дестан нахмурился.

- Знаешь, если ты будешь продолжать пытаться убежать, я могу казнить тебя вместе с твоим братом, - он вытащил из-за своей спины Ксеркса, с тела которого капала кровь. – И я уверен, это твоё.

Угорь с трудом поднялся в воздух и подплыл к Ксении.

- Ему повезло, что я нашёл его раньше, чем мой любимец убил его, - бессердечно сказал Дестан. Заметив дыру в доске на окне, он послал туда заряд своей магии.

- Нет, нет, нет. Мы не можем допустить такое.

Когда магия рассеялась, окна больше не было; оно превратилось в толстую стену.

- Хорошего тебе дня, сестра Мозенрата. Если будешь послушной, я, может, дам тебе посмотреть на казнь твоего брата, - он усмехнулся и вместе со своим любимцем вышел за дверь, заперев её позади них.

Ксения услышала, как Дестан приказал волку сторожить дверь и предупредить его, если случиться что-то тревожное.

Взяв Ксеркса, Ксения упала на пол, из её глаз потекли слёзы.

- Это несправедливо! – заплакала она. – Я наконец нашла своего брата, а теперь потеряла его спустя пару дней, как нашла!

Ксеркс съёжился в её руках.

- Мне больно, - простонал он.

- Ох, Ксеркс, я забыла, что могу исцелять. Лежи спокойно, - Ксения сосредоточилась, и вскоре кровотечение остановилось, хотя раны остались. – Это всё, что я могу сделать. Остальные излечатся сами.

Не обратив на это внимания, угорь радостно облетел комнату, а она подошла к стене, где было окно. Вытерев слёзы, она положила ладони на стену и выпустила небольшое количество пурпурной магии. Ничего не случилось.

- Мозенрату осталось жить лишь несколько часов. Он будет казнён утром. Может, если я буду использовать магию всю ночь, окно вернётся, и мы снова сможем выбраться.

- Звучит хорошо, - согласился Ксеркс.

- Ну что же. Я буду работать с окном, а ты поищи в комнате какие-нибудь секретные ходы в случае, если Дестан соврал насчёт них.

* * *

Мозенрат вздохнул. Он сдался. Отсюда не было выхода. Он замёрз и промок от дождя (3), сочившегося через запертое окно, и не имел никакого желания ещё раз попытаться отыскать выход. Волшебник прижался к холодной твёрдой стене и закрыл глаза. Не было никакой надежды выжить.

* * *

Солнце начало подниматься, когда Ксения в изнеможении упала на пол.

- Не работает! – разочарованно выкрикнула она. Она стукнула кулаками в стену и начала плакать. Ксеркс скользнул к ней, обернувшись вокруг плеч, чтобы утешить её.

- Попробуешь снова?

- Нет. Я не могу творить магию. Я никогда не умела творить магию и никогда не сумею.

- Но хозяин учил тебя. У тебя получалось.

Ксения вздохнула.

- Да, но… - она прервалась на середине фразы, когда капля воды упала ей на голову. Она посмотрела наверх и увидела мокрое пятно на потолке. – Хвала Аллаху! – заорала она, вскакивая на ноги. – Ксеркс, помоги мне сложить вещи под тем пятном. Там должна быть гнилая доска!

Они собрали вокруг мебель, и вскоре у них получилась вышка, достигающая потолка. Ксения осторожно забралась наверх, пока Ксеркс летел следом, чтобы суметь поймать её, если она упадёт. Когда она достигла вершины, она ударила кулаками по мокрому пятну на потолке, вынуждая его разлететься на куски.

- Да! – сказала Ксения, продолжая отламывать куски.

Вскоре дыра стала достаточно большой, чтобы Ксения смогла пролезть через неё. Она подпрыгнула и полезла в дыру, следом за ней – Ксеркс. Ксения не стала ждать, чтобы перевести дух; она выползла на потолок и вцепилась в его край, отыскивая опору для ног.

- Идём, Ксеркс, солнце поднимается всё выше. Дестан поведёт Мозенрата в блок казни.

* * *

Мозенрат проснулся от звука открывающейся тюремной двери. Дестан послал в Мозенрата заряд магии, который обернулся кандалами, что защёлкнулись на его запястьях.

- Проснись и пой, крошка Мози, - ухмыльнулся Дестан. – Пора на казнь!

* * *

Дестан довольно улыбнулся, ведя Мозенрата по узкой лестнице в блок казни.

Мозенрат остановился, когда им навстречу выбежал любимец Дестана.

- Что такое? – взволнованно сказал Дестан. – Ты должен был быть на страже.

Поняв же, что пытался сказать ему волк, Дестан сильно нахмурился.

- Они бежали? Как? Я заблокировал все выходы. Угорь не мог пролезть ни в одну дыру в здании…

- Угорь? – спросил Мозенрат, оглядываясь на своего старого учителя. – Ксеркс?

Дестан зловеще улыбнулся.

- Да. А также и твоя сестричка. Они не умерли.

- Но… тело…

- Мираж, мальчик. Причём здорово тебя напугавший, верно? Похоже, твоя сестра и твой любимец как-то сбежали, но это не важно. Мы поохотимся на них после того, как убьём тебя.

Мозенрат непроизвольно сжал свою скелетную руку в кулак.

- Ты, подлый шакал! – он выпустил всю магию, какую собрал в своей руке, в старого волшебника, но, поскольку он был без перчатки, вышло лишь несколько маленьких искр.

- Ты ничто без своей перчатки, мальчик, - рассмеялся Дестан, когда магия Мозенрата исчезла, прежде чем достигнуть его. – Почему бы тебе не заглянуть правде в глаза? Ты побеждён.

Мозенрат нахмурился, пока его вели по цитадели. Ксения должна была что-то сделать. Она не могла убежать, не попытавшись спасти его. Где же она? Не солгал ли Дестан, что она и Ксеркс живы?

Дестан ударил Мозенрата мощной волной зелёной магии, от которой он упал на колени. Когда гудение в голове прекратилось, он увидел, что его старый учитель поставил его на колени перед гильотиной.

Дестан зловеще улыбнулся, удерживая Мозенрата на месте и поднимая в воздух большое лезвие своей магией.

- Последние слова, крошка Мози?

Мозенрат хотел уже прокричать этому человеку несколько проклятий, когда увидел маленькую женскую фигуру позади Дестана. Она приложила палец к губам, подходя к нему сзади.

- Что ж, мой дорогой старый учитель, я просто хотел поблагодарить тебя за то, что обучал меня магии все эти годы… и посоветовал мне надеть перчатку.

- Ах да, перчатка, - улыбнулся Дестан. Он заставил её волшебным образом возникнуть в его руке и осмотрел её. – Ты должен быть благодарен, что избавился от неё. Эта ужасная штука, должно быть, болезненная.

Ксения подкралась к волшебнику и в молчаливом ожидании встала позади него (4).

- Ну, боюсь, твоё время вышло, Мози, - объявил Дестан. – Приготовься встретить свою смерть.

Прежде, чем он смог что-то сделать, Ксения выхватила у него перчатку. Дестан повернулся и заметил вора.

- ТЫ!

Лезвие упало, но не раньше, чем Мозенрат отодвинулся. Дестан схватил Ксению, и она швырнула перчатку в воздух.

- Ксеркс, лови! – крикнула она.

Угорь поймал перчатку, летевшую по воздуху, и бросил её Мозенрату. Она упала на землю у его ног. Он быстро поместил её на руку, и кандалы расплавились на его запястьях и упали на пол.

- Месть сладка, - улыбнулся он.

- Не так быстро, мальчик, - огрызнулся Дестан. – У меня есть кое-что, что может тебя заинтересовать.

Мозенрат взглянул – и увидел Ксению, которую его старый учитель крепко держал за плечи.

- Дай мне перчатку – и получишь девушку, - грубо сказал Дестан. Сказав так, он послал через Ксению волну магии. Она сжала зубы от боли.

- Давай, Мози, - усмехнулся Дестан. – Ты же знаешь, как это было больно, когда я делал такое с тобой. Ты правда хочешь, чтобы она так же страдала?

Когда Мозенрат не ответил, более сильная волна зелёной магии прошла через девушку, и она закричала от боли.

Мозенрат вытянул свою руку в перчатке.

- Вот, возьми.

- Я не дурак, мальчик. Сам сними её и дай мне.

Он стянул со своей скелетной руки перчатку и протянул Дестану. Старый мужчина схватил её и злобно ухмыльнулся девушке в его руках. Он послал мощную волну магии сквозь её тело, а затем отпустил её, и она, издав короткий крик, без сознания упала на пол.

- Итак, на чём мы остановились? – сказал волшебник, усмехаясь в сердитое лицо Мозенрата. – Ах, да. Я собирался убить тебя, не так ли, Мози? – он перешагнул через неподвижное тело Ксении и пошёл к своему бывшему ученику. Заряд зелёной магии ударил Мозенрата, и он отлетел назад на несколько шагов. Он поднялся и увернулся от следующего заряда, нацеленного прямо ему в голову.

Позади них Ксеркс слегка подтолкнул лицо Ксении, заставив её прийти в себя. Девушка застонала и встала, в ужасе выдохнув, когда она увидела вспышки зелёной магии, нацеленной в её брата. Она огляделась, отыскивая хоть какой-то путь к спасению; её пристальный взгляд наконец упал на перчатку в руке Дестана.

- Ксеркс, возьми перчатку, - слабо сказала она, пытаясь подняться.

Он послушно поплыл к волшебнику и выхватил её у него. Угорь бросил перчатку Ксении, и она упала у её ног.

Дестан зарычал, поворачиваясь лицом к девушке:

- Ты начинаешь меня раздражать, маленькая ведьма.

Думая о единственной вещи, какую только смогла придумать, Ксения схватила перчатку и, поколебавшись мгновение, натянула её на свою руку.

Тотчас огромная волна чистой белой энергии поглотила перчатку и её тело, на мгновение ослепив всех. Она вскрикнула, когда непреодолимое жгучее чувство ворвалось в её тело. Когда свет потускнел до бледного сияния, а затем померк, Ксения устало упала на четвереньки, хватая воздух. Перехитрив двух мужчин, бывших в шоке от волшебной демонстрации, она подняла свою руку в перчатке и послала заряд пурпурной магии в Дестана. Он подбросил его на несколько футов в воздух, и он упал на спину на песок. Мозенрат наконец опомнился, вскочил и бросился к Ксении.

- Сними эту штуку, СЕЙЧАС ЖЕ! – заорал он.

Ксения упала, измождённая своей волшебной вспышкой. Мозенрат поймал её, прежде чем она ударилась о песок. Он упал рядом с ней на колени и практически сорвал перчатку с её руки.

- НИКОГДА не надевай эту штуку! Ты понимаешь меня?! – кричал он, поддерживая её голову одной рукой, а перчаткой в другой руке размахивая перед её лицом. – Эта штука уничтожит тебя! ДАЖЕ не прикасайся к ней вновь!

- С каких это пор ты заботишься обо мне? – улыбнувшись, спросила она.

Мозенрат проигнорировал её вопрос, куда больше интересуясь потерявшим сознание Дестаном. Он осторожно положил голову своей сестры на песок и важно подошёл к старому человеку. Он насмешливо улыбнулся, протянув свою руку.

- Дай-ка я помогу тебе встать, старый друг.

Дестан, только что пришедший в себя, заворчал, вцепляясь в перчатку, но прежде чем он стащил её, Мозенрат послал через него большую волну сине-чёрной магии. Дестан, не ожидавший атаки, завопил от боли. Мозенрат свирепо уставился на своего старого учителя.

- Не смей звать меня «Мози».

От удара магии огромной силы Дестан и бывшие мамлюки стали не более, чем кучками чёрной пыли, почти не заметными на чёрном песке.

Мозенрат измождённо упал на колени, всё его тело горело от удара. Он чувствовал себя полностью истощённым. Это было выше его сил.

Ксения подошла к нему и упала возле него на колени.

- Ты в порядке?

- Могло быть лучше, - простонал Мозенрат.

- Дай мне исцелить тебя.

Ксения начала вызывать свою магию, но её брат остановил её.

- Нет. Ты уже использовала больше магии, чем могла. Ты убьёшь себя, если сделаешь ещё больше.

- Но тебе же больно.

Мозенрат покачал головой.

- Со мной всё будет в порядке.

Ксения крепко обняла своего брата, глядя на чёрную сажу, что была Дестаном. Когда она сделала это, Мозенрат отодвинулся было в отвращении, но остановился, ощутив странное чувство в своей груди. Что-то, чего он не ощущал очень долго. Это не было болью, хотя его грудь горела и от магии. Скорее, это было приятное чувство. Может, это был покой от сознания того, что его бывший учитель исчез навсегда? Или что-то большее? Так или иначе, он помнил, что не ощущал этого очень долгое время.

Мозенрат вздохнул и неуклюже обнял её своей здоровой рукой, чувствуя себя как-то глупо. Но почему-то королевство больше не было таким одиноким. Очевидно, у Ксении была особая магия, которую он и искал.

- Знаешь, - сказала Ксения, улыбнувшись своему брату. – Теперь, когда все мамлюки исчезли, тебе надо нанять настоящих - живых – стражников и слуг. А пока тебе придётся делать всю их работу самостоятельно.

- Похоже, - заметил Мозенрат и улыбнулся. – Однако выход есть всегда. Мы просто должны найти его. Хочешь присоединиться к моей учёбе?

Ксения отпустила своего брата и пошла к цитадели.

- Догоняй!

Мозенрат улыбнулся, глядя на свою удаляющуюся сестру. Затем он использовал остаток своей энергии, чтобы открыть в воздухе чёрную дыру и транспортировать себя в библиотеку. И, когда чёрный песок скрыл умершего врага родственников, в цитадели раздался звук, что не звучал тут уже много лет… смех.

0

70

вот это...куски! надо ещё раз перечитать))) а так-здорово)

0

71

Аннушка
В след.раз под кат убирай здоровенные куски. На всякий случай.

0

72

спасибо приму к сведению

0

73

Еще один фанф.
Солнце медленно приближалось к западному горизонту. Одинокая фигура на лошади двигалась прямо на север; тень от неё представляла собой гротескную пародию на слияние животного и человека.

Аладдин понял, что постоянная тряска на лошади гипнотизирует его, и его разум блуждает где-то далеко. Это было так странно - быть предоставленным самому себе, без единого друга поблизости... Однако это ощущение было правдивым. Оно напомнило ему о том, что происходит, и дало ему возможность придти в себя.

Аладдин приподнял свой тюрбан и посмотрел на солнце. Ещё пару часов будет свет. Неважно, как, но это утешило его одиночество, хотя он был бы рад вернуться к друзьям. Он понял, что почти соскучился по шуточкам Джина и проповедям Яго. Но больше всего он скучал по Жасмин. Он поправил тюрбан, улыбнувшись ленивой, довольной улыбкой...

Что-то серое взметнулось перед ним и нарушило ход его мыслей. Он отшатнулся, когда оно подлетело к нему. Лошадь взбрыкнула и нервно заржала, когда Аладдин вытащил меч и замахнулся на это нечто лезвием. Оно подлетело к морде его лошади, и жеребец с криком встал на дыбы. Когда Аладдину удалось утихомирить животное, создание зависло в воздухе на безопасной дистанции, и Аладдин смог как следует рассмотреть его.

0

74

Ксеркс! - закричал он, пришпорив свою лошадь, и опустил меч. - Что ты здесь делаешь?

Угорь отплыл назад, его мордочка выражала нерешительность. Он явно не был счастлив видеть Аладдина, но зато был чем-то очень возбуждён. Он оглянулся, затем подплыл к Аладдину.

- Аладдин... идём. Мозенрат... ранен, - угорь описал круг над головой Аладдина и  остановился перед ним.

- Как же, “Мозенрат ранен”... Держу пари, что он расставил мне какую-то ловушку. Но я в неё не попаду, - Аладдин повернул лошадь и сделал вид, что уезжает прочь.

Ксеркс вылетел вперёд и обернулся вокруг запястья Аладдина.

- Эй! Отпусти! - он попытался стряхнуть угря.

Ксеркс отцепился и застыл перед Аладдином.

- Не ловушка! Хозяин ранен... травмирован. Вернёмся. Аладдин, помоги!

До Аладдина дошла важность слов Ксеркса.

- Мозенрат ранен?

Ксеркс закивал, покачиваясь при этом вверх-вниз.

- Ксеркс, если это уловка...

Ксеркс замотал головой.

- Не уловка. Хозяин ранен! Аладдин, идём! - он поплыл назад, затем обернулся и стал ждать Аладдина.

Аладдин вложил меч в ножны.

- Я же знаю, что пожалею об этом, - проворчал он и повернул лошадь.

0

75

Он проследовал за угрём сквозь изгибы скал в низкую, узкую расщелину. Стены сомкнулись и вынудили его спешиться и пойти одному. Когда он обогнул угол большого камня, который вклинивался между стенами ущелья, раздался взрыв, и куски камня просвистели мимо его лица.

- Эй! - закричал он, отшатнувшись.

Ксеркс пролетел мимо него.

- Нет, хозяин! Ксеркс привёл помощь!

- С чего ты взял, что мне нужна помощь, Ксеркс? Мне не нужна помощь! - голос дрожал, явно противореча этому утверждению.

- Мозенрат! - позвал Аладдин.

- Кто там? - пришёл ответ.

Аладдин сделал вдох и медленно обогнул препятствие.

- Это я.

Мозенрат посмотрел на него. Он лежал, прислонившись к груде камней, одетый во что-то, что ранее было тёмным и прекрасным, а теперь разорванным, покрытым каменной пылью и запятнанным кровью. Бледного лица Мозенрата не было видно из-за следов крови, которая струилась из раны на его голове. Его глаза ярко блеснули от боли, и он слабо засмеялся, увидев Аладдина.

- Аладдин, - он криво улыбнулся, но боль заставила его поморщиться. - Ну, не великолепно ли? Последний, кого я ожидал, - он с раздражением посмотрел на Ксеркса. - Ничего не скажешь, хороша помощь, Ксеркс.

- Ксеркс нашёл только Аладдина. Аладдин поможет.

Мозенрат нетерпеливо шевельнулся, не обратив внимания на своего любимца.

- Почему же не смеёшься надо мной, Аладдин? Я уже почти вызвал... - он прервался, и его лицо перекосилось. Ксеркс парил над своим хозяином и смотрел на Аладдина всё ещё настороженным взглядом. Мозенрат вновь опустил голову на камни и закрыл глаза.

Аладдин осторожно приблизился, опасаясь коварства волшебника. Мозенрат никак не отреагировал, и когда он прикоснулся к его боку, то понял, почему. Волшебник потерял сознание. На его лбу выступил пот, а дыхание было слабым и болезненным.

Аладдин опустился перед Мозенратом на колени и осмотрел его. Его взгляд упал на перчатку. Сделав глубокий вдох, Аладдин снял её. Он не смог удержаться от дрожи, когда его пальцы коснулись холодной, голой кости повреждённой руки Мозенрата.

Ксеркс подлетел к нему.

- Это Мозенрата! Отдай назад!

Аладдин оттолкнул его.

- Только попробуй кусаться! Я верну это... потом.

Ксеркс сердито уставился на него. Аладдин подождал, пока угорь обернётся вокруг плеч Мозенрата, затем быстро продолжил осмотр. По ноге волшебника текла кровь, и Аладдин также был уверен, что у него два, а может и три, сломанных ребра.

Когда Аладдин промывал и забинтовывал ногу Мозенрата, волшебник пришёл в себя от приступа кашля. Аладдин удерживал его за плечи, чтобы кашель не мучил его. Приступ прошёл, и Мозенрат откинулся назад, вытирая кровь изо рта.

- Мне нужны кое-какие вещи с моей лошади, - Аладдин покинул волшебника и отправился назад, к своей лошади. Он порылся в седельных мешках в поисках лампы Джина, но не нашёл её. Он призадумался: он был уверен, что на всякий случай упаковал лампу. Возможно, подумал он, что в последнюю минуту он оставил её Жасмин. Он покачал головой, желая вспомнить точно. Затем вздохнул, пожал плечами и повёл лошадь в расщелину. Он снял седло и седельные мешки со спины животного и вернулся к Мозенрату.

Мозенрат не пошевелился за время его отсутствия. Аладдин обработал его оставшиеся раны, затем дал Мозенрату немного воды. Мозенрат жадно пил, и Аладдин был вынужден остановить его.

- Не так много, это всё, что у меня есть, пока мы не добрались до колодца. Примерно день езды.

Мозенрат посмотрел вверх.

- Я знаю о колодце недалеко отсюда. Два, может три дня часа ходьбы, - его глаза на миг блеснули, но Аладдин решил, что это от боли.

- Где?

Мозенрат показал на запад.

- Там.

Аладдин взобрался по наклонной стене ущелья и посмотрел на запад. Солнце быстро опускалось, и они не могли далеко уйти. Он повернулся на север, к Аграбе и дому. Он обдумывал недолго; до Аграбы было три дня пути, если ехать рысью. И пять-шесть дней, если идти пешком. Им понадобится вода. Приняв решение, он спустился обратно в расщелину.

- Мы останемся здесь на ночь, затем посетим твой колодец. Наберём воды и дойдём до Аграбы, - он начал собирать хворост, какой можно было тут найти, чтобы развести костёр. Мозенрат улыбнулся и посмотрел на Ксеркса.

- Ты не пожалеешь, Аладдин.

Аладдин отвлёкся от собирания хвороста.

- О, я уверен, - он вытащил кремень и сталь из-за пояса, и тут Мозенрат что-то заметил. Он сел прямо, зашипел от боли и вытянул руку. Его лицо перекосилось, когда он уставился на свои побелевшие костяные пальцы.

- Как ты посмел! - заорал он, затем откинулся назад, поскольку боль сделалась нестерпимой. - Дай назад!

- Пока нет, Мозенрат. Я верну её, когда мы придём в Аграбу. Не раньше.

Глаза Мозенрата сузились до щёлок, когда Аладдин начал ударять кремнем по стали. Мозенрат повертел пальцами, и на хворосте запылал огонь.

- Я не абсолютно беспомощен без неё, Аладдин.

Аладдин отшатнулся от внезапно вспыхнувшего огня; глаза его расширились.

- Я запомню это.

Мозенрат измождённо откинулся назад, схватившись за бок. Аладдин предложил ему мясо и хлеб, но волшебник отвернулся. Аладдин оставил их в пределах досягаемости, разделил мясо и кинул немного Ксерксу.

- Ну, Мозенрат, что случилось? - спросил он, заворачиваясь в плащ. Когда Мозенрат безразлично посмотрел на него, он указал на раны волшебника. - Это.

Тот показал вверх, на вершину ущелья.

- Мою лошадь испугал василиск. Тупая скотина. Она сбросила меня, и я свалился с утёса.

Аладдин посмотрел вверх, потом вновь на волшебника. Он улыбнулся ироничной улыбкой и покачал головой.

- Я знаю тебя, Мозенрат; тебя ни за что не скинешь с утёса. Что случилось на самом деле?

Мозенрат с отвращением взглянул на Аладдина.

- Отстань, Аладдин. Я спрыгнул с утёса ради забавы. Я всегда хотел испытать муки смерти от обезвоживания, - он отвёл взгляд.

- Зачем беспокоиться о поездке, когда ты можешь использовать свои силы, чтобы переместиться туда, куда хочешь? - настаивал Аладдин.

Мозенрат на миг был захвачен врасплох, затем на его лице появилось довольное выражение, что довело Аладдина до бешенства.

- Ты победил. Я шёл в Кешвар.

Аладдин приподнялся.

- Землю ифритов?

Мозенрат кивнул. Он посмотрел на Аладдина из-под полуприкрытых век.

- Да. Там нельзя использовать магию. Мне едва ли хотелось тащиться через пустыню пешком.

Аладдин подскочил и бегло осмотрел вершину ущелья.

- Мы не...

- Сядь, Аладдин; у меня от тебя голова кружится, - приказал Мозенрат. Он приложил ладонь к голове.

Аладдин повернулся к нему. Он схватился за рубашку Мозенрата и притянул его к себе.

- Мы всё ещё в Кешваре?

Мозенрат выдохнул. Он ухватился за руку Аладдина, а Ксеркс зашипел и налетел на обидчика своего хозяина. Аладдин оттолкнул его.

- Нет! - сказал Мозенрат сквозь сжатые зубы. Аладдин отпустил его, и тот откинулся назад, задыхаясь от боли. Аладдин выпрямился и навис над Мозенратом.

- Нет! - повторил волшебник. - Границы Кешвара заканчиваются неподалёку отсюда, - он вздрогнул и сердито уставился на Аладдина.

Какой-то миг Аладдин изучал его, потом присел вблизи огня. Он пошевелил хворост. Затем вновь сел и завернулся в плащ.

- Тем лучше для тебя. Это за пределами Кешвара, так?

- Нет, это не в Кешваре. Здесь безопасно, - он улыбнулся Ксерксу и погладил угря; Ксеркс таинственно улыбнулся в ответ.

Аладдин осторожно поглядел на обоих, но ничего больше не сказал. Он продолжал наблюдать за утёсами, пока огонь не потух и луна не расцвела над скалами. Она посеребрила ущелье и осветила бледное лицо Мозенрата. Волшебник погрузился в изнуряющий, наполненный болью сон. Наконец заснул и Аладдин.

Аладдин уже проснулся и упаковался к тому времени, когда проснулся Мозенрат. На миг он позабыл, где находится, и в страхе подскочил, услышав поблизости какое-то движение.

- Ох, это ты, - без выражения сказал Мозенрат. Он откинулся на камни и сделал несколько глубоких вдохов. Его раны ухудшились за ночь, он был больным и окоченевшим. Он попытался принять более удобное положение, но камни, казалось, вознамерились причинить ему столько неудобств, сколько было возможным. Его рука задрожала и причинила ему ещё одну боль.

Аладдин поставил возле него глиняную кружку, наполненную дымящимся чаем, немного мяса и хлеба. От запаха и вида пищи Мозенрата затошнило, и он отвернулся.

- Тебе надо поесть, или ты не сможешь ехать верхом, - Аладдин поднял кружку и протянул ему. Мозенрат неохотно взял кружку и хлеб.

- Я тронут, - хитро сказал Мозенрат, глотнув чая.

Аладдин не оторвался от подготовки к сегодняшнему путешествию.

- Я сделал бы то же самое для любого другого.

Мозенрат презрительно скривился.

- Благородный Аладдин. Ты же знаешь, что если бы наша ситуация была противоположной, я бы бросил тебя здесь подыхать.

Аладдин поднялся.

- Я знаю.

Он исчез за препятствием.

Мозенрат подождал немного, прислушиваясь к тихому потрескиванию костра. Он уже почти задремал, когда почувствовал, как кто-то толкнул его руку. Он посмотрел.

- Что ты делаешь, Ксеркс? - вопросил он своего любимца.

Угорь дёрнул за какой-то знакомый предмет.

- Ксеркс взял это. Спрячь, пока Аладдина нет.

Мозенрат поднял разбитую, обыкновенно выглядящую лампу. В её виде не было ничего особенного, но внутри неё он ощутил силу. Он злобно улыбнулся Ксерксу.

- Молодец, Ксеркс.

Он сунул лампу за пояс и прислонился к скале. Он скривился от боли в ноге и рёбрах, борясь также и с тупой болью в останках руки. Он сжимал и разжимал ладонь, облегчая страдания, но тупая боль в костях была постоянным напоминанием. Он задремал, а когда проснулся, солнце взошло над утёсами, и он был один. Его охватил страх, и он сел прямо.

- Аладдин? - позвал он.

Ничего.

- Аладдин! - его голос задрожал.

Шорох на скале обеспокоил его. Он оглянулся и увидел Аладдина, скользящего вниз по стене ущелья. Мозенрат сделал вид, что не испугался, а рассердился.

- Что ты делаешь? - спросил он.

- Мне надо как-то вывести тебя отсюда. Я пытался найти путь, чтобы привести мою лошадь, - он подошёл к Мозенрату и остановился над ним. - Пути нет. Нам надо пойти к ней. Как думаешь, сможешь идти?

Мозенрат сердито уставился на Аладдина и подался вперёд. И замер, тяжело дыша. Аладдин инстинктивно протянул ему руку, чтобы помочь. Мозенрат так же инстинктивно протянул ему свою скелетную руку. Аладдин отдёрнул свою руку до того, как коснулся той своими пальцами. Мозенрат недовольно посмотрел на Аладдина, но убрал правую руку и протянул левую. Аладдин взял его руку и перекинул через плечо. Волшебник заворчал от боли, когда Аладдин помог ему встать, но ничего не сказал. К тому времени, когда они обогнули препятствие, заблокировавшее вход к ущелью и лошади Аладдина, он вспотел и задыхался от боли. Аладдин прислонил его к лошади и отдышался. Волшебник был стройным, но более крепким, чем казался. У него возникла мысль.

- Мозенрат, ты не можешь воспользоваться своей магией, чтобы залезть на лошадь или залечить свои раны? - он прищурившись посмотрел на Мозенрата. - Или хотя бы убраться отсюда?

- Верни мне перчатку, и я покажу, что я могу, - выдохнул тот. Он уткнулся лбом в седло и тяжело задышал.

Аладдин покачал головой.

- Извини, не могу.

- Значит, нет, - его голос был заглушён тканью седла.

Аладдин пожал плечами и подсадил Мозенрата в седло. Волшебник тяжело опустился вперёд, собираясь свалиться, но Аладдин помог ему удержаться. Ксеркс, который следовал в отдалении, оберегающе устроился вокруг плеч своего хозяина. Мозенрат протянул руку и почти нежно погладил угря, пока Аладдин выводил свою лошадь из расщелины.

Аладдин шёл мимо низких стен, направляясь к колодцу. Мозенрат покосился вдаль и улыбнулся таинственной, дьявольской улыбкой.

0

76

Там.

Аладдин посмотрел. Мозенрат указывал на ничем не примечательную кучу впереди. Она походила не столько на колодец, сколько на естественную груду камней. Одинокое пальмовое дерево было единственным признаком того, что здесь ещё была вода.

Аладдин осмотрелся.

- Ты уверен? - спросил он, когда лошадь остановилась позади него. Он нервно оглядел горизонт, не вполне доверяя Мозенрату. Он осмотрелся и пристально уставился на волшебника.

Мозенрат кивнул. Всегда бледные черты лица Мозенрата, казалось, были из мела. Глаза на его узком лице казались ещё больше из-за тёмных кругов под ними. Иссиня-чёрные локоны, вьющиеся из-под его тюрбана, безжизненно свисали, обрамляя его лицо. Его дыхание было резким и отрывистым.

- Да, я уверен, - бросил Мозенрат, слишком изнурённый, чтобы думать о том, что лучше было бы вернуться. Аладдин нагло ухмыльнулся ему, снял с седла мехи для воды и перекинул их через плечо.

- Проверим, - он весело отсалютовал Мозенрату и промаршировал за водой. Мозенрат заворчал и наклонился вперёд. Он перекинул ногу через седло и в конце концов свалился с лошади. И чуть не приземлился в кучу навоза у его ног.

Волшебник тяжело вздохнул и прислонился к животному, когда вернулся Аладдин. Он взял поводья и протянул их ему. Мозенрат проигнорировал протянутую руку Аладдина, оттолкнулся от лошади и захромал к колодцу. Он в изнеможении упал у его стенки и сорвал с себя тюрбан. Он пододвинул к себе ведро, ополоснул лицо и вздрогнул от внезапного холода. Он с жадностью напился, затем прислонился к колодцу и откинул с лица влажные волосы. Нечто, вырезанное на стороне колодца, привлекло его внимание. Он смахнул песок у его основания и обнаружил фигуру женщины в высокой короне. Она держала кувшин, из которого лилась вода на корни гранатового дерева. На дереве сидел павлин.

Мозенрат таинственно улыбнулся: легенды были правдивы. Когда он отвёл взгляд, движение на горизонте привлекло его внимание. Его улыбка стала ещё шире, когда он уставился на Аладдина. Он поднял свой тюрбан, надел его и встал на ноги.

- Мы не одни, - сказал он.

Аладдин прицепил мехи с водой к седлу и оглянулся на голос Мозенрата. Он увидел пыль на горизонте.

- Кто это может быть? - вслух подумал он.

- Похоже, король ифритов, - сказал Мозенрат.

Аладдин повернулся к Мозенрату; волшебник ухмыльнулся ему.

- Ты знал! Ты обманул меня, чтобы я привёз тебя в Кешвар! - он кинулся и сбил Мозенрата с ног. От такого обращения лицо Мозенрата перекосилось.

- Может быть, - сказал он сквозь сжатые зубы. Он намеренно потянулся и сильно схватил Аладдина своей скелетной рукой.

Аладдин быстро отпустил его, и тот рухнул на песок. Мозенрат свирепо уставился на него, но приподнялся на здоровом колене, затем, пошатываясь, встал на ноги. Он положил свою руку на плечо Аладдина и сильно сжал его, когда Аладдин собрался уйти. Он вместе с Аладдином смотрел, как одинокий всадник приближался к ним. Охотничьи собаки - крупнее всех тех, которых когда-либо видел Аладдин, - не переставая носились вокруг всадника.

- Амир Умарах, повелитель Кешвара, и его свора, - сказал Мозенрат. - Говорят, что эта свора - души тех, кто вторгся в эти земли и не смог выйти обратно. Делай, как я скажу, или мы узнаем из первых рук, правда это или нет, - от боли его голос прерывался, но Аладдин смог расслышать в нём дерзость.

Аладдин сердито уставился на него краем глаза.

- Ну ладно, Мозенрат. Это твоя игра. Что нам делать? - сказал он, стиснув зубы.

- Стой абсолютно спокойно и дай мне говорить. Это не султан Аграбы, знаешь ли. С Амиром нужно обращаться осторожно.

Аладдин нахмурился, но сделал, как сказал Мозенрат. Когда волшебник ослабил хватку и чуть не упал, Аладдин схватил его за руку и помог ему удержаться. Он почувствовал, как Ксеркс скользнул между ними, спрятавшись в складках плаща Мозенрата.

Когда гончие приблизились, они стали различимы. Они были огромными животными высотой в человеческий рост. Их головы были с мощными челюстями, выступающими наружу. Они выглядели достаточно сильными, чтобы сокрушить кость. Их глаза тлели как угли, а их голоса отдавались печальным эхом. Опустошённый вой проникал в разум мучительным звуком потерянных душ.

Одинокий всадник проехал мимо гончих на жеребце, прекраснее которого Аладдин ещё не видал. Он гарцевал, изящно переступая тонкими ногами, и выгибал дугой великолепную шею. Внимание Аладдина привлекла огромная гончая, которая не отходила от легендарного короля ифритов. Она была цвета запёкшейся крови и крупнее, чем все остальные гончие. Её плечи были мощными и покрытыми грубой гривой. Хотя она выглядела, как жуткая гончая, на её лбу росли рога - чёрные, изогнутые и злобно наставленные. Когда Аладдин посмотрел, она взглянула на него, и он увидел, что её глаза голубые (1).

Он поёжился, и Мозенрат кивнул.

- Вожак своры. Она опаснее, чем все гончие вместе.

Аладдин пристально посмотрел на него.

- Мозенрат, я выведу тебя отсюда, - сказал он. - Если мы выживем.

- Я уверен в этом, Аладдин. Я уверен.

Король ифритов остановился перед ними. Его гончие продолжали без устали носиться вокруг колодца и двух чужаков. Амир свысока посмотрел на них и холодно улыбнулся. Мозенрат предупреждающе сжал плечо Аладдина.

- Поклонись, идиот, - приказал Мозенрат.

Аладдин пристально посмотрел на одеяние короля: чёрный тюрбан, малиновая мантия, кремовые брюки. Его борода отражала цвет его лошади, которая сияла, как солнце на рассвете. Его глаза горели цветом пламени. Аладдин сглотнул и поклонился настолько, насколько можно было это сделать, не отводя взгляда. Мозенрат последовал его примеру, хотя это движение заставило волшебника заворчать от боли.

- Немногие приходят в Кешвар без приглашения, и ещё меньше уходят отсюда живыми, - объявил Умарах. - Скажите мне, почему я не должен позволить псам завладеть вами?

Аладдин почувствовал напряжение Мозенрата.

- По праву Анахиты (2), защитницы всех вод на Земле.

Аладдин содрогнулся от шока, когда Мозенрат произнёс это имя, но пальцы волшебника впились в его плечо и остановили его.

Умарах приподнял красные брови.

- Чародей, - сказал он, использовав древний термин для волшебника. - Единственный, кто знает ритуал. Очень хорошо! - Он хлопнул в ладоши, и гончие утихли и сели. Внезапная тишина была оглушающей. Вожак своры зарычала, но уселась на песок рядом с лошадью.

Умарах слез с лошади и подошёл к ним. Он встал руки в боки и посмотрел на них.

- Скажите мне ваши имена, путники, чтобы я мог знать вас, - скомандовал он.

- Я Мозенрат, повелитель Чёрных Песков, а мой спутник - Аладдин из Аграбы, - сказал Мозенрат.

Умарах осмотрел Мозенрата.

- Я знаю твои земли, чародей. Самое негостеприимное место. Скажи мне, почему ты опираешься на Аладдина?

- Я поранился при падении, и Аладдин не пожалел своей помощи и своих сил.

Аладдин сузил глаза, услыхав издевательский тон Мозенрата.

Умарах махнул рукой, и Аладдин почувствовал напряжение Мозенрата. Волшебник на миг задохнулся от сильнейшей боли, затем выпрямился и убрал свою руку с плеча Аладдина. Он поклонился Амиру.

- Премного благодарю, Амир, что излечил мои раны, - Аладдин услыхал неискренность в голосе Мозенрата и поморщился.

Умарах покачал головой.

- Я ничего не сделал. На самом деле вода колодца ответственна за твоё излечение. Но у тебя есть сильные раны, которые она не может излечить. Цена, что ты заплатил за свою мощь, это действительно сильная рана.

Аладдин повернулся, когда Мозенрат непроизвольно провёл по своей бесплотной руке. Он услыхал шорох сухих веток и с отвращением отвернулся. Умарах продолжил.

- Анахита знала, чародей, что ты не излечишься водой из этого колодца.

Мозенрат посмотрел на свою руку, на белую кость. Его лицо на миг затуманилось, и что-то, что Аладдин смог определить как сожаление, скользнуло по лицу волшебника. Оно исчезло столь же быстро, как крыло ястреба с солнца. Его лицо ожесточилось, и он сжал скелетные пальцы. Он уставился на Умараха.

- Я требую, чтобы ты вылечил меня! Ведь для этого и есть этот колодец, не так ли? Для излечения? - его голос был на грани отчаянья.

Аладдин схватил Мозенрата за руку и дёрнул его к себе.

- Ты сошёл с ума? - вопросил он. Мозенрат попытался оттолкнуть его, но Аладдин удержал его.

Умарах покачал головой.

- Я не могу сделать это.

Мозенрат выдернул у Аладдина свою руку. Он зарычал на него и подставил Аладдину подножку. Мозенрат выхватил свою перчатку из-за пояса Аладдина и надел её. Он нанёс Аладдину магический удар, который заставил того растеряться, затем уставился на Умараха.

Умарах не пошевелился за время драки и стоял неподвижно, как статуя, пока Мозенрат не посмотрел на него. Его глаза разыскали Мозенрата позади светящейся руки волшебника.

- Если колодец не вернёт мне руку, я уничтожу его! - когда король ифритов не ответил, Мозенрат сжал кулак.

- Ты слышишь меня? - завопил он. Он выстрелил в колодец своей мощью. Камни взорвались на тысячу кусков, которые рассеялись у основания пальмы. Мозенрат вновь повернулся к Умараху.

Глаза Умараха скользнули в сторону, и он поднял руку. Мозенрат посмотрел вокруг и увидел Аладдина, готового броситься на него.

- Стой спокойно, парень, здесь этого не надо.

Мозенрат злобно рассмеялся в лицо Аладдину и поднял руку, чтобы выстрелить в уличного крысёнка.

Умарах сделал жест. Свет от руки Мозенрата погас. Мозенрат уставился на свою руку расширенными от изумления глазами.

- Нет, - сказал он и выбросил руку в направлении Умараха. Последние искры зашипели и погасли. Едва свет поблёк, лицо Мозенрата скривилось от боли, и он сжал кулак. Он упал на колени.

Аладдин смотрел, как сопротивляется Мозенрат. Умарах тоже спокойно смотрел, прежде чем сделать ещё один жест.

Волшебник закричал от боли. Он вытянул перед собой руку в перчатке. Умарах сделал быстрый жест, перчатка соскользнула и подлетела к нему. Мозенрат прижал повреждённую руку к груди. Его зубы были сжаты, и он моргал от слёз боли в его глазах, с ненавистью глядя на Умараха.

Умарах легко взял перчатку в свою руку.

- Рука Фахра Ал Гула. Могущественная безделушка для кого-то столь молодого, Мозенрат. Это не то, что ты легко уступишь, - перчатка вспыхнула, затем исчезла.

- Нет! - закричал Мозенрат. Он вскочил на ноги. - Моя перчатка...

Умарах оборвал его.

- Ты также поймёшь, что она не так легко уступит тебя. Ты уже можешь чувствовать последствия расставания с ней, не так ли, Мозенрат? С того мига, когда ты вновь отвоевал её у своего врага, тебе будет только хуже.

Мозенрат уставился на него потемневшими от злобы глазами.

Умарах вздохнул и повернулся к Аладдину.

- Зря ты тут находишься, Аладдин из Аграбы. Я вижу, ты привёл сюда Мозенрата, не зная о его планах. Ты забрал его перчатку?

Аладдин сглотнул и кивнул.

- Это был единственный способ, я...

Умарах оборвал его нетерпеливым жестом.

- Это неважно. Я не делаю никаких исключений. Вы покрыли Анахиту позором, придя сюда с предательством в ваших сердцах. Вы оба воры, - Умарах взмахнул рукой, и появилась разбитая медная лампа.

- Лампа Джина! - воскликнул Аладдин. Он уставился на Мозенрата. - Я знал, что она была у меня. Как ты получил её? - закричал Аладдин Мозенрату.

- Не будь дураком, Аладдин. Ксеркс взял её, когда ты не смотрел, - Мозенрат смахнул пыль с одежды привередливым кошачьим жестом. Словно кошка, он вновь обрёл самообладание.

Аладдин с отвращением отвёл взгляд и скрестил руки на груди.

- Я знал, что тебе никогда нельзя верить. В ту минуту, когда я увидел, что это был ты, мне следовало уехать и оставить тебя подыхать.

Умарах резко махнул рукой.

- Не совершай новых преступлений, Аладдин.

Лампа Джина на миг вспыхнула, затем пропала, как и перчатка Мозенрата.

- Каждый из вас украл нечто ценное друг у друга. Мозенрат, ты использовал свои силы против того, кто помог тебе, когда ты нуждался в этом, а ты, Аладдин, пожелал ему несчастья. Вы осквернили это место, место исцеления, и теперь здесь есть зло, - он опустил ведро в изломанную дыру, что осталась от колодца, и вытянул наверх. Он вылил воду на песок - тот мигом почернел. - Видите?

Он обогнул колодец, оставив двух людей злиться друг на друга, как детей, отнимающих друг у друга конфетки. Он повернулся к ним.

- По праву, я мог бы потребовать вашу кровь, чтобы очистить это место.

Они побледнели и поглядели друг на друга.

- Но я не потребую эту окончательную цену. Выполните задание для меня: найдите Сэнмурв (3), хранителя Древа Семян, и попросите у неё семя с растения Хаома (4). То растение излечит это место от ваших проступков.

0

77

Вот условия: вы оба должны идти к Сэнмурв. Если один из вас умрёт, другой также погибнет. Ваши жизни и ваши судьбы - в руках друг друга, - Умарах сделал жест, и перед ним в воздухе возникли большие песочные часы. Песок высыпался в нижнюю часть часов, и Умарах перевернул их так, чтобы низ был сверху. Песок остался там, где был.

- Эти часы отмечают три дня. Пока бежит песок, вы должны дойти до Сэнмурв. Если к тому времени этот песок высыплется, а вы не достигнете её, вы оба умрёте там, где окажетесь.

Мозенрат, ты не будешь способен использовать свою магию, кроме той, на какую будешь способен без перчатки, - Умарах произнёс слово, и, задохнувшись, они упали на колени. Они ощутили перестройку над собой, затем это внезапно исчезло.

- Ваши души теперь соединены. Стоит одному из вас умереть, другой последует за ним. Ваши вещи вернутся к вам, когда вы выполните своё задание, - он хлопнул в ладоши, и две лошади, одна цвета полуденного солнца, а другая цвета полной луны, появились позади них. В конюшнях у людей не было столь прекрасных животных. Они выглядели так утончённо, что казались нереальными; художник не мог бы нарисовать животное совершеннее. Их глаза были полны огня, и они легко гарцевали на месте, готовясь пуститься в путь.

- Я снабжу вас этими верховыми животными и провизией. И знайте: мои гончие гонят всех чужаков из этого места. Попав сюда, вы будете играть по правилам. Остерегайтесь их.

Он сделал жест, и песок в часах начал течь в пустую нижнюю часть.

- Три дня.

А затем он и его свора растаяли как призраки. Осталось лишь эхо его голоса:

- Три дня.



Часть 3

Аладдин заморгал. Внезапно колодец вновь развалился на груду камней, а одинокая пальма была единственным признаком жизни. Только лошади остались напоминанием о том, что здесь был Умарах.

Аладдин внезапно очнулся, когда Мозенрат с привычной лёгкостью вскочил в седло. Он повернул голову животного и грубо пнул его. Жеребец заржал, встал на дыбы и прыгнул вперёд. Аладдин в изумлении глядел, как он пронёсся по пустыне в сторону восходящего солнца. Серебряная молния - как падающая звезда... Ксеркс быстро махал плавниками, чтобы поспеть за своим хозяином.

Аладдин развернул своего скакуна и вскочил в седло. Он пнул животное и пригнулся к его шее, когда конь бросился вперёд, за Мозенратом.

Аладдин еле ощущал, как животное касается земли, и подумал, а что, если он летит над скалой, а не бежит. Он гнал его всё быстрее и быстрее, пока не покрыл расстояние между собой и Мозенратом. Медленно, но верно лошадь поравнялась с конём Мозенрата.

- Остановись! - закричал он Мозенрату. Мозенрат зловеще улыбнулся и продолжал ехать. Лошади безудержно неслись голова к голове, их ноздри раздувались, копыта стучали.

Они мчались несколько секунд, а затем лошади начали замедлять ход в некоем молчаливом согласии. Они перешли на рысь, затем остановились. Они не были покрыты потом, не задыхались.

- Что ты делаешь? - спросил Аладдин.

Мозенрат повернулся и с силой пнул Аладдина сапогом в живот. Аладдин упал с лошади на песок, едва не задохнувшись. Он лежал, переводя дух, когда Мозенрат спрыгнул со своей лошади и приземлился на песок возле его головы.

- Эй! - проворчал Аладдин и откатился прочь. Мозенрат поднял ногу, и Аладдин схватил её. Он потянул, и Мозенрат упал. Он повернулся и приземлился на Аладдина. Зачерпнув горсть песка, он швырнул его в глаза уличного крысёнка. Аладдин увернулся, потом потянулся и схватил воротник Мозенрата. Он вдавил его в песок и придавил коленом грудь волшебника.

- Отойди от меня! - прорычал Мозенрат.

- Зачем? Чтобы ты снова набросился на меня? - Аладдин слегка придавил волшебника.

- Прекрати! - выдохнул Мозенрат. Аладдин ослабил хватку. Возмущённый самим собой и волшебником, он отпустил Мозенрата и поднялся на ноги.

- Ну и грязь, - проворчал он, возвращаясь к лошади. - И это всё по твоей вине, - Аладдин начал залезать на лошадь.

Мозенрат приподнялся на локте.

- О да. Вини меня во всём, - он приложил ладонь к груди и поморщился. - Кажется, ты сломал мне ребро.

- Это не всё, что я должен был сломать, - проворчал Аладдин.

- Едва ли это милосердное пожелание, - заметил Мозенрат, поднимаясь с песка.

Аладдин развернулся и поднёс кулак к лицу волшебника.

- Давай договоримся. В следующий раз, когда я найду тебя раненым в пустыне, ты справишься сам, хорошо?

Мозенрат издевательски улыбнулся Аладдину.

- Если б ты только знал, как забавно ты выглядишь.

- Да? Ну, ты тоже не похож на розочку в росе, - Аладдин развернул свою лошадь.

Мозенрат осмотрел себя.

- Похоже, ты прав, - он встал, подошёл к лошади и взобрался в седло. Он сел, поглядел на Аладдина, который, казалось, уже позабыл о ссоре, благоговейно гладя лошадиный бок.

- Они великолепны, - сказал Аладдин.

- Ты собираешься восхищаться ими весь день, или мы всё же поедем на них? - спросил Мозенрат. Он пнул лошадь, пока Аладдин забирался в седло и набирал такую же скорость.

- Похоже, ты прав, - сказал Аладдин.

Мозенрат фыркнул.

- По крайней мере, у одного из нас есть мозги.

Аладдин усмехнулся.

- Что ж, спасибо, Мозенрат. Я рад, что ты осознал этот факт.

Мозенрат рассмеялся.

- Ты? С мозгами? Прошу, Аладдин, не заставляй меня хохотать, - Ксеркс присоединился к его дьявольскому смеху. - Это всё равно, что сказать, что в пустыне мало песка.

- Ну давай, смейся, Мозенрат. Но сейчас, похоже, ты и я работаем на равных, - он кивнул, заметив оскорблённый взгляд Мозенрата. - Это единственное, где ты должен полагаться на свои мозги.

- О, у меня есть мозги, Аладдин. Вопрос в том, есть ли они у тебя?

Аладдин лишь улыбнулся.

- Да уж побольше, чем даже у тебя, - сказал он.

Мозенрат хихикнул.

- Неужели, уличный крысёнок? И лишь для того, чтобы знать, как залазить в карманы и красть хлеб?

Аладдин прикрыл глаза и осмотрел горизонт.

- Быть уличной крысой - это нечто большее, чем просто ловкость рук, Мозенрат.

- О, я забыл. Разве мне нужны блохи? - невинно спросил Мозенрат. Он и Ксеркс посмотрели друг на друга и рассмеялись. Аладдин не удостоил их ответом.

Постепенно песчаная поверхность пустыни перешла в каменную, когда они приблизились к линии ущелий. Они были вынуждены свернуть на обочину, чтобы высмотреть путь.

- Где нам найти Сэнмурв? - спросил Аладдин, пока они занимались поисками.

Мозенрат возмущённо поглядел на него.

- Ты что, ничего не знаешь? На вершине Горы Хара, - он указал на восток. - Там.

Аладдин посмотрел туда, куда указывал Мозенрат.

- Там? Нам понадобится более трёх дней, чтобы добраться туда!

- Но у нас только три дня, не так ли? - Мозенрат остановился и показал на узкую расщелину, которая проходила в утёсе. - Как насчёт этого?

Аладдин проехал повыше, чтобы рассмотреть ущелье. Он кивнул, развернул свою лошадь к ущелью и двинулся вперёд.

Аладдин оглянулся на Мозенрата и спросил, чего тот ожидал от первой встречи с Умарахом.

- Чего ты ожидал там? Что тебя излечат? Без вопросов, без проверок, без цены?

Мозенрат нахмурился.

- Во-первых, я не ожидал, что придётся тащиться с тобой к Горе Хара. Если бы ты не разрушил мои планы, я бы сейчас был дома, - он ругнулся на лошадь, когда та поскользнулась на каменистой осыпи.

- В случае, если ты забыл: если бы я не оказался рядом, ты, скорее всего, был бы сейчас мёртв.

Мозенрат рассмеялся, пронзительно и резко.

- Едва ли. Требуется нечто большее, чем обрыв, чтобы убить волшебника, - он помолчал немного. - И да, я ожидал исцеления, без задавания вопросов. В этом суть колодца: он исцеляет людей.

Он замолчал, переводя свою лошадь через узкий проход. Опора под ногами стала ещё более ненадёжной, когда скала начала колебаться и разрушаться под ними. Лошадям не хватало земли под ногами. Аладдин посмотрел на вершину ущелья. Оно было слишком крутым. Он спешился и повёл за собой животное. Мозенрат сделал то же самое.

0

78

Они шли медленно и осторожно, выбирая лучший и наименее опасный путь среди камней и обломков, но всё же несчастье случилось. У вершины, когда она была совсем близко, лошадь Мозенрата поскользнулась и упала. Она заржала, и они услыхали резкий хруст. Мозенрата оттащило назад на несколько шагов, прежде чем он отпустил поводья. Животное проехалось по гальке и замерло в неподвижности.

Аладдин загнал свою лошадь на вершину ущелья, а затем спустился вниз, к другой лошади. Быстрый взгляд сказал ему о том, что тот хотел узнать.

- Его нога сломана, - он взглянул на Мозенрата. Волшебник прислонился к валуну в нескольких шагах от ущелья.

Аладдин погладил морду животного. Его глаза сверкали от боли.

- Ты можешь сделать что-нибудь? Своей магией? - спросил он Мозенрата.

Мозенрат усмехнулся.

- Тратить магию на животное? Зачем это?

Аладдин сделал глубокий вдох, подавляя ярость внутри себя.

- Мы не можем оставить его страдать. Если ты не сделаешь это, я сделаю, - он вынул из-за пояса кинжал и быстро и ловко освободил животное. Он опустил прекрасную голову на камни и повернулся к Мозенрату. Вся работа заняла несколько секунд, и теперь великолепный зверь был не более, чем пища для стервятников.

Аладдин стянул седельные мешки с его спины и развернулся, чтобы уйти. И обнаружил, что Мозенрат смотрит на него.

- Ты никогда раньше не видел мёртвую лошадь? - спросил он, сунув мешки в руки волшебника. Выражение на лице Мозенрата из шокированного изумления превратилось в ярость; он перекинул мешки через плечо и проследовал за Аладдином к вершине ущелья.

На вершине ущелья Аладдин занялся лошадью.

- Нам надо взглянуть, что сюда войдёт, - сказал он, открывая седельные мешки и начиная рыться в них. Он выкинул некоторые предметы, чтобы освободить место для еды в мешках Мозенрата, затем привязал к седлу мехи для воды. Он вскочил в седло и протянул Мозенрату руку. Волшебник посмотрел на него более чем с сомнением, но взял его руку и вскочил в седло позади Аладдина. Аладдин развернул лошадь и пустил её рысью.

Граница утёсов вверху, по которой они как раз шли, была только первым препятствием. На вершине они были вынуждены свернуть в сторону и ехать вдоль подножия, отыскивая путь. Пока они ехали, Мозенрат предостерегал, что земли Амира должны быть полны разнообразных ловушек.

- Ты везде видишь ловушки, да, Мозенрат? - со вздохом спросил Аладдин.

- Обычно да, - ответил Мозенрат.

- А это не утомляет? Всюду видеть предательство?

Мозенрат на миг задумался.

- Нет, - сказал он нечто удивительное. - Не утомляет. Я наслаждаюсь предательством; это моё хобби, - со смехом добавил он.

- Почему-то это не удивляет меня, - проворчал Аладдин. - Почему бы тебе не делать то, что делают другие люди, например, коллекционировать марки? Вероятно, ты видишь ловушку, даже когда смотришься в зеркало.

- На самом деле в зеркалах много отличных ловушек, - он посмотрел на утёсы, мимо которых они проезжали. Они высились позади них, и больше не было никаких ущелий.

Аладдин приподнял брови.

- И откуда же в зеркалах отличные ловушки?

Мозенрат ухмыльнулся.

- Кто это подозревает в зеркале ловушку?

Аладдин подался назад.

- Мозенрат, тебе в самом деле нужно больше путешествовать.

Мозенрат лишь рассмеялся.

- Я знал, что ты не поймёшь, Аладдин. Власть не подразумевает кого-то вроде тебя. Взгляни на себя - ты бегаешь вокруг, играя в героя, когда ты мог бы править Аграбой.

- Я не готов править Аграбой. Это придёт. Я восемнадцать лет прожил уличной крысой, прежде чем встретил Жасмин, и теперь я изучаю мир. Мне не нужно ускорять ход событий.

Мозенрат презрительно скривил губы.

- Вот в чём разница между нами, Аладдин. У тебя нет амбиций, в то время как амбиции правят мной, - он вытянул руку, сжатую в кулак. - Я хочу силу - и много.

Аладдин с жалостью покачал головой.

- Посмотри, чем ты заплатил за неё.

Мозенрат сжал бесплотные пальцы.

- Это цена в уплату за всё, - наконец сказал он.

- Когда это она стала столь высока? Когда твоя боль прекратится, Мозенрат? Когда ты полностью заплатишь за свою силу?

Мозенрат опустил руку, и его взгляд стал отрешённым.

- Кажется, ты не понимаешь. Верно, это больно, но умение контролировать силу вознаграждает это. Это нельзя объяснить тому, кто не знает, что это такое. Это как попросить твоего Джина отдать его силу; это как попросить его отдать частицу себя, - Мозенрат умолк.

- Как насчёт Джафара? - спросил Аладдин.

Мозенрат побледнел.

- Что насчёт Джафара?

- Он хотел безграничную силу и он получил её. Вместе с кандалами, лампой и правилами подчинения лампе.

Мозенрат сузил глаза и подозрительно взглянул на него. Он отвернулся, чтобы обозреть утёсы.

- И ты уничтожил его, - он помолчал, прежде чем продолжить. - Джафар был дураком и позволил своей жадности управлять им. Я не сделаю таких ошибок.

- Я уже слышал это раньше.

- Я уверен, - отстранённо заметил Мозенрат. Он указал в сторону. - Это выход?

- Похоже, да. Давай-ка проверим, - Аладдин пнул лошадь и приблизился к месту, на которое указал Мозенрат.

Это действительно был выход. Он был достаточно большим, чтобы пропустить лошадь, но тем не менее, она протиснулась туда лишь с помощью уговоров.

Выход привёл их к ущелью, испещрённому крутыми утёсами с двух сторон. Цоканье лошадиных копыт странным эхом отдалось от камня, когда они стали спускаться вниз, в ущелье.

После десяти лишь минут езды оно сузилось до нескольких футов и сделало крутой разворот. Они обогнули изгиб дороги и обнаружили, что стоят перед маленьким прудом. Струйка бежала вниз со стены, наполняя пруд. Аладдин развернул лошадь, чтобы объехать его, когда Мозенрат положил ладонь на его руку.

- Стоп, - сказал он. Аладдин остановился.

- Что? - спросил он.

- Там, - Мозенрат кивком указал на выход из ущелья позади пруда. - Видишь?

Аладдин посмотрел и сперва не увидел того, о чём говорил Мозенрат. Затем оно шевельнулось.

- Что это? - в изумлении спросил он.

- Felix aculeus. Или, для необразованных, кактусовый кот. Волшебное создание, которое отчасти кактус, а отчасти кот. Довольно интеллигентное для овоща-мутанта.

Аладдин внимательней поглядел на кота, когда тот подмигнул им. Он лежал, растянувшись на всё ущелье, у противоположной стороны пруда. Он полностью закрывал проход.

Когда он поглядел, кот зевнул, потянулся и встал. Аладдин отшатнулся, заставив лошадь отскочить. Как только он вновь получил контроль над лошадью, он повернулся к Мозенрату.

- Эта штука огромная.

Мозенрат кивнул.

- Да, верно.

Аладдин вновь обратил своё внимание на кота. Тот уселся и уставился на них прищуренными глазами. Высотой он был по плечо лошади, а длиной - с лошадь. Телосложением он был не столь мощен, как Раджа, но всё же он выглядел достаточно мощным. Тонкие жёсткие иглы украшали его глаза, придавая им вид хохолков. Шипы, как мягкие иглы дикобраза, служили ему мехом, окрашенным в зелёные и коричневые полосы. Он вытянул и втянул пальцы, как домашняя кошка, затем сел и посмотрел на них, и Аладдин смог увидеть блеск опасных кривых когтей.

- Он дружелюбный?

- А он выглядит дружелюбным? - Мозенрат поглядел на стены ущелья. - Тут нет способа обойти его.

- Тебе не кажется, что надо просто подождать? Может, если мы подождём, он уйдёт.

Мозенрат стянул с плеч спящего Ксеркса, где любимец спокойно проводил своё путешествие.

- Почему-то я так не думаю. Ксеркс, сослужи-ка службу и посмотри, сможешь ли ты пройти мимо него, - он отшвырнул его прочь, и Ксеркс закричал. Любимец развернулся и едва не угодил в пруд. Он укоризненно посмотрел на Мозенрата, прежде чем поплыть к кактусовому коту.

Кот не шевельнулся, пока Ксеркс подплывал всё ближе. Когда любимец почти миновал его, кот вскочил и ударил его, отшвырнув назад в ущелье. Он легко приземлился и вновь принял позу наблюдателя. Ксеркс взвизгнул и быстро поплыл прочь. Он вернулся к Мозенрату и спрятался под его плащом.

- Я же сказал, что ты не будешь просто сидеть тут по-королевски.

- Это несправедливое обвинение, Мозенрат. Может, Ксеркс не привлекает его как блюдо. Я знаю, я не считаю его особенно вкусным.

Ксеркс зашипел на него.

- Тогда пойди и спроси, что он находит вкусным. Я уверен, он скажет тебе... прежде чем сожрёт тебя. Они плотоядные, знаешь ли, - отметил Мозенрат.

Аладдин на миг задумался. Он потёр подбородок, обдумывая ситуацию. Не спрашивая волшебника, он соскользнул с седла и вытащил свой меч.

- Аладдин, что ты собираешься делать?

- Мы же должны как-то обойти его, - он стал обходить пруд, приближаясь к коту.

Как и в случае с Ксерксом, кот без интереса смотрел на Аладдина, обходящего пруд. Потом он сел и в ярости сощурил глаза - так, как обычный кот. Когда Аладдин почти приблизился к нему, он среагировал. Исполненный ярости, он пронзительно взвыл и атаковал его.

Когда Аладдин отшатнулся от атаковавшего кота, Мозенрат приподнялся в стременах. Он в бессильной ярости сжал кулак, когда парень споткнулся у края пруда. Кот бросился вперёд, готовясь убить.

- Аладдин, ты убьёшь нас обоих! - заорал маг.

Разумеется, Аладдин не слышал его. Он был занят тем, что пытался избежать атаки кота. Оступившись на гладком, скользком камне скалистого берега, он поскользнулся и упал в пруд. Вода фонтаном поднялась вокруг него и пошла кругами к Мозенрату и коту.

Кот взвыл от ярости и высоко взвился в воздух, когда вода хлынула к его лапам. Мозенрат тупо посмотрел, как кот отскочил от воды и прижался к земле, хлеща себя хвостом.

Он сжал кулак и призвал свою силу. Вода начала завихряться, затем превратилась в водяной смерч. Аладдин выбрался из пруда и прислонился к стене, наблюдая, как Мозенрат направил водяной столб вверх и к коту. Его глаза расширились от ужаса, и он взобрался по стенам прохода и прижался к узкому выступу. Мозенрат провёл лошадь вокруг пруда и через узкий выход, держа кота в страхе от угрозы хорошего душа.

Аладдин последовал к нему и взобрался позади Мозенрата, и они миновали кота. Его зелёные глаза зловеще сверкнули, и он зашипел на них.

- Мррррраааууурррррррр!!! - прорычал он.

- Попробуй - и станешь мокрым, - сказал Мозенрат. Он шевельнул руками, и водяной столб потоком хлынул в узкий проход. Кот вновь зашипел на них, но не двинулся с места.

Аладдин уставился на Мозенрата.

- Ты понимаешь его?

- Конечно, понимаю, - Мозенрат с озадаченным видом оглянулся через плечо. - А ты нет?

Аладдин покачал головой.

- Нет, - сказал он.

Мозенрат пожал плечами и посмотрел вперёд. Аладдин подумал, что, видимо, будет лучше, если он не станет вдаваться в подробности.

Ущелье быстро расширилось на другой стороне узкого прохода, охраняемого кактусовым котом, и отлого поднялось к вершине утёса. Тропа вела к странному зданию на вершине. Не было пути объехать его: их единственная дорога лежала через массивную расщелину на вершине.

Мозенрат оглянулся на Аладдина, и Аладдин пожал плечами.

- Это единственный путь.

Мозенрат направил лошадь в дверной проём.

Оказалось, это была особая ограда для арены. Стена изгибалась вкруговую, поддерживаемая колоннами, выставленными по периметру площади. Пол перед ними ярусами уходил вниз, образуя амфитеатр. Весь он был под открытым небом, и полуденное солнце причудливо освещало его, образуя тёмные тени и свет от пылинок, танцевавших в воздухе.

К удивлению, свет падал прямо на потрясающее создание, растянувшееся на продолговатом каменном блоке на сцене. Лошадь замедлила ход и остановилась, когда Аладдин и Мозенрат поглядели на создание. В десять раз больше любого льва, которого они когда-либо видели, оно спокойно смотрело на них зелёными глазами. Оно лукаво улыбнулось им, поднимаясь и потягиваясь на типичный кошачий манер. Громадные крылья выросли из-за его плеч и вызвали сильный бриз, когда оно взмахнуло ими, чтобы размять мышцы.

Оно встряхнуло своей чёрной гривой, прежде чем вновь усесться на блок и пристально оглядеть их с зубастой ухмылкой. Аладдин заметил жуткий шрам, который пересекал его левый глаз (5).

- Добро пожаловать, визитёры, в Святилище Сфинкса.

0

79

кажется, читала раньше... переводы у нас в др теме. ну, ладно. Хорошая работа!! Кстати, а как героиню-то в реальности зовут?  :rolleyes: Эт я о первом...
Второй читаю  :writing:

0

80

да точно-видела гд-то. надо как-то отделить их, а то...каша такая)))

0


Вы здесь » Форум Мозенрата в Стране Черных Песков » Фанфики » наши и не наши, мозен- фанфы!