Форум Мозенрата в Стране Черных Песков

Объявление

Добро пожаловать в СЧП!)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Мозенрата в Стране Черных Песков » Фанфики » Фанфик "Остров надежды"


Фанфик "Остров надежды"

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Автор: Angelus_Tenebris (https://ficbook.net/authors/223740)

Основные персонажи: Алладин, Мозенрат, мельком остальные
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма, Фэнтези, Психология, Hurt/comfort, Попаданцы
Статус: закончен

_____________________

Описание:
Песочные часы с каждым днём неумолимо напоминают Мозенрату, что жить ему осталось не так уж и долго - такова плата за силу магической перчатки.
Молодой колдун придумывает способ, как избежать смерти, но что если всё пойдёт не по плану ещё на начальном этапе - при попытке похищения Аладдина?..

Отредактировано Стейси (2017-02-21 15:09:45)

0

2

Глава 1.
----------

На базаре Аграбы по утрам всегда было оживлённо. Продавцы предлагали и нахваливали свой товар. Многочисленные покупатели ходили мимо рядов, смотрели, выбирали, эмоционально торговались... и что-нибудь да приобретали. Кто-то оказывался здесь волей случая, направляясь по своим делам, а кто-то приходил сюда специально, ища что-то определённое.

В то утро Аладдин искал на базаре что-нибудь, что сгодилось бы для подарка султану. Зная его любовь к заводным игрушкам из драгоценных металлов, Аладдин шёл мимо рядов, выискивая лавку с украшениями и дорогой посудой, среди которых можно было найти и нужные ему вещи.

- Тот пройдоха сказал "диковины со всего света"? - обратился к Аладдину сидящий на его плече попугай. - Ты посмотри на это, здесь больше подходит слово "дрянь"! - категорично заявил Яго.

- Ты говоришь так про всё, что сделано не из золота, - весело отозвался Аладдин. Он подошёл к лавке, за которой стоял высокий бородатый мужчина, предлагавший "диковины".

Продавец недоверчиво покосился на Аладдина.
- Деньги-то есть?

Парень молча достал из кармана мешочек с позвякивающим содержимым, подкинул его на ладони и снова убрал в карман, а потом взял в руки красивую золотую бабочку с самоцветами на крыльях.

- Если завести её ключом, она машет крыльями, - подсказал продавец.

Аладдин проверил механизм на исправность, ещё раз критично осмотрел изделие и кивнул в знак того, что покупает.

- Что-нибудь ещё? - привычно осведомился мужчина.

"Нет, больше ничего не нужно," - хотел ответить Аладдин, но вместо этого ещё раз пробежался глазами по остальным товарам.
Его взгляд выхватил небольшой амулет на тонком кожаном ремешке, висящий на деревянной балке рядом с ожерельями. Он был красивой овальной формы, с выгравированными рунами и блестящим фиолетовым камушком посередине.

Продавец проследил за направлением его взгляда и тут же отреагировал:
- Серебро, а камень - аметист. Отдам за два динара.

- Ал, я не думаю, что Жасмин оценит серебро, - категорично заявил Яго. - Тем более, он даже не на цепочке.

Аладдин никогда раньше не покупал ничего из украшений для себя - в конце концов, он же не девушка. Но от этого амулета он не мог отвести глаз.
- А кто сказал, что я хочу его для Жасмин? - Аладдин снял его с балки и положил себе на ладонь. - Может быть, я давно хотел себе что-нибудь подобное.

Попугай покосился на него, но воздержался от комментариев.

- Его я тоже беру, - сказал Аладдин, протягивая продавцу деньги.
Он надел амулет себе на шею и остался очень доволен.




В то же утро принц Чёрных Песков стоял перед большими песочными часами, неумолимо отсчитывающими время до того дня, когда придётся рассчитываться за ту силу, что сейчас подчинялась ему.
Казалось бы, лишившись руки, он уже достаточно заплатил за эту магию и власть, но, к его великой досаде, нет.

- Что это, хозяин? - верный Ксерксис привычно обвился вокруг плеч Мозенрата. Магическое существо чувствовало отчаянье, которое его хозяин тщательно скрывал, и это волновало его.

- Это доказательство того, что жить мне осталось не так уж и долго, - мрачно ответил Мозенрат. - Волшебная перчатка с каждым днём вытягивает силы.

Он замолчал, привычным движением левой руки погладил своего фамильяра, а потом вскинул голову, и его глаза зажглись новой идеей.

- Но, впрочем, у меня появилась одна мысль, как можно попробовать обмануть смерть, - улыбнулся Мозенрат. - Не уверен, что получится, но попытаться всегда можно, не правда ли, Ксерксис?..

* * *

Игра в конное поло была в самом разгаре. Аладдин отбил мяч, и джин с принцессой устремились за ним, обгоняя друг друга, и почти тут же скрылись из вида.

Аладдин отбросил со лба чёлку, устало выдохнул и увидел, как из-за высокого декоративного кустарника показалась Жасмин.

- Пойдём прогуляемся? - предложила она, спрыгивая на землю.

Аладдин удивлённо приподнял брови.
- А разве ты не?.. - протянул он, уверенный в том, что точно видел, как ещё пару минут назад принцесса бросалась в погоню за мячом.

- Мне надоело играть, - ответила она, подмигнув ему, и направилась в сторону сада.

- Ладно, - пожал плечами Аладдин, спрыгнув с лошади.

Как только он поравнялся с Жасмин, она как-то странно улыбнулась... и вдруг исчезла, а на её месте оказался Мозенрат.

- Ал, ты где? - в отдалении послышался голос настоящей принцессы.

Мозенрат засмеялся.
- Как же ты легковерен, - сказал он, и, взмахнув своим чёрным плащом, накинул его на Аладдина. И прежде, чем Джин успел что-либо сделать, они вместе исчезли в яркой вспышке.



Аладдин материализовался в паре метров над землёй и тут же хлопнулся на песок. Он приподнялся на локтях, потряс головой, огляделся и остался очень удивлён. Он думал, что Мозенрат перенесёт его в свою Цитадель, но место, где они сейчас находились, отнюдь не походило на Чёрные Пески.

Аладдин поднялся, отряхивая одежду от золотистого, почти белого песка, и вдохнул свежий воздух океанского прибоя.
Над ним раскинулось удивительно синее небо, а в десяти метрах далее, где заканчивался пляж, берег был весь опушён пальмами. Они стояли и клонились в лучах, под ними росла жёсткая трава, валялись гнилые кокосы и то тут, то там пробивались новорожденные ростки кустарников. Позади пальм была тьма леса со светлым проёмом просеки.

- Какого демона тут происходит?!

Аладдин обернулся на удивлённый возглас. Мозенрат стоял неподалёку и, судя по выражению его лица, был удивлён даже больше, чем Ал.

- Я как раз собирался задать тебе этот вопрос, - пожал плечами Аладдин. - Ты телепортировался, и сам не знаешь - куда?

Некромаг прищурился и сделал пару шагов к нему.
- Я собирался переместить нас в Чёрные Пески, но, похоже, что-то пошло не так, и... - он вдруг замер, в упор глядя на Аладдина. - Откуда у тебя ЭТО?

- Что? - Аладдин бегло оглядел себя, но тут же заметил, куда смотрит Мозенрат. Он положил амулет на ладонь, не снимая его с шеи. - А, ты про мой амулет? Я купил его вчера на рынке в Аграбе. Но причём сейчас...

Мозенрат сверкнул глазами.
- Дурак! Кретин! - зашипел он, снова шагнув к Аладдину. - Нельзя покупать и использовать магические вещи, не имея никакого представления о них! А ну дай сюда!

Аладдин сжал амулет в ладони, и отшатнулся назад, когда Моз оказался рядом с ним и быстро протянул правую руку, собираясь выхватить амулет. Ал на автомате схватил его за перчатку, сдёрнул её и отшвырнул в сторону, помня о том, какими неприятными могут быть удары магией. И тут же на мгновение об этом пожалел, увидев скелетированное предплечье Мозенрата - он пару раз уже видел его увечье, но вид голых костей совершенно не вызывал у него восторга.

Некромаг на секунду ошарашенно замер от его наглости, а потом зарычал и кинулся в драку. Теперь пришла очередь удивляться Аладдину, потому что до этой минуты принц Чёрных Песков не снисходил до такого плебейского способа применения силы, как обычная потасовка. В те разы, когда они валяли друг друга по земле, инициатором этого безобразия всегда был Аладдин.

И теперь он поймал себя на мысли, что в данный момент больше просто уходит от ударов, а не блокирует и не отвечает на них. Аладдин не мог заставить себя прикоснуться к правой руке Мозенрата то ли из чувства отвращения, то ли из жалости.

В очередной раз сделав выпад в сторону Аладдина, Мозенрат целенаправленно повалил его на спину, но Ал успел схватить его за одежду на груди и утянуть за собой. На секунду оказавшись в более выгодном положении, Мозенрат швырнул горсть песка ему в лицо. Аладдин успел закрыть глаза, ударил его локтем в солнечное сплетение и сбросил его с себя, отчего его соперник упал на спину. Аладдин вскочил на колени, схватил запястье его здоровой руки, вдавил её в песок рядом с его головой и схватил за горло, замотанное светло-серыми бинтами. Он не раз мимолётно задавался вопросом, почему тот прячет свою шею, но никогда не спрашивал об этом вслух.

Мозенрат дёрнулся, пытаясь вырваться, но вдруг покорно прикрыл глаза, тихо выдохнул через рот и расслабился. И на минуту в его глазах промелькнуло что-то похожее на... страх?

Аладдин замер от неожиданности. Мозенрат выглядел совершенно сдавшимся. Что же с ним случилось?

- Ты чего? - удивлённо протянул Аладдин, ослабляя хватку.

И в тот момент, когда Мозенрат почувствовал, что Ал почти отпустил его горло, он, воспользовавшись ситуацией, резко подался вперёд, оттолкнул его руку и ловко сорвал с его шеи амулет.

- Эй, нечестно! - возмутился Аладдин, видя, как тот с победным выражением лица вскакивает на ноги.

- Не будь дураком, - презрительно фыркнул Мозенрат, но Аладдин видел, что на мгновение тот слегка нахмурился, словно пытался прогнать какое-то неприятное воспоминание.
Мозенрат отвёл левую руку за спину, сжимая в ней тонкий кожаный ремешок амулета, и выставил перед собой правую. Резво поднявшийся следом за ним Аладдин, уже сделавший шаг, чтобы отобрать свою вещь, замер в нерешительности.

- Что это такое? - развёл руками он.

- Амулет-телепорт. Если в него заключён марид, то ничего хорошего от такой вещи ждать не придётся, особенно, если он злой, - отозвался Мозенрат, держа амулет перед своим лицом и разглядывая его, чуть нахмурившись. - О чём ты подумал, когда я накинул на тебя свой плащ?

Аладдин запустил руку во взъерошенные на затылке волосы и пробурчал:
- Ну... О Фивах... - он сказал первое, что пришло ему в голову. Не говорить же вслух те бранные слова, которые возникли у него в мыслях на самом деле.

Мозенрат резко обернулся к нему, и его брови поползли вверх.
- Что? Какого чёрта о Фивах? Ты нелогичен! - протянул он раздражённо, но тут же добавил: - И на том спасибо, что не о жерле вулкана. Но если это место и правда Фивы, то тогда я скандинавский бог Локи.

Он снова переключил своё внимание на амулет, а потом швырнул его на песок.
- Марида там нет. Я больше не чувствую в нём магии. Похоже, вещичка на один раз, - сказал Мозенрат и пренебрежительным жестом смахнул с плеча несколько прилипших песчинок.

Аладдин нагнулся и поднял амулет. Он пару мгновений смотрел на него, а потом снова надел его на шею.

Мозенрат тем временем вернул себе свою перчатку и, быстро шагнув к Аладдину, сжал длинными тонкими пальцами левой руки его запястье и взмахнул правой. Перчатка на мгновение окуталась синим свечением, а потом оно погасло, оставив после себя потрескивающие синие искры, которые также исчезли через пару секунд.

Волшебник с удивлением покосился на перчатку и попробовал ещё раз - тот же результат, а точнее, его отсутствие.

- Моя... моя магия! - пожалуй, даже если бы небо свалилось ему на голову, он был бы удивлён меньше. Он отпустил руку Аладдина и сделал пару шагов назад, неверяще уставившись на свою правую руку.

Аладдин опустил взгляд на амулет у себя на груди, а потом задумчиво почесал затылок.
- Я думаю, волшебные вещи здесь не срабатывают. Мой амулет, твоя перчатка... - он наклонился и зачерпнул в ладонь мелкого чистого песка, и в течение нескольких секунд смотрел, как он просачивается сквозь пальцы. - Что если это какой-нибудь магический остров? Может быть, он даже необитаемый.

Мозенрат смерил его пренебрежительным взглядом. Было видно, что он уже взял себя в руки.
- Самый умный, да? - процедил некромаг. - И много ты знаешь магических островов?

- Этот первый. - Пожал плечами Ал. - Послушай, а ты не можешь телепортировать нас без перчатки?

Мозенрат отвернулся.
- Нет, без неё не могу. Я не настолько силён, особенно последнее время, - его голос прозвучал неожиданно устало.

Аладдин закрыл глаза, слушая ласковый шум накатывающих на песчаный берег волн и тягучий гул бурунов, осаждавших риф где-то в отдалении, и оттого звучавший несколько приглушённо. Только сейчас он понял, что совершенно не ощущает жары и тяжести, от которой одежда прилипает к телу и возникает желание спрятаться куда-нибудь в тень - нет, этого не было и в помине. Солнце светило ярко, но, несмотря на то, что стояло в зените, его лучи не ослепляли и давали лишь приятное тепло.

- Что ж, подождём, пока Джинни не найдёт нас. Я уверен, он сможет. - Наконец сказал Аладдин. - И вытащит нас отсюда.

- Застрять на странном острове с тобой и ждать спасения от этого синего шута - разве что-то может быть хуже? - закатил глаза Мозенрат. - День сегодня просто чертовски не задался...

- Я тоже не в восторге от такой ситуации. - Аладдин скрестил руки на груди. - Играл себе в конное поло, никого не трогал, а тут заявляешься ты и похищаешь с неизвестными целями. Кстати, не хочешь объяснить, какого Иблиса я снова тебе понадобился?

Мозенрат загадочно улыбнулся.
- Узнаешь, когда вернёмся в Аграбу. А точнее, в Чёрные Пески.

Тут Аладдин не сдержался. Он за пару секунд сократил расстояние между ними, схватил Мозенрата за одежду на груди и хорошенько его встряхнул, отчего его голова на мгновение откинулась назад.
- Нет, говори сейчас, какую пакость ты задумал на этот раз!

Мозенрат поморщился и оттолкнул его от себя.
- Убери свои руки! Я не собираюсь отчитываться перед тобой только потому, что ты этого требуешь! - он прошёл мимо Аладдина, специально сильно задев его плечом.

Аладдин проводил его взглядом.
- И куда же ты?

Волшебник не удостоил его ответом, упрямо направляясь куда-то по берегу вдоль линии моря.

- Ну и прекрасно, без тебя гораздо лучше, - пробурчал себе под нос Аладдин. Он провёл по лбу тыльной стороной ладони, собираясь с мыслями и пытаясь почувствовать злость в полной мере, но почему-то не мог - таков уж был его характер.

Он не чувствовал ненависти к Абис Малу - тот часто раздражал его, бесспорно, но всегда проигрывал с таким треском и был настолько глуп, что Аладдин придерживался мнения "на дураков не обижаются".
По поводу Амина Дамулы, а попросту - Криворучки, он считал точно так же.

Механикус был сумасшедшим гением, по какой-то нелепой причине решивший быть на "стороне зла" и вызывающий у Аладдина головную боль. Чего стоили одни его изобретения и дикие идеи вроде той, когда он хотел вскипятить океан и ошпарить Землю, чтобы избавиться от микробов и людей, что их разносят. Несмотря на то, что в его списке Самых Важных Дел первое место делили пункты "Захватить мир" и "Отомстить Аладдину", этот самый Аладдин не пылал в ответ праведным гневом и не желал его смерти. Он просто хотел, чтобы тот оставил в покое его, его друзей и Аграбу, и желательно, чтобы при этом заключилось перемирие.

Мозенрат был особенным в этом хит-параде его "врагов". Собственно, сам себе Аладдин признавался, что он мог бы врагом и не быть, ведь в их первую встречу преемник Дестана был к нему и вежлив, и доброжелателен, и вполне миролюбив. Но Аладдин весьма грубо отказал ему в сотрудничестве, даже не выслушав, о чём конкретно тот хотел его попросить. Потерпев фиаско, Мозенрат не расстроился, ведь был уверен - если не получается упросить, то можно заставить. И когда он уже был уверен, что всё вышло по его сценарию, держа Тердака на поводке, Аладдин и его компания с большим энтузиазмом отправили всё в Тартарары. Но Мозенрат оказался не из тех, кого можно безнаказанно оставить в дураках. Поэтому в тот день Аладдин нажил себе самого достойного противника из всех, что были у него до этого, ничуть не уступавшего даже Джафару.
Но опять же в душе Аладдина снова не нашлось ни капли ненависти. Он признавал, что его новый противник достоин уважения хотя бы даже за свой ум, изобретательность и неиссякаемое упорство. Как, впрочем, и за то, что в свои двадцать два он уже имел немалую власть.

"Ты правитель? Ха, не смеши, ты не старше меня!" - вспоминая этот разговор, Аладдин подумал, что в тот день он явно встал не с той ноги.

"Что больше твоя проблема, а не моя, я думаю." *

Аладдин тряхнул головой, прогоняя всякие назойливые мысли и воспоминания. Он снял свою одежду, зашёл в море по пояс, нырнул и поплыл с открытыми глазами. Сквозь прозрачную тёплую воду проходили солнечные лучи, шарахались во все стороны мальки рыб.
Аладдин набрал в рот воды, вынырнул на поверхность и, лёжа на спине, выпустил струйку в воздух через сложенные трубочкой губы. Он мельком подумал: хорошо, что Мозенрат не видит сейчас его дурачеств. Но с другой стороны, никому не вредно иногда побыть несколько несерьёзным. Тем более, что если уж волей судьбы они оказались на тропическом острове, почему бы не найти в этой ситуации хоть немного хорошего?

Натянув одежду на мокрое тело, Аладдин зашёл под тень пальм. Заметив валяющиеся на жёсткой траве то тут, то там упавшие кокосы, он осмотрел их и среди порченых и гнилых нашёл несколько пригодных.
Усевшись на песок под пальмой, самой ближней к пляжу, он закинул руки за голову и перевёл взгляд на спокойное голубое море.

Но вскоре Аладдин почувствовал себя несколько неуютно. Даже ещё год назад, будучи всего лишь "уличным отребьем", как любезно называл его Расул, он всегда находился в компании своего друга Абу. Хоть обезьянка и не могла отвечать ему как человек, но Аладдин нередко вёл с ним диалоги.
Заполучив себе в друзья джина, волшебный ковёр, принцессу, говорящего (иногда даже слишком) попугая, а также в некотором роде и султана, Аладдин больше никогда не чувствовал себя одиноким.

И сейчас, сидя под пальмой в компании одного лишь себя, он подумал, что, в общем-то, был бы не против пообщаться даже с заносчивым выходцем из Чёрных Песков. Тем более, что общение с ним не было ему в новинку, и часто он говорил довольно умные вещи.

"Кстати, о птичках... И куда же направился этот Завоеватель Всея Семи Пустынь? Он ведь не думает, что если джин внезапно нагрянет нас спасать, то мы будем искать его по всему острову? Или он окончательно передумал принимать помощь от своих врагов?"

Аладдин перевёл взгляд влево и едва не подпрыгнул от неожиданности, увидев стоящего в полутора метрах от него некромага.
- Иблис тебя побери... - пробурчал он. - Нельзя же так незаметно подкрадываться к людям!

- Я не подкрадывался, - отозвался Мозенрат, и Аладдин заметил, что тот как-то странно задумчив. Он минуту помолчал и добавил: - Я нашёл родник с пресной водой недалеко отсюда.

Ал скрестил руки на груди.
- Хорошо, что ты решил вернуться. Потому что Джинни может появиться в любой момент, и я не думаю, что он бы обрадовался, если бы нам пришлось тратить время на твои поиски.

В ответ преемник Дестана неопределённо пожал плечами всё с тем же отстранённым видом. Потом он слегка нахмурил брови, словно в ответ каким-то своим мыслям, тряхнул головой, и его лицо приобрело несколько растерянное выражение.

Аладдин молча наблюдал за этой сменяющейся палитрой эмоций. Он нащупал рядом с собой один из найденных кокосов и, держа его на вытянутой руке, предложил:
- На, возьми. Только нужен какой-нибудь острый камень.

Тот уже сделал шаг и собирался протянуть левую руку, чтобы взять предложенный фрукт, но тут же резко отдёрнул её и остановился.
- Я и сам могу себе это достать! - сказал он, гордо вздёргивая подбородок.

- Теперь я тебя узнаю, - кивнул Аладдин. - А то я уж подумал, что ты там где-то надышался эфиром или головой ударился. - И весело добавил: - Надеюсь, безумие не заразно.

Мозенрат не ответил, хмуро уставившись в сторону горизонта, за который медленно, но верно опускалось солнце, окрашивая воду в оранжевый цвет.

- Сейчас быстро стемнеет, - снова обратился к нему Аладдин. - Не уверен, что здесь есть дикие звери, но всё же нам будет лучше заночевать на каком-нибудь большом дереве с толстыми ветками. Как ты считаешь?

Некромаг коротко кивнул в ответ, всё так же сохраняя молчание и опустив взгляд на золотистый песок у себя под ногами.




Мозенрат проснулся от ощущения чьего-то взгляда на себе. Он резко подался вперёд, едва не свалившись с дерева, когда увидел тёмную фигуру на расстоянии полутора метров от себя.

- Мираж? - прищурился он. - Зачем ты здесь?

Правительница Морбии придвинулась ближе и протянула руку к его лицу, звякнув многочисленными браслетами на тонком запястье. Мозенрат еле заметно скривил губы и отвернулся, избегая прикосновения.

Мираж отдёрнула руку и сверкнула зелёными кошачьими глазами.
- Что такое? Ты не рад видеть свою мать? - усмехнулась она.

- А должен? - с вызовом спросил парень.

Мираж пожала плечами с той же самой усмешкой, которая уже начинала раздражать молодого колдуна.
- Почему бы и нет?

- Если проблемы с памятью, могу напомнить, что много лет назад ты продала меня этому тирану Дестану, использовала как разменную монету. И с тех пор я тебя не видел. - Мозенрат скрестил руки на груди. - А теперь ответь сама на свой вопрос, рад я тебе или нет.

Египетская полубогиня довольно хмыкнула.
- Но этим я убила двух зайцев, не находишь? Я получила кое-что из магической силы в придачу к моей собственной, а Дестан сделал из тебя настоящего тёмного мага, как я и хотела. Теперь ты могущественнее его, раз смог справиться с ним, - зелёные глаза Мираж светились в полутьме. - Но лишь благодаря мне ты стал повелителем Чёрных Песков.

Мозенрат зло прищурился.
- Я стал повелителем Чёрных Песков только благодаря себе! - он сделал ударение на последнем слове и повысил голос. - Я нашёл магическую перчатку! Я превратил Дестана в зомби и заставил его служить мне! - некромаг выдернул правую руку из-под плаща, сжимая её в кулак. - Посмотри, чем я заплатил за свою силу! Эта чёртова перчатка сожрала мне руку до локтя, как только я её надел!.. Но с ней все Семь Пустынь скоро станут моими! Я буду сильнее тебя!

Мираж молча слушала его гневную тираду, только глаза её как-то странно сверкали.
- Нашёл перчатку? - протянула она с холодной улыбкой. - Знай, что нет в этом мире ничего случайного. Она оказалась у тебя, потому что я этого захотела. И я не взяла у тебя ничего взамен. - Мираж на мгновение замолчала, а потом со смешком добавила: - Ну, кроме твоей руки, разумеется.

- Спасибо огромное, а теперь убирайся!

Мираж встала на ноги, уверенно удерживаясь на мощной ветви.
- Я собиралась вытащить тебя отсюда, но раз ты не хочешь... - на её красивом смуглом лице снова появилась эта сухая усмешка. - Тогда оставайся на этом никчёмном острове сколько угодно, и жди, пока тебя спасут твои же враги. Это достойно такого глупца, как ты.

Она взмахнула рукой и исчезла во вспышке телепорта. Только тихий шелест листьев в течение нескольких минут ещё напоминал о том, что здесь была правительница Морбии.

Мозенрат зарычал и, обернувшись, со злостью врезал кулаком здоровой руки в ствол дерева позади себя. И только тогда заметил, что Аладдин смотрит на него с соседней ветки.
- Что? - нахмурился волшебник, но тут же возмущённо округлил глаза. - Да ты... ты подслушивал!

Ал невозмутимо пожал плечами.
- Извини, но ты так вопил, что я услышал бы тебя, даже если бы находился на другой части острова.
Он смотрел, как некромаг натянул на свою скелетную руку перчатку, бесполезную сейчас, и сжал ладонь в кулак. В лунном свете его бледная фарфоровая кожа лица казалась едва ли не мертвенно-голубой.

- Я и не знал, что вы с Мираж родственники. - Сказал Аладдин удивлённо.

- Ты многого обо мне не знаешь, - хмуро отозвался Мозенрат.

- Ну так расскажи.

- Нет!

Он отвернулся, всем своим видом показывая, что разговор закончен.

- А почему ты не позволил Мираж вытащить тебя отсюда? - не успокаивался Аладдин.

Судя по тому, что Мозенрат молчал уже около минуты, Ал уже и не надеялся на ответ. Но тот всё же сказал:
- Я вижу, ты с ней знаком. Тогда ты должен знать, что ей не нужно ничего, кроме власти, раздора и разрушений. Не хотелось бы провести остаток своей жизни у неё в услужении. По сравнению с этими перспективами, застрять на острове с тобой на неопределённое время - не самое худшее, что может случиться.

Аладдин потёр переносицу. Внезапно ему стало очень любопытно.
- Если Мираж твоя мать, тогда кто же твой отец?..

- Интересный вопрос. Я сам пытался получить ответ на него в течение многих лет, - с соседней ветки послышался негромкий смешок. - Раньше пытался. А сейчас мне уже всё-равно.

- Наверное, он был из каких-нибудь далёких северных земель, - вслух предположил Аладдин. - Потому что у тебя серые глаза и очень светлая кожа.

- Я сказал, мне всё-равно! - холодно отозвался Мозенрат.

Аладдин отвернулся и сел прямо, опираясь спиной на ствол. В памяти само собой всплыло воспоминание о том, как он первый раз оказался в Чёрных Песках, перенесённый туда вместе с Абу, Яго и Ковриком.

"Моё царство!" - с гордостью сказал волшебник.

"- Да ладно, не заливай! - отозвался Яго. - Всем известно, что здесь всем заправляет чародей Дестан. - А потом взлетел на плечо Аладдину и обратился уже к нему. - Говорят, этот Дестан очень могущественный и жестокий колдун, его даже Джафар избегал."

"- Ах, Дестан... - протянул Мозенрат с холодной улыбкой. - Мой наставник. Он правил здесь, пока я не получил эту перчатку и не забрал его царство и трон, и его душу." - Парень указал рукой на одного из зомби-мамлюков, стоящих у ворот в Цитадель.

Аладдин поёрзал на ветке, пытаясь устроиться поудобнее, как вдруг вспомнил ещё одну фразу, сказанную Мозенратом, когда речь зашла о Тердаке.
"- Если Тердак будет на моей стороне, ни один другой колдун больше не сможет прикоснуться ко мне!".**

- За что ты превратил Дестана в мамлюка? Что он сделал? - обратился он к некромагу, не оборачиваясь.

- Не твоё дело! - тут же отреагировал Мозенрат. - Он получил то, что заслужил, и отстань, наконец, со своими вопросами!

На этот раз Ал решил, что на сегодня вопросов действительно хватит.



Когда Аладдин проснулся во второй раз, по тёмному небу всё ещё были рассыпаны звёзды. Сквозь сон он слышал, как незнакомый приятный голос тихо звал его по имени, и когда он открыл глаза, то увидел сидящую рядом с ним прекрасную девушку.
Она вся словно светилась изнутри, и Аладдин уловил исходящий от неё лёгкий цветочный аромат.

- Кто ты? - удивлённо протянул Аладдин. - И что тебе нужно?

- Я пришла поговорить с тобой. Моё имя Амаль, что означает "надежда", - сказала девушка, улыбнувшись. - Я пери и дух твоего амулета. И моё предназначение - давать надежду людям, у которых ещё не всё потеряно.

Аладдин молча слушал её, удивлённо хлопая глазами.

- Как ты знаешь, никто не рождается с чёрным сердцем, и это значит, что любой имеет право на шанс ко спасению, - продолжала девушка. - Ты честный и благородный юноша, и ты уверен, что свет можно найти в любой, даже очень тёмной, душе. Именно поэтому мой амулет выбрал тебя. Правда, самому тебе помощь не нужна, но амулет среагировал на того, кому это оказалось нужным.

Аладдин покосился на соседнюю ветку, и пери кивнула.

- Да. Он знает, что скоро умрёт, и похитил тебя, чтобы попытаться поменяться с тобой телами.

Брови Аладдина взметнулись вверх.
- Что? То есть он хотел, чтобы умер я? - он подавил возникшее на миг желание столкнуть спящего Мозенрата с ветки, чтобы тот хорошенько приложился о землю. Желательно, головой.

Амаль отрицательно покачала головой.
- Ты бы не умер, ведь перчатка осталась бы у него и переключилась на силы другого тела. Но, конечно же, хорошего в этом всё равно мало. За тёмную магию всегда следует большая плата, и нужно лишний раз подумать, а стоит ли оно того, верно?

- Значит, он решил, что оно того стоит, - пожал плечами Ал. - Получается, теперь его планы сорваны. И что будет дальше?

- Заметил ли ты здесь что-нибудь необычное? - вопросом на вопрос ответила дух амулета.

Аладдин ненадолго задумался.
- Ну, если можно это назвать необычным... - протянул он. - Перчатка Мозенрата здесь не работает. А ещё, сам он сегодня к вечеру был какой-то странный, не похожий на обычного себя.

Пери закивала.
- Да, всё верно. Это магический остров, здесь кругом одна только положительная энергия, способная возвращать в души людей свет и добро. Но только в том случае, если эти души ещё способны на это. С того самого дня, когда Мозенрат оказался в учениках у Дестана, злой колдун на протяжении многих лет пытался сделать из него подобие себя и целенаправленно уничтожал в нём всё хорошее, и теперь мы видим результат его трудов. Но я считаю, что ещё не всё потеряно, ведь он ещё очень молод, и всё можно исправить, если ему в этом помочь. Ты поможешь ему в этом!

- Как же можно помочь тому, кто не хочет помочь себе сам? - пробормотал Аладдин.

- Он хочет, только пока не осознаёт этого, - уверенно сказала Амаль. - Кроме влияния острова на его сознание, он должен будет кое-чему научиться. Доверять, уметь принимать помощь и быть благодарным, научиться дружбе, а также самому оказывать помощь тому, кто в ней нуждается. Я не могу с уверенностью сказать, что у нас всё получится, но я надеюсь, что так будет. Что скажешь?

Аладдин, уже не задумываясь, кивнул. В конце концов, ведь помогать окружающим - было в его характере и делом совершенно для него привычным, и без этого он более жизни и не представлял.

- Я тоже так думаю. И я согласен, - просто сказал он.

Пери улыбнулась.
- Я в тебе не сомневалась. Кстати, хочу предупредить: возможно, на второй или третий день прибывания здесь кое-что случится. Но ты не бойся, это будет нужно. А теперь спи. И удачи!

Она оказалась совсем близко к Аладдину и коснулась его лба тремя пальцами, отчего он моментально почувствовал, как на него наваливается сонливость, которой он не в силах противостоять.
Он закрыл глаза, и перед тем, как окончательно оказаться в царстве Морфея, ещё мог чувствовать лёгкий цветочный аромат и слышать тихий шум морского прибоя...

_________________________

*Так сказал Мозенрат в оригинальной английской озвучке.

**И это тоже его оригинальная фраза.

Отредактировано Стейси (2017-04-16 21:02:48)

0

3

Глава 2.
----------

Аладдин проснулся от того, что яркий солнечный луч, пробиваясь сквозь листву, светил ему прямо в лицо.
Он едва не свалился с дерева, когда открыл глаза и увидел, где находится, но ему потребовалась всего пара мгновений, чтобы всё вспомнить и осознать.

- Вот ведь влип... - пробурчал он, потягиваясь. Мышцы спины и шеи тут же отозвались неприятной тянущей болью в ответ на такую неудобную ночёвку.

Аладдин обернулся на ветку с другой стороны ствола, но она была пуста. Пожав плечами, он встал на ноги и, удерживая равновесие, стал спускаться на землю.

"Может быть, мне всё это приснилось?" - подумал он, глядя на песчаный берег, на который с тихим шипением накатывали волны. - "Но тогда почему Джинн до сих пор не пришёл на помощь? Наверное, пери и правда приходила ночью, и она не хочет этого."

Почувствовав жажду, вспомнил, что вчера вечером Мозенрат говорил что-то о найденном роднике с пресной водой, но не сказал, где конкретно тот находится. Да и самого "Александра Македонского" снова поблизости не видно. Что ж, придётся поискать самому.

Мозенрат обнаружился неподалёку отсюда, сидя на коленях у того самого источника. Он сидел спиной к Аладдину и не обратил на его появление никакого внимания, продолжая что-то разглядывать.
Тот подошёл к нему ближе, заглянул через плечо и заметил в его руках маленький ножик, как две капли воды похожий на его собственный.

Аладдин скользнул рукой за пояс, где у него были небольшие кожаные ножны, и понял, что они пусты. Но как он это сделал, ифрит его побери?
- Эй!.. - возмутился он. - Это моя вещь!

- Я бы вернул, - спокойно отозвался Моз, не отрываясь от своего занятия.

"Ага, как же..." - мрачно подумал Аладдин, мысленно прощаясь со своим ножом, и только тогда заметил, что тот расщепляет им на конце какую-то гибкую палочку.
- Что вообще ты такое делаешь?

- Что-что, зубную щётку, - пробурчал Мозенрат. - Надеюсь, ты знаешь, что это такое?

Аладдин рассеянно запустил руку в волосы на затылке.
- Конечно, но просто это не слишком на неё похоже. Хотя, идея хорошая! - не мог не согласиться он.

Мозенрат оглядел расщеплённую палочку, оценил полученный результат и, подобрав с земли пучок перечной мяты, которую где-то ранее раздобыл, поднялся на ноги и протянул Аладдину его нож, держа его за лезвие.

Ал аккуратно взял его, стараясь выглядеть не слишком удивлённым. Мозенрат сунул пучок мяты себе за широкий коричневый пояс, перетягивающий его тонкую (даже, пожалуй, слишком) талию, а потом снова опустился на одно колено у источника и зачерпнул холодную воду двумя ладонями.

- Всё равно, ты не должен без спроса брать чужие вещи, - пробурчал Аладдин, вспомнив, что ему поручили следить за перевоспитанием тёмного мага.
Он ещё хотел добавить "Тебя мама этому разве не учила?", но тут же понял, что и сам может ответить на этот вопрос - нет, не учила. Поэтому только сказал:
- В любом случае, я бы дал тебе его и сам, только нужно было попросить.

Мозенрат зачерпнул воду в ладони во второй раз, набрал её в рот, и, выпрямившись, повернулся к Аладдину и неожиданно выплюнул её ему в лицо с характерным звуком.

- Перестань занудствовать, - сказал он, скрестив руки на груди и с довольным видом наблюдая за опешившим парнем, медленно вытирающим щёку тыльной стороной ладони. - Просить что-то у тебя? Когда я в прошлый раз хотел попросить тебя надеть ошейник на Тердака, что ты мне ответил? Назвал психом и даже слушать не стал. Поэтому я взял нож сам, но я вернул тебе его, потому что он мне больше ни за каким чёртом не сдался. Убивать тебя я точно не собираюсь, уж поверь мне.

"Хм, а не так давно ты был совсем не против того, чтобы я умер. Нет, он определённо странный..." - мысленно протянул Аладдин.
- Ладно, может быть, я действительно тогда был не прав, - он пожал печами. - Извини.

Мозенрат кинул на него сердитый взгляд, решив, что тот издевается, но с удивлением не заметил на лице Аладдина и намёка на издевку.
Не найдя, что ответить, он отошёл на пару шагов и сел под ближайшим деревом, скрестив ноги по-турецки и опираясь на него спиной. Достав свою "щётку", принялся сосредоточенно тереть ею свои белоснежные зубы.

Аладдин срезал похожую веточку, собираясь сделать себе такую же "щётку", попутно подумал, что и мяту поискать тоже стоит.
Сидя на траве и расщепляя конец палочки ножом, он покосился влево и увидел, что Мозенрат держит свою правую руку левой ладонью и смотрит на неё, слегка нахмурившись.

- Что с твоей перчаткой опять не так?

Мозенрат обернулся к нему: на его красивом лице была заметна эмоция задумчивого удивления.
- Рука больше не болит. Совсем, - он снова перевёл на неё свой взгляд. - Когда перчатка у меня на руке, несмотря на то, что она теперь до половины всего лишь кость, я всё время чувствую ноющую боль. Я привык к ней, и только сейчас заметил, что ведь со вчерашнего дня я больше боли не чувствую. - Некромаг пожал плечами и снова нахмурился. - Думаю, это потому, что на этом острове по какой-то причине магии в ней нет. Я совсем её в ней не ощущаю. И это очень плохо.

В памяти Аладдина всплыли слова духа амулета: "..здесь кругом одна только положительная энергия, способная возвращать в души людей свет и добро." Так, может быть, эта энергия полностью нейтрализовала его тёмную вещь? Но делиться своими догадками с Мозенратом, конечно, пока не стоит.

- А, как по мне, это хорошо, - возразил Аладдин. - Ты стал слишком зависим от этой вещи, как от какой-нибудь наркотической смеси, опия, например. Но опий в конце концов убивает, и... - Он не договорил, вспомнив, что ещё сказала Амаль ему сегодня ночью - причину его похищения. И от этого Аладдин снова почувствовал что-то похожее на раздражение. Верно тогда охарактеризовал Мозенрата Яго - вот ведь гадкий мальчишка!

- Ты и правда собирался попробовать поменять нас телами? - напрямик спросил Ал.

Мозенрат резко обернулся к нему, округляя большие глаза.
- Откуда... Откуда ты знаешь? - растерянно протянул он.

Аладдин выдохнул. Значит, это правда.
- Иногда я вижу вещие сны. - Скорее всего, это звучало глупо, но это было первое, что пришло ему в голову. Ну не говорить же о том, что это ему сказал дух амулета? - Сегодня ночью я видел странный сон и сейчас просто решил спросить у тебя, ведь ты мне вчера так и не ответил. Судя по твоей реакции, это так и есть.

Мозенрат помрачнел. Его что, снова оставили в дураках?
Но смысла отпираться он уже не видел. Тем более, что сегодня утром он подумал о том, что стоит отказаться от этой идеи, настолько дикой, провальной и дурацкой она вдруг ему показалась.
- Да, так и было. Я не был уверен, что у меня получится, но хотел попробовать. Мне это было нужно, чтобы... в общем, было нужно! Но я больше не считаю это хорошей идеей. Я не буду пытаться сделать это, когда мы вернёмся. У меня ещё есть чуть меньше года в запасе, и я придумаю, как мне быть с моей проблемой.
Он сделал паузу и добавил:
- Тем более, что ты не такой красивый, как я, - Ал уловил в его интонации нотки веселья.

- Ну да, куда уж мне до тебя, - фыркнул Аладдин в ответ и оглядел свой "шедевр искусства". - Кстати, мятой не поделишься?

- Только если скажешь, когда, наконец, уже твой джинн вытащит тебя... нас отсюда?

Ал вздохнул.
- Я не знаю. - Врать он никогда особо не умел, но сейчас он практически сказал правду. Он и правда не знал, на сколько дней теперь они тут застряли.



Аладдин направлялся по узенькой тропке, которую окружали кустарники и деревья, среди которых были и фруктовые. Цветы и фрукты росли рядом, вперемешку, и вокруг них стоял запах спелости и слышалось жужжание перелетающих с цветка на цветок пчёл.

Сразу после утреннего разговора он решил исследовать ближнюю к ним часть острова на предмет чего-нибудь пригодного в пищу, и был рад видеть, что хотя бы фруктов тут предостаточно.

Вскоре чаща расступилась, и он вышел на опушку. Папоротники и высокие кусты окружали её стеной. Здесь было каменисто и не росло ничего, кроме травы и нескольких каких-то странных деревьев.

Сзади послышался шорох. Аладдин резко обернулся и увидел, что следом за ним из рощи вышел Мозенрат.

- С чего это ты вдруг передумал? - спросил у него Ал, скрестив руки на груди. Когда он предложил ему исследовать остров, тот скривил свои девчачьи губы, и заявил, что с НИМ он никуда не пойдёт. Но вопреки этому сейчас стоит позади него и с интересом оглядывается.

Мозенрат неопределённо пожал плечами. Говорить, что в какой-то момент он понял, что одиночество ему осточертело, не хотелось. Но стоило признаться хотя бы самому себе, что общество Аладдина всё же лучше, чем общество безмолвных тупых зомби-мамлюков, кроме которых в его Цитадели и вообще в Чёрных Песках теперь никого не было. Правда, у него ещё имелся верный летающий угорь-фамильяр Ксерксис, ловивший каждое его слово, всегда старавшийся угодить и терпевший внезапные вспышки его гнева, но в данный момент его рядом не было.

Аладдин заметил, что Мозенрат вдруг оживился. Он подошёл к одному из деревьев, что росли на опушке - довольно крупному, с серой гладкой корой и толстыми облиственными ветками. На них висели странные на вид плоды, чем-то напоминающие округлые шишковатые дыни.

- Ты знаешь, что это? - спросил Аладдин, с интересом оглядывая дерево. - Я первый раз такое вижу.

- Артокарпус алтиллис, - Мозенрат протянул левую руку и сорвал одну из "дынь". - Хлебное дерево. Я читал о таком. Эти плоды можно есть, а если их поджарить на костре, то будет похоже на печёный картофель.
Покосившись на Аладдина и увидев его удивлённый взгляд, заметил:
- Я у Дестана не только магии и алхимии учился, знаешь ли.

"Не был бы ты таким заносчивым, самовлюблённым и одержимым подчинить себе все Семь Пустынь - цены бы тебе не было." - подумал Аладдин, но вслух говорить не стал. Впрочем, он уже не мог не заметить начавших происходить с ним перемен в лучшую сторону.
Неужели Амаль, дух амулета, была права и такое на самом деле возможно?..


Аладдин шёл впереди, держа в руках две "шишковатые дыни", как он окрестил их вначале. Сравнение идеально им подходило, а название на латыни он даже и не запмнил.

- Подожди, кажется, там кто-то есть! - подал голос следующий позади него Мозенрат, вдруг останавливаясь и скрываясь в кустарнике по правую сторону.

Аладдин остановился.
- А может не стоит... - начал он, когда вдруг услышал удивлённый вскрик и звук чего-то обвалившегося.

Это заставило его бросить на землю свою ношу и кинуться в сторону, откуда донёсся этот звук.
Выйдя из кустарника и обогнув толстый ствол дерева, Аладдин увидел небольшую полянку, посреди которой зияла большущая яма.

- Ого!..
Он подбежал к ней, заглядывая вниз. Мозенрат стоял на ветках с листьями и вырванной траве, отряхивая свою одежду.

- Ты в порядке? - чуть повысив голос, спросил Аладдин. На глаз яма была глубиной около четырёх метров, не меньше.

Тот вскинул голову.
- Да. Послушай, мне кажется, я видел человека!

Аладдин удивлённо округлил глаза.
- Разве это возможно? Это же магический остров, разве тут могут быть люди?

- Но ведь кто-то вырыл эту ловушку, - пожал плечами Мозенрат. - Она похожа на ту, с помощью которой в джунглях ловят тигров. Только насчёт наличия тут тигров я точно сомневаюсь.

"Неужели это подстроила Амаль?" - подумал Аладдин. - "Но зачем?".
- Ладно, нужно придумать, как вытащить тебя оттуда, - он огляделся, и ответ пришёл сразу, как только он увидел стоящее неподалёку дерево. Он вытащил нож из-за пояса. - Надеюсь, это подойдёт.

Мимо головы Мозенрата что-то просвистело, едва не ударив его по лицу.
- Эй! - он снова вскинул голову и увидел, что рядом с ним болтается длинная лиана, конец которой держал наверху Аладдин.

Моз обвязал её вокруг талии, схватился руками выше и упёрся одной ногой в "стену" ловушки.
- Я поднимусь, только держи крепче.

Оказавшись наверху, Мозенрат рухнул на колени, с досадой отмечая, что за последние несколько месяцев и правда стал слабее. Заметив, что Аладдин подходит к нему, поспешно поднялся на ноги и позволил только обрезать ножом обвязанную вокруг него лиану.

Аладдин откинул её в сторону, снова обернулся и увидел, что тот смотрит на него в упор странным взглядом, словно в его сознании происходила какая-то внутренняя борьба.

- Спасибо, - Мозенрат неожиданно протянул ему правую ладонь, но, подумав, что тому будет не слишком приятно к ней прикасаться, даже через перчатку, поспешно убрал и протянул левую.

Аладдин на пару секунд опешил, но тут же взял себя в руки и, прежде чем тот убрал и левую, пожал её в ответ.
- Не за что, мне было не трудно. Я не могу оставить людей в беде, кто бы это ни был.


Солнце снова медленно опускалось за горизонт.

"Анализируя события сегодняшнего дня, могу предположить, что кое с чем мы справились," - подумал Аладдин, вспоминая ночные слова духа.

Он собрал сухие ветки на песке во что-то наподобие маленького шалаша и теперь, стоя перед ним на одном колене, сосредоточенно тёр друг о друга две сухие палочки. Когда-то от кого-то он слышал, что таким образом древние люди добывали себе огонь. Хотя, конечно, тут не помешало бы огниво.

На него упала тень, и подняв взгляд, Аладдин увидел стоящего рядом некромага, наблюдающего за его стараниями. Тот хмыкнул, молча наклонился и щёлкнул указательным и большим пальцами правой руки. На конце одного из них появился маленький огонёк, который перешёл на ближайшую к нему ветку.
Аладдин удивлённо округлил глаза.

- Это, и ещё кое-что по мелочи я могу сделать без магии перчатки, - сказал Мозенрат, выпрямляясь. Он отвернулся и отошёл к соседней пальме, торчащей из песка в полутора метрах от той, на которую опирался спиной Аладдин.

Ал разрезал один из плодов хлебного дерева на четыре части своим ножом, очистил от кожуры и наткнул два кусочка на приготовленные и заточенные заранее палочки. Один он стал держать над костром, а второй протянул Мозенрату, но тот лишь поморщился, отрицательно покачал головой и снова уставился в сторону оранжевого от закатного солнца моря.

- А я ведь тоже рос без родителей, - начал Аладдин как бы невзначай. Он вдруг подумал, что знает, каким образом можно попробовать справиться с ещё одним пунктом. - Мать умерла, когда мне было десять, а отца я никогда и не видел. Мне пришлось учиться выживать на улицах Аграбы самостоятельно. Хорошо хоть, что я мог и дальше жить в том старом домишке, что у нас был, а то пришлось бы отправиться на улицу в прямом смысле этого слова. Было тоскливо и одиноко, и не с кем было поговорить. Сейчас это всё в прошлом, но всё равно я никогда не смогу это забыть.

Мозенрат чуть скосил на него взгляд, но ничего не ответил, и Аладдин продолжил.

- Ты знаешь, что всем людям иногда нужно поговорить? Стоит делиться тем, что не даёт тебе покоя, иначе это может свести тебя с ума. А проще всего рассказать это такому человеку, который не является тебе близким. - Ал повертел в руке палочку, поворачивая обжаривающийся кусок другим боком. - Ты можешь рассказать мне что-нибудь, если хочешь. Ты можешь мне доверять.

Он приготовился к тому, что тот сейчас презрительно процедит что-нибудь в духе: "Иди к чёрту, благородный Аладдин", но этого не произошло.

- Мне нечего рассказать тебе, - отстранённо проговорил Мозенрат.

- А я думаю, что это не так, - возразил Ал и вдруг предложил: - Хорошо, тогда давай поиграем в вопрос-ответ, это интересно, на самом деле. Мы по очереди задаём друг другу абсолютно любые вопросы и должны ответить на них честно.

- Почему бы тебе просто не оставить меня в покое? - хмыкнул Мозенрат.

Аладдин ухватился за это.
- Это был твой вопрос, я полагаю. И мой ответ: просто я хочу поговорить с тобой. Вот увидишь, тебе станет легче.

Некромаг пару раз моргнул, осознавая, что он снова попался. Опять. Второй раз за сегодняшний день. Нет, ну это уже никуда не годится.
- Ладно, - нехотя согласился Мозенрат, пока тот не решил взять его на слабо. - Задавай свой.

Аладдин задумался, выбирая один из двух, которые интересовали его уже некоторое время. На вопрос "Почему он убил Дестана" тот, скорее всего, снова не захочет отвечать. Тогда оставалось второе.
- Почему ты прячешь свою шею?

Мозенрат чуть нахмурил брови, с минуту помолчал, а потом неожиданно завёл руки за голову, под красивый головной убор, и молча стал разматывать свой бинт.

Взгляду Аладдина открылся уродливый шрам чуть ниже середины шеи, словно кто-то одним грубым резким движением перерезал ему горло, но тут же спохватился и зашил обратно. Шрам был светло-розовым и выделялся на бледной фарфоровой коже.

- Ого!.. - присвистнул он, даже машинально выпрямляя спину. - Как это вышло?

Мозенрат усмехнулся и стал заматывать бинт обратно.
- Мой наставник был очень вспыльчивым. Иногда даже слишком. Но он не мог позволить себе убить меня на самом деле, пока ему был нужен мой дар - поднимать мертвецов и делать из них рабов-зомби. - Он поднял насмешливый взгляд на Аладдина. - И кстати, ты задал два вопроса.

Ал растерянно почесал затылок. Он вдруг поймал себя на мысли, что ему очень хотелось бы взглянуть на Мозенрата в его раннем детстве, в его той, другой, жизни. До его появления в Чёрных Песках, до того, как Дестан искалечил всё, до чего смог дотянуться - тело, душу, судьбу. Узнать, что любил и о чём мечтал, пока в его душе не поселились жестокость и жажда власти, а в глазах - холодное равнодушие. И что же, всё таки, стало последней каплей, толкнувшей его отдать руку взамен на перчатку и свою свободу.
И если сейчас удастся заинтересовать его этой "игрой", был шанс, что тот всё же разговорится. Аладдин по себе знал, как сильно могут грызть изнутри переживания, невысказанные в течение долгих лет.

- И правда, вопросов было два, а я и не заметил, извини, - сказал Аладдин, отвлекаясь от своих мыслей, на минуту занявших его сознание. - Ладно, теперь твоя очередь.

- Что ж, если ты настаиваешь. Как ты нашёл лампу джинна? - Мозенрат почти не задумывался над вопросом.

Аладдин попробовал на готовность кусочек хлебного плода.
- О, это долгая история. Началось всё с того, что... - он подумал, что, наверное, они сегодня проговорят не один час, но спешить им было некуда.


Аладдину снилось, что он пробирается через чащу, отодвигая ветки руками, чтобы они не выкололи ему глаза. Одна неприятно кольнула его в шею. Он убрал её рукой, но она кольнула снова.
"Да что за?.."

Он резко открыл глаза и отшатнулся от увиденного.
- Оу!.. - из горла вырвался удивлённый возглас, а в голове промелькнула мысль, что плохой идеей было заночевать сегодня на золотистом песочке у костра и под звёздным небом.

Его окружала группа аборигенов, стоявших кольцом и выглядевших не очень дружелюбно, учитывая то, что к его шее был приставлен наконечник копья. И так темнокожие, в предрассветных сумерках дикари совсем казались едва ли ни цвета сажи, только белки глаз выделялись на тёмных лицах.

- Да, у нас тут небольшие проблемы, Ал.

Аладдин обернулся и увидел Мозенрата, невозмутимо сидящего рядом с ним, скрестив ноги по-турецки. К его шее были приставлены сразу два копья, и, судя по выражению его лица, он чувствовал невероятную досаду, что перчатка была сейчас бесполезна.

- Что им нужно? - одними губами спросил Аладдин.

Мозенрат собирался ответить: "Я знаю не больше, чем ты, я сам только что проснулся", но не успел, так как один из аборигенов, сделал им знак подниматься, подкрепив его резким словом на незнакомом языке.

Когда они встали на ноги, тот же туземец с красными полосками на щеках указал рукой на них, затем в сторону леса, а потом провёл ребром ладони по своей шее.

- Они собираются нас убить? - с волнением шепнул Мозенрату Аладдин.

- Скорее предупреждают, что перережут горло тому, кто попытается убежать, - хмуро, но спокойно отозвался Мозенрат. - Из собственного опыта скажу, что это сомнительное удовольствие, поэтому пока стоит делать так, как они скажут.


Аладдин видел перед собой тёмный силуэт идущего впереди воина в набедренной повязке из сухой длинной травы.
С обеих сторон его конвоировали ещё двое, предупредительно сжимая в руках копья.

Вскоре чаща расступилась, и взгляду Аладдина предстала деревня туземцев. В центре поляны полыхало пламя небольшого костра, а немного в стороне от их жилищ Аладдин заметил вырезанные из дерева уродливые тотемы, под одним из которых лежал большой прямоугольный камень.

- Думаю, это для жертвоприношений, - Аладдин вздрогнул от неожиданности, услышав негромкий голос Мозенрата прямо над ухом. Колдун словно прочитал его мысли.

Идущий впереди мужчина остановился недалеко от костра, что-то сказал своим воинам и исчез в одной из хижин.

Вокруг них стали собираться остальные жители деревни, поглядывая с опаской и интересом.

Спустя пару минут туземец с полосками на лице вышел из хижины вместе с двумя мужчинами в возрасте, судя по их украшениям и раскраске, с вождём и шаманом.

Последний подошёл к Мозенрату почти вплотную, с интересом оглядывая его. Он сделал попытку коснуться его лица, но когда Мозенрат чуть отшатнулся назад, тот схватил его левую руку, с восхищением оглядывая изящную светлую ладонь с длинными пальцами.
Мозенрат высвободил руку из его хватки, еле сдержавшись, чтобы не поморщиться от отвращения.
- Что он ко мне пристал? - пробормотал он, покосившись на Аладдина.

Тот слегка улыбнулся от своей догадки.
- Ему нравится твоя светлая кожа. Я, конечно, тоже далеко не такой тёмный, как они, но ты намного бледнее. Они любят всё необычное.

Шаман не растерялся и схватил Мозенрата за правую руку, но случайно сдёрнул перчатку и с вскриком кинул её на землю, увидев под ней белые кости.

Воины, окружавшие их, вскинули копья, готовясь атаковать в случае опасности, а в толпе остальных жителей послышались перешёптывания.

Мозенрат наклонился и поднял перчатку, держа её в левой руке и не спеша надевать.
- Говоришь, любят необычное? Тогда, может быть, стоит их удивить... ещё чем-нибудь?
Он снова щёлкнул двумя пальцами, как накануне вечером, и на конце его костяного указательного пальца появился маленький огонёк.

Со всех сторон послышались тихие возгласы удивления. Шаман восхищённо пробормотал что-то, а потом схватил его за левую руку, и поднял её вверх, громко обращаясь к вождю на их языке.

Вождь подошёл ближе и вдруг поклонился Мозенрату, и следом за ним начали кланяться и остальные воины и женщины.

Мозенрат смотрел на всё это, удивлённо округлив большие глаза.
- Они приняли меня за божество?

Вождь выпрямился, сделал шаг к Аладдину и толкнул его в руки стоявших за ним воинов, что-то резко сказав им. Воины поспешили выполнить приказ, скрутив Аладдину руки за спиной и приставив к голове копьё.

- Эй, вы не поняли! - протянул Мозенрат озадаченно. - Он со мной! Со мной! - колдун указал на себя, а потом на него, пытаясь жестами сказать, что этот юноша ему "свой".

Шаман с довольной улыбкой закивал: он так и знал, что Бог Огня захочет кровавых жертвоприношений. Он был шаманом племени не один десяток лет и знал, что таким способом можно задобрить любое божество.

- Kumtupa katika shimo! - сказал он воинам, и те потащили "будущую жертву" куда-то прочь.

Остальные туземцы поддержали шамана радостными криками.

Мозенрат проводил его взглядом и задумчиво покусал нижнюю губу.


Аладдина столкнули в глубокую яму наподобие той, в которую вчера провалился Мозенрат.
Воины пригрозили ему копьями и скрылись из вида.

Аладдин обошёл ловушку по периметру, пытаясь найти хоть что-нибудь, за что можно было бы зацепиться и попробовать выбраться наверх: торчащий корень или что-нибудь вроде того.
Убедившись в безысходности своего положения, он со вздохом опустился на высохшую траву на дне ямы и принялся тереть свой амулет, как он делал с лампой джинна. Но ничего не произошло.

- Ну давай... - пробормотал он. - Амаль, где же ты? Что это всё, чёрт возьми, значит?

То, что его на закате этого дня принесут в жертву, он почему-то не сомневался. И насчёт того, кому именно, тоже.

"Кстати, а Мозенрат тоже хорош!.. Стоял и спокойно смотрел на всё это. Наверное, ему это всё очень понравилось, ведь не каждый день тебя признают божеством, пусть это и всего лишь племя глупых дикарей." - Подумал Аладдин, но тут же устыдился своих мыслей. - "Нет, я не верю, что он просто так это всё оставит. Он ведь не такой, он изменился, я сам видел!.. Надеюсь, он знает, что делает."

Аладдин не мог точно сказать, сколько он просидел вот так на пожухлой траве, прислонившись спиной к "стене" ловушки, но по ощущениям прошло часа два, не меньше.

Он уже успел слегка задремать под убаюкивающий стрекот кузнечиков в зарослях травы, когда услышал наверху чьи-то лёгкие шаги. И почти тут же что-то коснулось его плеча.

Аладдин вскочил, вскинул голову и увидел стоящего у самого края Мозенрата. Тот завязывал вокруг талии лиану, а второй конец болтался внизу рядом с Аладдином, ранее шлёпнув его по плечу.

- Ты так и будешь стоять там и улыбаться, как идиот? - поинтересовался Мозенрат. - Скоро они начнут меня искать, так что лучше поторапливайся.

Аладдин схватил второй конец лианы и быстро обмотал вокруг себя. Взявшись руками чуть выше, подошел к "стене" ловушки и, упираясь в неё одной ногой, стал подниматься вверх, как до этого делал Мозенрат. Он просто был очень рад, что не обманулся в нём, поэтому не смог сдержать своих эмоций.

Оказавшись наверху, Аладдин в порыве чувств едва не заключил Мозенрата в объятия, но в последний момент смутился и просто пожал ему правую руку в перчатке, показывая этим, что ему нисколько не противно прикасаться к ней. А потом перерезал лиану с обеих концов своим ножичком и откинул её в сторону.

- Ты спас меня, - с улыбкой констатировал Аладдин.

Мозенрат пожал плечами, но тот улыбался так открыто и заразительно, что колдун не сдержался и тоже приподнял уголки губ.
- Ты вытащил меня из ловушки вчера, я был твоим должником.

Он развернулся, махнул ему рукой, указывая следовать за ним, но на минуту остановился и обернулся через плечо.
- Да и к тому же, приносить живого человека в жертву каким-то их выдуманным богам - это так по-варварски, - Аладдин заметил в его глазах тень отвращения.

Где-то сбоку послышался шелест листьев, и в то же мгновение из-за кустарника показалась чёрная голова. Увидев их, туземец во всё горло крикнул на своём языке и замахнулся копьём.

- Быстрее, бежим! - зашипел Мозенрат, толкая Аладдина в сторону чащи.

Копьё воткнулось в землю в полутора метрах от них, и у Аладдина мелькнула мысль вернуться и схватить его, но из зарослей кустарника уже показались другие воины, поэтому он только ускорил бег, пытаясь догнать Мозенрата.

- Откуда ты знаешь, куда нам бежать? - крикнул он ему.

- Я запоминал дорогу, - отозвался Мозенрат, чуть оборачиваясь.

Когда они выскочили из кустов на тропинку, Аладдин не заметил торчащий корень, и, запнувшись о него, хлопнулся плашмя на землю. Перед глазами на мгновение запрыгали звёздочки, но тут же он ощутил, как кто-то пытается поднять его, ухватив под локоть.

- Ну же!

Когда Аладдин всё же поднялся, стало ясно, что уже поздно: выставив вперёд копья, аборигены окружали их кольцом.

Наши герои инстинктивно стали спиной к спине, собираясь до последнего бороться за свои жизни.
- Это всё из-за меня, извини, - сказал Аладдин. - Мой амулет перенёс нас сюда.

- Но если бы я не решил похитить тебя, всего этого точно бы не было, - отозвался Мозенрат. - Ты здесь ни при чём.

- Пока нас не убили, хочу признаться, что мне было приятно проводить с тобой время, - Аладдин чувствовал, что должен сказать это, тем более, что это было правдой, по крайней мере, со вчерашнего дня. - Я всегда знал, что на самом деле ты лучше, чем кажешься, и... я был бы рад, если бы у меня был такой друг, как ты.

Мозенрат обернулся к нему через плечо, встречаясь с ним взглядом. Ни от кого и никогда он прежде не слышал ничего подобного и более искреннего. Он почувствовал, как от его сердца словно откололась какая-то та последняя маленькая часть, которая ещё не давала ему признаться, что он тоже, как и все люди, нуждается хоть в ком-то.

- Ещё никто не был ко мне так добр. Я думаю, что могу сказать тебе то же самое.

Воины-туземцы остановились и замерли. Вдруг пошли рябью, как воздух в знойный день, и медленно растворились, словно их и не было. Аметист на амулете Аладдина неожиданно засветился, окутывая их фиолетовым потрескивающим сиянием. И прежде, чем Аладдин успел сказать хоть что-то, свет стал таким ярким, что ему пришлось зажмурить глаза, чтобы не ослепнуть.


- Ал, не зевай!

Аладдин вдруг понял, что он стоит во дворе султанского дворца Аграбы, над ним ярко светит солнце в чистом голубом небе, у его ног лежит мячик, а навстречу скачет лошадь, на спине которой сидит Жасмин с клюшкой в руке. Рядом с ней скакал Джинни, приняв образ кентавра.

Поравнявшись с ним, друзья затормозили и удивлённо уставились на него.
- Почему ты больше не играешь? - Жасмин покосилась на его лошадь, пощипывающую травку в стороне.

- Он понял, что счёт не в его пользу и решил самостоятельно сдаться, - отозвался вездесущий попугай, наблюдавший за игрой со стороны, садясь принцессе на плечо.

До Аладдина, наконец, дошло, что происходит: они и не знали о его пропаже. Он пробыл на острове три дня, но для них прошло не более трёх минут.
Парень вздохнул. Что ж, наверное, так даже лучше. Они не волновались за него, а ему не придётся сейчас отвечать на многочисленные вопросы, которые обязательно посыпались бы на него.

- Мне надоело играть, - он не сразу понял, что ответил фразой Мозенрата, когда тот прикинулся Жасмин, чтобы похитить его.

Принцесса переглянулась с джинном, принявшим свой обычный облик, пожала плечами и спрыгнула с лошади.

Аладдин шагнул ближе и обнял их обоих. Заметивший это Абу моментально соскочил с фонтана и, примчавшись, забрался ему на плечо.
- Я по вам соскучился, - сказал Аладдин и погладил одной рукой обезьянку. - И по тебе, дружочек.

- Меня сейчас стошнит от вас, - высказался попугай и полетел в сторону дворца.

Джинн наколдовал дамский летний зонтик и раскрыл его над головой Аладдина.
- Похоже, наш друг немного перегрелся на солнышке, - сказал он хихикнувшей принцессе.

* * *

Праздничный ужин в честь гостившего у них во дворце племянника султана был в самом разгаре.
Джинн привычно отпускал шуточки и показывал фокусы в своём стиле, султан восторженно ему аплодировал, принцесса Жасмин смеялась и поддерживала разговор со своим двоюродным братом, Абу и Яго плевались друг в друга виноградными косточками.

О странном поведении Аладдина сегодня днём к вечеру уже никто и не вспоминал.

Сам же Аладдин сидел за столом, молча наблюдая за всем происходящим в зале. Джинн нашёл поклонника своих фокусов в лице султана, Яго и Абу были заняты войнушкой, а о чём поговорить с этим принцем Амиром, он не знал, да и не стоило встревать в их с принцессой светский разговор.

Он подумал о своём новом, обретённом на острове... товарище?.. друге?.. Аладдин не знал, как в данный момент охарактеризовать Мозенрата, ведь лучшими друзьями они всё же пока не стали, но определённо уже не были и врагами. А то, что он фактически спасал его в последний день пребывания на острове и то, что он рассказывал ему, Аладдину, такие вещи, которые больше никто, кроме него, и не слышал, убедило его, что они уже на пути к тому, что называется дружбой.

Интересно, как он там сейчас, ведь пери наверняка перенесла его в Чёрные Пески? Чем занимается? Смирился ли с тем, что перчатка больше не оружие для достижения власти? По крайней мере, она больше не убивает его.

Аладдин представил, как тот сидит в одиночестве в своей мрачной тёмной Цитадели, освещаемой только лишь факелами. Туда никогда не проникают солнечные лучи, которых в Чёрных Песках в принципе нет.
Наверняка он сейчас в своей лаборатории, изобретает какой-нибудь очередной магический предмет. За стеной шаркает проходящий мимо мамлюк, и только Ксерксис, возможно, привычно обвивается вокруг плеч.

В памяти всплыл фрагмент разговора у Кинжальной Скалы.
"Это лишь начало. Скоро я завоюю все Семь Пустынь."

"Правда, тебе не с кем разделить триумф."

Он встал из-за стола и незаметно покинул зал. Убедившись, что никто пока не заметил его отсутствия, подозвал Коврик и, вскочив на него, приказал:
- В Чёрные Пески!



С помощью ковра-самолёта попасть в Цитадель было не сложно - нужно было влететь в окно на одной из башен, что Аладдин и сделал.

Мозенрат нашёлся, как тот и думал, в своей лаборатории, где Аладдину однажды удалось поймать в ошейник Тердака.
Он сидел за столом, на котором громоздились разные книги и свитки, и смотрел на лежащую перед ним перчатку. Левой рукой он подпирал подбородок, а его правое предплечье было замотано в бинт.

Услышав, что кто-то вошёл, Мозенрат, не глядя, с неприязнью бросил:
- Дестан, убирайся вон, тупой мамлюк.

Аладдин подошёл к самому столу.
- Это всего лишь я. Привет.

Мозенрат удивлённо вскинул голову.
- Аладдин? - протянул он, словно не веря тому, что видит. - Почему ты здесь? Разве ты не должен быть в Аграбе? Во дворце?

Аладдин пожал плечами.
- Я был во дворце, Амаль перенесла меня туда. Но сейчас я прилетел сюда на ковре. Перемещение случилось так неожиданно, и... Я просто хотел убедиться, что у тебя всё в порядке.

- У меня всё в порядке, - заверил его Мозенрат, но Аладдину показалось, что тот что-то недоговаривает.

На минуту воцарилось неловкое молчание, и первым его нарушил колдун.
- Впервые я не знаю, что мне делать дальше. Раньше у меня были планы, была цель. Когда ты и твоя компания ставили мне палки в колёса и отправляли все труды в Тартарары, я находил в себе силы не сдаваться и пробовать ещё, и ещё. Теперь моя перчатка больше не даёт мне тёмную магию, да и я всего этого больше не хочу и, наверное, вообще не знаю, чего хочу. - Он посмотрел на свою забинтованную руку. - Пожалуй, только разве что найти способ вернуть себе руку. Раз уж я теперь не умру и не ношу перчатку, не хотелось бы всю жизнь видеть это уродство.

Аладдин несколько минут обдумывал то, что он сказал.
- Кажется, я знаю, с чего ты можешь начать свою новую жизнь, - идея пришла сама собой. - Дестан заставил тебя создать вам такую армию? Но его нет уже два года, а тебе теперь незачем столько воинов-зомби. Верни к жизни этих людей. Я думаю, ты будешь лучшим правителем для них, чем был Дестан.

Мозенрат внимательно слушал, его брови удивлённо приподнялись.
- Это не приходило мне в голову, - сказал он задумчиво. - Я подумаю над твоим предложением, Аладдин.

Ал улыбнулся, потому что какое-то шестое чувство подсказывало ему, что тот теперь всё же так и поступит.
Он всегда испытывал радостное чувство, помогая окружающим. Но сегодня это было вдвойне - ведь не каждый день получается поменять чью-то судьбу.


THE END.

Отредактировано Стейси (2017-06-07 14:15:06)

0

4

Блин! очень круто написано

0

5

Sumka написал(а):

Блин! очень круто написано

Спасибо! :) Я всегда вкладываю душу в свои работы)

0


Вы здесь » Форум Мозенрата в Стране Черных Песков » Фанфики » Фанфик "Остров надежды"